Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинофестиваль в Коттбусе


Андрей Шарый беседует с кинокритиком Андреем Плаховым:

Андрей Шарый: В восточногерманском городе Коттбус проходит ежегодный кинофестиваль. За ходом его работы следит известный московский кинокритик, вице-президент Международной ассоциации кинопрессы ФИПРЕССИ Андрей Плахов, который на этом фестивале представляет большую программу русского кино.

Андрей Плахов: Организаторы фестиваля очень хорошо использовали, во-первых, историческую ситуацию, поскольку фестиваль возник сразу после падения Берлинской стены, и то, что интерес к построению культурных мостов с Восточной Европой в этом регионе очень велик. Кроме того, надо учитывать, что и географически Коттбус находится почти на границе с Польшей. Здесь слышна и польская, и русская речь. Это место достаточно интернациональное, несмотря на его кажущуюся провинциальность, и очень хорошее для того, чтобы организовывать именно такой фестиваль. Достаточно сказать, что вчера участники фестиваля выезжали на территорию Польши и там показывали свои картины. Смычка Германии и Польши, германского и славянского миров, работает на пользу фестиваля.

Андрей Шарый: Андрей, на востоке и в центре Европы есть еще по крайней мере два фестиваля, которые претендуют на то, чтобы каким-то образом связать в единый процесс то, что делают кинорежиссеры и киноактеры на всем европейском пространстве - это Карловарский кинофестиваль и Московский кинофестиваль. Где здесь место Коттбуса, что отличает этот фестиваль от тех киносмотров, которые я назвал?

Андрей Плахов: Московский и Карловарский фестивали имеют свои достоинства и недостатки, но общее у них - претензия на то, чтобы быть крупными фестивалями, фестивалями категории "А". Возможно, в этом их слабость. Карловы Вары довольно успешно привлекают гостей с Запада для просмотра восточноевропейского кино, но представить адекватно сильную программу, скажем, французского или американского кино ни Карловы Вары, ни Москва не могут. Коттбус нашел свою нишу, это фестиваль небольшой, но правильно ориентированный. Он пристально изучает кинематограф Восточной Европы, представляет его лучшие и маргинальные образцы, то есть, самые разные программы, которые всегда привлекают заинтересованную аудиторию.

Андрей Шарый: Один из лидеров центрально-европейского кино или, скажем, кино посткоммунистических стран - немецкий фильм "Гуд бай, Ленин", получивший очень хорошую прессу и идущий с успехом на экранах многих стран. Говорят ли о нем в Коттбусе?

Андрей Плахов: Этот фильм не вошел в программу, поскольку он уже был показан на Берлинском фестивале с большим успехом и прошел по всей Германии, став кассовым хитом. Кстати, здесь есть программа "Национальные хиты", в которую включаются наиболее посещаемые фильмы, но, видимо, "Гуд бай, Ленин" уже считается принадлежностью прошлого сезона. В любом случае об этом фильме говорят, потому что это гордость немцев, они выдвинули его на "Оскар". Вообще, немецкое кино сейчас на подъеме. В него вкладываются большие финансовые средства и творческие ресурсы. Там происходят любопытные процессы. Интересно, что немцы не отделяют себя от Восточной Европы, особенно территория бывшей ГДР, где и проходит фестиваль в Коттбусе. Бывшая Восточная Германия ощущает себя во многом связанной культурными нитями с восточноевропейскими странами, с той же Польшей, даже с Россией. Происходит единый процесс культурного преобразования бывшего социалистического мира. Этот процесс чрезвычайно интересен и находит хорошее отражение в программах фестиваля.

Андрей Шарый: Какие фильмы из тех, что вы видели, обратили на себя внимание?

Андрей Плахов: Помимо того, что смотрю фильмы, я представляю большую программу "Фокус России". Каждый год здесь в фокусе одна из восточноевропейских стран. В прошлом году это была Польша, в этом - Россия. Поэтому меня попросили подобрать программу русских фильмов, наиболее важных, не только картин знаменитых авторов, как, скажем, "Время танцора" Вадима Абдрашитова, или "Дом дураков" Андрея Кончаловского", но и принципиально важные, порой незаслуженно забытые фильмы 90-х годов: "Странное время" Натальи Пьянковой, "Мусульманин" Владимира Хотиненко, "Место на земле" Артура Аристакисяна и другие. Есть среди них даже такие шокирующе-маргинальные, как "Зеленый слоник" Светланы Басковой... Я здесь не столько смотрю, сколько представляю картины и участвую в различных дискуссиях. На конкурс Коттбусу удалось получить такие уже знаменитые, но впервые показанные в Германии фильмы, как "Возвращение" Андрея Звягинцева, "Прогулка" Алексея Учителя и "Бабуся" Лидии Бобровой. Конечно, здесь есть много любопытных фильмов из других стран Восточной Европы, но все-таки в этом году основное внимание было уделено российскому кинематографу.

Андрей Шарый: Андрей, можно ли говорить о тенденциях в развитии восточноевропейского кино?

Андрей Плахов: Фильмы разные, и я думаю, что они будут разные. Никакой унификации под какие-то принципы, как у нас некогда было, соцреализма, или еще чего-нибудь, я надеюсь, не будет. Пусть цветут все цветы. Например, у картины "Возвращение" неожиданный путь. Раньше российское кино, да и других восточноевропейских стран, подражало западному жанровому кино, используя новую ситуацию в наших странах - разгул криминала, проституции, и так далее - так называемая "чернуха", обработанная в некое подобие жанрового американского кино. Но это именно подобие, которое успеха восточноевропейскому кино не принесло. Другая крайность - "гламур", по подобию гламурных, глянцевых журналов. Новые реалии, современные архитектура, дизайн, мода, одежда заполняют эти фильмы, но по сути они тоже оказываются маргинальными. Их тематика замыкается, как мы говорим в Москве, в рамках элиты внутри Садового кольца. Так вот, такие фильмы, как "Возвращение", "С любовью, Лиля" Ларисы Садиловой, "Старухи" Геннадия Сидорова, "Бабуся" Лидии Бобровой, действие которых разыгрывается в провинции, или даже в условном пространстве, но, во всяком случае не в искусственной среде, о которой я говорил - именно за этими фильмами будущее. При этом они ухитряются удачно возрождать хорошие традиции советского кино 60-х - 70-х годов. И вместе с тем это кино современное по ритму, по жанровой структуре, кино универсальное, которое может восприниматься на достаточно широком пространстве, и на Западе тоже.

XS
SM
MD
LG