Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. Сколько стоит хорошее кино? Занимательные рассказы Евгения Весника


Автор и ведущий программы - Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Главная тема. Сколько стоит хорошее кино? Обязан ли кинозритель платить большие деньги, если репертуарный фильм не устраивает его по качеству и не отвечает его культурным запросам? Вот уже более двух месяцев группа модераторов из фонда научных исследований "Прагматика культуры" под руководством профессора Высшей школы экономики Александра Долгина проводит необычный эксперимент по выявлению вкусовых пристрастий московских киноманов.

Место действия - современный, оборудованный системой "Dolby Surround" кинотеатр "Фитиль", вмещающий чуть больше 100 зрителей. В октябре этого года здесь состоялись премьерные показы нашумевшей и обласканной столичными кинокритиками картины "Коктебель". Авторы-дебютанты - режиссеры Алексей Попогребский и Борис Хлебников.

Из фильма: Аксиния Викторовна - очень чистоплотный человек, чистоплотнее нас с тобой, а пахнет от нее здоровым женским потом, потому что она работает, а мы с тобой баклуши бьем и ей не помогаем. Понял?

Пошел ты к черту! Плевать мне на все! Я не хочу здесь оставаться, мне здесь не нравится. Что мне здесь делать?! Не хочу я здесь оставаться.

Мумин Шакиров: Фильм "Коктебель" получил хорошую прессу и удостоился внимания модераторов из фонда научных исследований "Прагматика культуры". О том, как проводился эксперимент, рассказывает руководитель проекта Александр Долгин:

Александр Долгин: Мы предлагаем зрителю, если ему понравилось, доплатить некоторую сумму денег. в пределах 50 рублей. Если же у него впечатление отрицательное - получить назад сумму денег, в пределах тех же 50 рублей. Причем очень важной особенностью эксперимента является то, что эта сумма возможной компенсации, которую он может получить, если ему не понравилось, изначально вручается ему в виде конверта еще до сеанса.

Мумин Шакиров: Надо отметить, что билет на вечерний сеанс стоит 220 рублей. Сумма не малая даже для представителей российского среднего класса. Арифметика очень проста. Если фильм понравился, зритель добавляет в конверт от 10 до 50 рублей, если фильм не понравился, то зритель изымает деньги из конверта, столько, сколько считает нужным, но опять в диапазоне от 10 до 50 рублей. Но затраченные 220 рублей за сеанс не в счет, они остаются в кассе. После просмотра зрители ставят оценки фильму и принимают для себя важные финансовые решения:

Женщина: Мне кажется, что та сумма, которую мы заплатили, объективна. Не думаю, что я буду докладывать, но я не собираюсь ничего брать.

Женщина: Не думаю, что я буду забирать какие-то деньги. Во-первых, я за это не платила, за меня заплатил Гена, это раз. Во-вторых, мы, поскольку работаем в сфере кино, обязаны знать то, что происходит. Я лично пришла посмотреть работу своего однокурсника, который участвовал в съемочном процессе.

Женщина: Положим деньги дополнительные к тем, которые там дали. Фильм нам очень понравился.

Мумин Шакиров: Кто вы по профессии?

Женщина: Я бизнесмен, а мои спутники - пенсионеры.

Мужчина: Это сложно. Мы были, наверное, слишком подготовлены, что он очень хороший, поэтому фильм не оправдал ожиданий, возложенных на него.

Мумин Шакиров: В итоге фильм "Коктебель" получил хорошие оценки зрителей. В среднем каждый участник эксперимента положил в конверт к 50-ти рублям еще 5 рублей. Таковы результаты прошедших акций. За хорошее кино кинолюбитель готов доплатить. Профессор Высшей школы экономики Александр Долгин убежден, что владельцы кинотеатров должны дифференцировать стоимость билетов согласно зрительским оценкам:

Александр Долгин: Потребителю, или клиенту, зрителю, участнику культурного поля крайне не хватает такой возможности встречного высказывания. Кинотеатр, когда продает билеты, на самом деле продает только право на вход, о качестве фильма он ничего не говорит при этом. Право на вход стоит столько, сколько стоит. Это зависит от того, где находится кинотеатр, от его комфорта и прочих материальных факторов. Качество фильма вынесено за рамки этого договора, его никто не продает. Поэтому мы собственно предлагаем зрителю оценить то, о чем он ни с какой другой инстанцией до сих пор коммуникации не имел. Но на самом деле, экономически говоря, самый важный эффект тот, что люди не забирают всю сумму денег, что люди на самом деле не настроены как так называемый человек экономический, или меркантильный, потому что по экономической логике они должны и удовольствие получить, и деньги все забрать. Выясняется, что люди в культуре не склонны так себя вести в массе. Деньги забирает не более, чем каждый пятый.

Мумин Шакиров: О том, как ведет себя неискушенный зритель, становясь участником эксперимента, рассказывают модераторы из фонда научных исследований в другом московском кинотеатре "МДМ", где прошли премьерные сеансы фильма "Бассейн" французского режиссера Франсуа Озона:

Модераторы "МДМ": Мне кажется, что возникает страх у людей, которые не в курсе проводимого эксперимента, и возникает недоверие к тому, что люди реально смогут деньгами оценить. Мне кажется, они постоянно ждут какого то подвоха. Все же для людей доплатить за фильм - зачастую приравнивается - отдать уже имеющиеся в конверте 50 рулей, как свои, плюс отдать из кармана свыше того, что было заплачено за билет:

Некоторые люди просто забывают конверты у себя в сумочках и выходят. Есть такие люди, кто-то просто смотрит на то, что вот мне дали денежки, хорошо, это халява.

Лень им просто заполнять эти анкеты. Поэтому они считают - так лучше я возьму деньги, или скажу, что мне не понравилось, или уйду с ними, чем сидеть, заполнять анкеты, делать какой-то труд физический.

Мумин Шакиров: Вот как оценивают фильм "Бассейн" сами зрители, после просмотра картины:

Мужчина: От фильма осталось очень хорошее впечатление. Мне понравилось, что фильм оставляет вопрос, а не ответ. 50 рублей, наверное, были бы хорошей оценкой этого фильма, может, даже больше. Но я ничего не стал класть. Я купил себе книжку в этом же ларьке.

Женщина: На самом деле я бы положила какое-то определенное количество денег, если бы мне не заняли на книжку.

Мужчина: Но если бы фильм не понравился, мы конечно взяли бы деньги.

Женщина: Мне фильм понравился. Если вы имеете в виду шкалу, то я ему поставила по шкале 4 балла.

Мумин Шакиров: Собираетесь принять какое-то финансовое решение теперь?

Женщина: Вот финансовое решение затрудняет. Я считаю просто, что та сумма, которую я заплатила за билет, уже достаточна.

Мумин Шакиров: В итоге, согласно эксперименту, "Бассейн" лишился чуть больше двух рублей с каждого конверта. То есть оказался в минусе. Александр Долгин и его коллеги провели свои акции в нескольких московских кинотеатрах, где протестировали такие картины, как "Терминатор-3", "Фанфан-Тюльпан" и "Гудбай, Ленин":

Александр Долгин: "Терминатор" получил отрицательную оценку, по-моему, минус 25 в среднем. Это означает, что если суммировать все зрительские доплаты и изъятия, и поделить их на число зрителей, то получилось минус 25. Сейчас мы окончили полноценный замер фильма "Гудбай, Ленин". Средняя оценка - плюс 10-15. Люди в среднем доплачивали за этот фильм. По "Фанфану" оценка была кислая, что-то вроде минус 4 рубля в среднем.

Мумин Шакиров: Другим рекордсменом эксперимента стала ныне самая популярная российская картина "Возвращение" режиссера Андрея Звягинцева. Победитель Венецианского фестиваля получил плюс 10 рублей к стоимости билета, купленного в кассе московских кинотеатров. Руководитель проекта Александр Долгин нисколько не претендует на ту инстанцию, которая будет определять стоимость входных билетов в российских кинотеатрах. Очевидно, что последнее слово останется за прокатчиками. Они заказывают музыку. Они приобретают копии фильмов и права на показы. Александр Долгин только ставит вопросы: сколько должен стоить хороший фильм и обязаны ли прокатчики учитывать мнения зрителей?..

Великие иллюзии. Невероятные и правдивые истории из жизни кинематографистов. Популярный актер Евгений Весник продолжает серию занимательных рассказов из своей кинематографической биографии. Фильм "Трембита" принес Евгению Веснику настоящую славу и зрительский успех. Курьезные истории – это часть всенародной любви и признания.

Евгений Весник: Еду в метро после "Трембиты", 1968-й год. Я не люблю, когда меня узнают, обязывают к улыбке, вежливым ответам человеку, которого я не знаю, я не люблю это дело. Зима, поднимаю воротник, кепочку натягиваю, машины не было еще... И вдруг на весь вагон: "Мама!" Я смотрю на этого ребенка, он показывает на меня: "Смотри, это дурачок едет". А я же в "Трембите" играл этого идиота-слугу, который ищет клады. Я его и играю дегенератом в фильме. Может, поэтому я и имел такой успех - люди очень любят дегенератов на экране, потому что чувствуют, что они лучше, чем он. Это психологически очень социально оправданная вещь. И я выбежал из вагона на следующей станции. Чем же кончилась эта новелла: через 22 года, а парнишке было лет 6, в Театре киноактера на улице Воровского концерт идет, мне помощник режиссера говорит: "Вас спрашивает какой-то зритель". Я выхожу, стоит молодой парень, 28, значит, лет, и говорит: "Ради бога извините, я не знал, что вы участвуете, программки не продают, но когда я вас увидел, я не мог отказаться от того, чтобы с вами повидаться. Я пришел попросить у вас прощения". Я говорю - за что? "Вы помните, как 22 года тому назад мальчик крикнул - мама, вон смотри, дурачок едет". "Да, я помню". "Это был я. Я прошу меня извинить". Мы с ним подружились. Это трогательная вещь...

В этом же Театре киноактера у меня был какой-то концерт, мое отделение было, что-то такое, на сцену вышли две девочки с букетами и мальчик маленький. Две девочки лет 6-7 и мальчик, на вид ему лет 5 - такой симпатяга, бельчонок такой, маленький, с ямочками, такой пушистенький, с бабочкой костюм надет на нем, держит какой-то цветок, я девочку поцеловал в лобик, вторую в лобик, говорю: "Спасибо маме за цветочки", и нагнулся, чтобы поцеловать этого маленького бельчонка. Я говорю: "Ах ты мой хорошенький", - такие банальные слова. И вдруг он говорит: "Я лилипут". Мне стало страшно. Потом оказалось, что это Герберт Моррисович какой-то, помощник электрика театра.

А вот, например, как Гарин праздновал свой день рождения. Эраст Павлович Гарин великий. Он говорит: "Приходи сегодня. Немножко употребим, но смотри - в шесть подъем, съемка". А там такая хлебосольная семья, это невозможно. У него жена Хеша Александровна, это вообще чудо. И, конечно, я не соразмерил. То тост говорят, то кто-то еще скажет, тыр-пыр, в общем, я не мог встать в 6 часов, ну не могу. Он звонит: "Ты что?" Я говорю: "Ну, Эраст Павлович, ну, разошлись в 4, я не могу". И он мне говорит: "Не можешь сидеть за столом - не ходи, палочка Коха"...

Мне вот это дорогого стоит... Мне дорогого стоит, что рассмешить его было невозможно. Мы с Толей Папановым были в гостях у него, четыре часа изгалялись, и то делали, и другое, и этюды - ни одной улыбки. Но стоило футболисту промахнуться мимо мяча и упасть в лужу задницей своей - он полчаса не мог отойти от хохота. Тоже про кино... Папанов ему говорит: "Эраст Павлович, что-то душно репетировать". "Правильно. Надо открыть форточку и устроить проветрон в смысле кислородизма"...

Бендер, - а мои инсценировки шли, я же был первый Бендер в Театре сатиры, одну ставил Краснянский Борис Иванович, а вторую, "12 стульев", ставил Эраст Павлович Гарин, и он все время говорил. - "Ну что, Бендер-Бендер, не мог распорядиться миллионом в "Золотом теленке? Ну что это за ерунда такая. Дай мне миллион - я его в неделю рассую, только жене ничего не говорите". Он был ребенок совершеннейший...

Вот Эраст Павлович гениальный был человек, так же, как Яншин, например, Михаил Михайлович. "Я не понимаю, - говорит, - трех вещей: зачем было делать революцию, как передают свет по воздуху в телевидении, и зачем Господь Бог разрешил гомосексуализм?" "Михаил Михайлович, а что самое главное, что вы никак не поймете?" "Первое - зачем было делать революцию..." Гений!

XS
SM
MD
LG