Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Соединенные Штаты и Куба договорились о совместном хранении наследия Эрнеста Хемингуэя


Ведет программу Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио свобода Владимир Дубинский и Борис Парамонов.

Петр Вайль: Соединенные Штаты и Куба подписали соглашение о совместной работе по восстановлению документов, хранящихся в музее великого американского писателя Эрнеста Хемингуэя, жившего на вилле неподалеку от Гаваны с 40-го по 60-й год. Литературоведы считают, что документы прояснят важнейший период в жизни писателя, а политики – что соглашение может послужить моделью будущего сотрудничества между Соединенными Штатами и Кубой. С подробностями из Вашингтона Владимир Дубинский.

Владимир Дубинский: Среди документов, хранящихся в доме Эрнеста Хемингуэя на Кубе, незаконченный вариант эпилога к роману "По ком звонит колокол" и проект к сценарию кинофильма "Старик и море" по одноименной книге писателя. Там же размещены более трех тысяч писем и фотографий и почти десять тысяч книг, принадлежавших Хемингуэю. Писатель поселился на Кубе в 40-м году и 20 лет прожил в расположенной в горах вилле, откуда открывается вид на Гавану и море. Именно там он создавал свои шедевры, предпочитая работать утром у окна на видавшей виды пишущей машинке, эта машинка по-прежнему стоит на столе писателя. Хемингуэй покинул Кубу через год после того, как там к власти пришел Фидель Кастро, виллу и все свои вещи писатель оставил новому кубинскому правительству. К тому времени Хемингуэй был уже тяжело болен и впадал в состояние депрессии. В июле 61-го года он покончил с собой в штате Айдахо. Через два месяца после смерти писателя его вдова вернулась на Кубу с тем, чтобы забрать самые важные семейные документы и рукописи, хранившиеся в сейфе одного из гаванских банков. Позднее по инициативе первой леди США Жаклин Кеннеди эти документы были помещены в библиотеку имени президента Кеннеди в Бостоне. Все остальные документы и личные вещи Хемингуэя остались на Кубе. Правительство этой страны открыло на вилле музей и сохранило дом писателя в том виде, в каком тот его оставил. Кубинцы, которые считают Хемингуэя своим героем, с такой бережностью относятся к его дому, что до сих пор внутрь никого не пускали. Посетители могли лишь в окно посмотреть на обстановку комнат, на пишущую машинку, на пустые бутылки из-под любимых напитков писателя – кубинского рома и вермута "Чинзано". Но подлинные сокровища – книги, документы, записки и фотографии хранились в повале, а туда до сих пор не пускали даже кубинских ученых. Год назад о существовании этого подвала узнала американка Джени Филиппс, внучка редактора и близкого друга Хемингуэя Максвелла Перкинса. Кубинцы сначала отказались показать хранящиеся там документы, но после того, как по инициативе Филиппс американские ученые предложили программу сотрудничества, кубинская сторона согласилась открыть подвал. Там в шкафах среди других интереснейших документов были обнаружены машинописная копия "Смерти в полдень", диссертация об испанской корриде, написанная Хемингуэем в 32-м году, многочисленные поздравительные телеграммы по случаю присвоения писателю Нобелевской премии в 54-м году, письмо от легендарной актрисы Ингрид Бергман и написанные по-итальянски письма 19-летней графини Адрианы Ивасич, в которую был влюблен Хемингуэй. По соглашению, которое в понедельник подписали с кубинской стороны Фидель Кастро, а с американской конгрессмен Джеймс Магговен, подлинники документов останутся на Кубе, американцы помогут оборудовать музей новейшей техникой, а взамен получат возможность сделать фотокопии документов, которые будут размещены в архивах Соединенных Штатов, а затем опубликованы в сети Интернета.

Петр Вайль: По поводу хемингуэевского американо-кубинского сотрудничества – Борис Парамонов.

Борис Парамонов: Открытие музея Хемингуэя на Кубе жест явно уместный в контексте разговоров о восстановлении более-менее корректных отношений между коммунистической Кубой и Соединенными Штатами. Так и надо пускать всякого рода пробные шары. Достаточно вспомнить знаменитый китайско-американский пинг-понговый матч, бывший прелюдией приезда президента Никсона в Китай. Американский президент, права, бывший, побывал уже и на кубе. Визит Джимми Картера вызвал неоднозначные отклики в Соединенных Штатах. Тем не менее, тема нового американского отношения к Кубе не сходит с повестки дня. Ничего лучше хемингуэевского музея в этом смысле и придумать нельзя. Хемингуэй нравится всем, что и значит, что он стал классиком. Классиком обычно называют писателя, политические мнения которого перестали интересовать читающую публику. А в случае Хемингуэя вряд ли можно говорить о его политических убеждениях вообще, так, не более чем обычная интеллигентская демократическая левизна. Куба при жизни Хемингуэя еще не была открыта коммунистической, Кастро еще не поставил на Москву. Тем не менее Хемингуэй уехал оттуда чуть ли не в первый год нового режима, хотя с Кастро вроде бы не ссорился и даже сфотографировался с ним по какому-то рыболовному случаю. Вот на это и можно нажимать: рыбалка – значит туризм, развитие такового сближает народы и прочее. Как говорит некий прохвост в романе Набокова "Лик": "Помнишь, Саша, как мы с тобой бычков ловили?". Можно вспомнить и самого Хемингуэя, рассказ "Не в сезон", где спившийся итальянский попрошайка устраивает американцам рыбную ловлю в надежде что-нибудь у них перехватить.

XS
SM
MD
LG