Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неудобоваримые улики: выставка фотографий из иракской тюрьмы


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Андрей Шарый: В престижном нью-йоркском выставочном зале «Международный центр фотографии» и Музее имени Энди Уорхола в Питтсбурге открылась экспозиция, на которой представлены ставшие знаменитыми фотографии издевательств над иракскими заключенными в багдадской тюрьме Абу-Грайб. «Неудобоваримые улики: фотографии из иракской тюрьмы Абу-Грайб» - так называется фотовыставка. В Америке возникли споры о том, можно ли считать искусством эти любительские фотографии? Где кончается политика и начинается искусство, и совместимо ли одно с другим? Наконец, этично ли выставлять на общее обозрение безнравственность?

Ян Рунов: Выставки, включающие 20 тюремных фотографий плюс фотографии иракских жителей, реагирующих на сообщение об унижениях заключённых, проходят в нью-йоркском «Международном центре фотографии» и в питтсбургском Музее имени Энди Уорхола.

Вот как восприняла сам факт таких выставок Джилл Фэррел из вашингтонской исследовательской организации «Free congress foundation»...

Джилл Фэррел: Учитывая историю заключённых, которые запечатлены на фотографиях, я считаю совершенно неэтичным выставлять их трагедию напоказ под видом искусства или чего-либо другого. Во-первых, это не модели, позировавшие фотохудожникам. Людей фотографировали против их воли. Их опозорили, когда фотографировали, их опозорили второй раз, когда опубликовали фотографии в печати и показали по телевидению, а теперь их выставили на позор в третий раз, но уже под видом искусства фотографии. Я уверена, что их самих не спрашивали, можно ли выставить их историю напоказ, да ещё зарабатывать на этом, беря деньги за вход. А ведь это реальные люди, у которых есть семьи. Причём, здесь надо учитывать традиции и культуру Ирака. Я не удивлюсь, если кто-то подаст в суд на устроителей выставки. Нельзя выдавать за искусство то, что никогда не предназначалось для всеобщего обозрения, тем более, что авторами фотографий являются случайные любители. Если эти фотографии действительно улики, действительно доказательства преступления, то им место в следственных папках и в судебных архивах, а не в музеях, куда не запрещён вход детям. Это нарушение элементарных норм этики.

Ян Рунов: А что вы думаете о времени появления выставок?

Джилл Фэррел: Хотели ли организаторы поставить администрацию Буша в неловкое положение? Разумеется, если открыли выставки за несколько недель до президентских выборов. Я уверена, что на 90%, если не на все 100%, политика играла в устройстве выставки главную роль. Выставка полностью ложится на совесть дирекции музеев. Публика может протестовать, устраивать демонстрации у входа в музеи, федеральное правительство может пригрозить лишить музеи государственных грантов, а частные филантропы могут перестать давать музеям пожертвования, но в то же время музеи обладают конституционным правом свободы слова. Поэтому административные меры со стороны правительства здесь исключены. Разве что будет доказано, что фотографии содержат порнографию и насилие. Но вся история с заключёнными этой багдадской тюрьмы - это порнография и насилие.

Ян Рунов: Точка зрения Джилл Фэррел из вашингтонской исследовательской организации «Free Congress Foundation» находит поддержку в отзывах ряда американских рецензентов, но далеко не всех. Мнения разделились. Одни пишут, что выставка разоблачает нарушения прав человека, допущенные группой американских солдат. Другие утверждают, что сама эта выставка является нарушением прав человека, то есть прав сфотографированных заключённых и самих солдат. Выставки вызвали целый комплекс вопросов этического, эстетического, правового, политического характера. Организации ветеранов войн уже заявили свой протест.

XS
SM
MD
LG