Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Банные чтения", посвященные Второй мировой войне


Программу ведет Кирилл Кобрин. В программе принимают участие шеф-редактор журнала "Неприкосновенный запас" Михаил Габович и главный редактор издательства "Новое литературное обозрение" Ирина Прохорова.

Кирилл Кобрин: Следующий год - юбилейный. Россия и весь мир празднуют 60-летие окончания Второй мировой - Великой Отечественной войны. Запланировано множество мероприятий - неизбежно пышных и неизбежно официозных. Но, помимо этого, уже сейчас некоторые общественные деятели, политологи, социологи предупреждают, что, например, в России грядущий юбилей Победы будет использоваться властями для укрепления своих идеологических позиций.

Впрочем, изменения претерпевают не только официозные представления о войне, меняется и общественная память о ней. Этой теме посвящена двухдневная научная конференция в Москве. Научная конференция под названием "Политика памяти и преодоления прошлого: Вторая мировая война в современной Европе" открывается сегодня в Москве. Ее организаторы - издательство "Новое литературное обозрение" и издаваемый им культурно-политический журнал "Неприкосновенный запас". Конференция проходит в рамках ежегодных так называемых "малых Банных чтений".

О том, почему темой дискуссии в этом году стала Вторая мировая - Великая Отечественная война, и о том, почему конференция называется "Банные чтения", - шеф-редактор "Неприкосновенного запаса" Михаил Габович.

Михаил Габович: Конференция под названием "Банные чтения" возникла вскоре после создания журнала "Новое литературное обозрение", в начале 90-х годов. Она получила такое название просто потому, что редакция тогда располагалась в Банном переулке. Почему мы выбрали эту тему - понятное дело. В следующем году будет 60-й юбилей окончания Второй мировой войны (или Великой Отечественной), и уже сейчас понятно, что будут всякие официальные, официозные празднества как в России, так и в других странах по этому поводу. Нам в этой ситуации показалось интересным проанализировать, как же строится, из каких элементов состоит память об этом определяющем событии истории XX века в разных европейских странах, в первую очередь - в России.

Тут, конечно, очень много интересного можно сказать. Конечно, эта война играет совершенно разную роль в структуре исторической идентичности разных стран. Если для России это абсолютно определяющее событие, ничего, наверное, сравнимого нет вообще по значению в исторической памяти, то, скажем, для США это событие играет меньшую роль. В Великобритании до сих пор Первую мировую войну вспоминают, может быть, более эмоционально даже, чем вторую. А в такой стране, как Германия, наоборот, война играет очень важную роль в коллективной памяти, но при этом роль отрицательную, то есть там скорее говорят об исторической или коллективной вине.

Поэтому мы пригласили целый ряд историков, социологов, философов и других ученых и общественных деятелей из разных стран, - помимо России, здесь представлены Украина, Германия, Франция и Италия, - чтобы поговорить о том, как строится память о Второй мировой войне, или о Великой Отечественной войне.

Конференция будет состоять из двух частей. Первая часть будет посвящена встрече редакторов интеллектуальных журналов из России и Германии. Эта встреча проходит в рамках Года немецкой культуры в России, и мы будем в этом профессиональном кругу говорить о сегодняшней ответственности интеллектуалов, строящих такое "новое светлое прошлое". Потом - основная научная часть конференции. Там будут представлены и общество "Мемориал", и Фонд "Холокост", и иностранные исследователи, такие как Бруно Гроппу, один из ведущих мировых специалистов по проблеме памяти, Мария Феретти. Помимо этого, у нас будет в пятницу вечером дискуссия на тему "Память о войне в современных российских средствах массовой информации".

Кирилл Кобрин: Это был шеф-редактор "Неприкосновенного запаса" Михаил Габович.

Подробнее о месте Великой Отечественной войны в коллективном сознании современного российского общества и о том, как надвигающиеся юбилейные торжества Победы отражают состояние этого сознания и даже политические процессы в России, мы решили спросить главного редактора издательства "Новое литературное обозрение" и одноименного журнала Ирину Прохорову.

Ирина Прохорова: Весь нынешний год и следующий, видимо, пройдет вообще под знаком памяти. Целый ряд журналов, я знаю, готовят спецномера, связанные с памятью. Кстати, "Новое литературное обозрение", а не только "Неприкосновенный запас", тоже эту тему разрабатывает.

Темы войны возникла не столько как реакция на официальные заявления, что будет в следующем году праздноваться 60-летие войны, а как некоторая тема, которая давно редакцию волнует. Потому что выяснилось, что война оказывается чуть ли не единственным символом, соединяющим людей разных поколений, вероисповеданий, политических взглядов и так далее. И очевидным образом это - самое трагическое и самое большое событие в истории XX века, в России прежде всего, которое еще вызывает какие-то довольно серьезные эмоции. Более того, это тема, которая менее всего разработана и меньше всего исследована.

Кирилл Кобрин: На этой конференции будут открываться новые факты о войне или новые факты об общественном сознании о войне?

Ирина Прохорова: Я думаю, что, наверное, и то и другое в каком-то смысле. Но скорее второе, нежели первое. Дело в том, что в течение 15 лет все говорили о том, что история Второй мировой войны, Великой Отечественной еще не написана, ее надо заново писать, может быть, просто с нуля. К сожалению, мы видим, что пока этого не получилось. Может быть, существуют какие-то труды, но пока неведомые миру.

Что, конечно, важно и интересно - это общественное сознание, что в общественном сознании присутствует при словах "Великая Отечественная война", "Вторая мировая война". Дело в том, что последние 15 лет об этом практически ничего не говорилось, и, наверное, это очень плохо. И теперь мы видим, что делается новая попытка это сделать центральным символом жизни и сделать некоторую идеологическую конструкцию. Вот что происходит в общественном сознании, в массовом сознании, в масс-медиа? Происходит довольно много любопытных вещей, и будет попытка, собственно говоря, обсудить это на конференции.

Кирилл Кобрин: Видимо, поэтому я смотрю на список приглашенных на конференцию - и здесь большинство философов, социологов, культурологов, но почти нет чистых историков.

Ирина Прохорова: Что касается "чистых" и "не чистых", гуманитарий - это вообще стало большой проблемой. Как мы понимаем, уже перегородки между филологами, историками, социологами и философами давно условны. Нам интересен не просто какой-то отдельный факт, что там были герои-панфиловцы или не были герои-панфиловцы, - это очень важно и нужно, но я все-таки думаю, что это для специфических исторических конференций. Нам важнее другое - состояние общества и как это событие будет интерпретировано обществом или ему преподнесено. От этого зависит довольно много важных и серьезных вещей в будущем, ближайшем и последующем.

Кирилл Кобрин: Вы сказали, что чувствуется, что в России сейчас складывается некий новый канон восприятия Великой Отечественной войны. Я смотрю, в программе конференции будет организована дискуссия под названием "Память о войне в современных российских СМИ". Как бы вы описали эту тенденцию - как современные российские средства массовой информации, контролируемые государством или собственно государственные, преподносят войну в преддверии юбилейного года?

Ирина Прохорова: У войны в средствах массовой информации вообще большая почетная традиция. Все советское время так или иначе эта тема многократно обыгрывалась, может быть, модернизировалась или были, наоборот, откаты. Это сама по себе огромная и интересная тема для исследования - как преподносилась война сразу после войны, в 70-80-е годы. А сейчас мы наблюдаем - и это будет, наверное, центральной проблемой - некоторую новую тенденцию: по телевизору и в кино начинаются бесконечные новые сериалы, которые описывают войну.

Я не могу сказать, что я за этим подробно слежу, но то немногое, что я видела по телевидению, во-первых, наводит меня на грустные мысли. Никакого принципиального пересмотра, как мне кажется, нет, то есть вся старая советская мифология о войне осталась нетронутой, и на нее накручиваются новые какие-то обертоны. У нас была политика партии, партия у нас была организатором всех побед, а сюда уже примешиваются и спецвойска, и еще какие-то странные персонажи, не очень понятно, как возникающие. Ясно одно: матрица остается старой, что довольно грустное явление.

XS
SM
MD
LG