Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новинки российского книгоиздания


Программу ведет Кирилл Кобрин. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова и Михаил Саленков.

Кирилл Кобрин: Главная тема этого часа программы «Время Свободы» - книгоиздательско-политическая. Поговорим о новинках российского книгоиздания. Журналистка Елена Трегубова написала продолжение своего бестселлера "Байки кремлевского диггера". Работая кремлевским обозревателем в нескольких центральных изданиях, она в своей книге раскрывала секреты президентской администрации времен позднего Ельцина и раннего Путина. О продолжении "Баек кремлевского диггера" с Еленой Трегубовой побеседовала Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Скажите, Лена, пожалуйста, какие-то новые персонажи появляются в продолжении вашей книги?

Елена Трегубова: Поскольку я взялась нести тяжкий крест нарциссизма, то главный персонаж там - это по-прежнему я. Мое государство - это я. И моя политика - это я. В общем-то, исходя из этого я и даю комментарии к последним событиям, которые произошли в стране. И предлагаю встать на такую же позицию моим читателям: когда власти оправдывают какой-то кошмар государственническими интересами, то надо прежде всего думать, лично ты готов ли за эти интересы кого-то из власть предержащих расплачиваться своей жизнь или жизнью своих близких?

Конечно, есть новые персонажи. Я рассказываю историю издания своей книги, рассказываю, как ездила, в частности, в Тель-Авив к Владимиру Гусинскому в надежде, что он, как оппозиционный медиа-магнат, поможет мне издать книгу в своем издательстве. Потому что ситуация была критической, я не могла найти нигде издателя - речь идет о "Байках кремлевского диггера", - все просто боялись. Но, к сожалению, с медиа-магнатом Гусинским тоже не все было так гладко, потому что оказалось, что в тот момент ему нужно было спасать своих друзей из путинской тюрьмы буквально, из путинских застенков, - Титова, как помните, надо было освобождать. Поэтому Гусинский сказал, что он не будет участвовать ни в каких политических делах (не хочет быть замаран рядом с Тругубовой).

Там в основном, конечно, персонажи, связанные с первой книгой. Я рассказываю о реакции политической элиты России на книгу - о прямой реакции, что говорили мне, и о косвенной, что мне передавалось через третьи руки (в том числе и угрозы). В частности, Лесин передавал мне, что надеется, что Трегубова отдает себе отчет, что эта книга выписала себе "волчий билет".

Любовь Чижова: Кстати, после выхода вашей книги, когда возле вашей квартиры произошел взрыв, вы обещали писать только любовные романы.

Елена Трегубова: Когда меня спрашивали: "А вы не откажетесь от идеи писать следующую книгу?" - я сказала дословно: "Конечно нет". Когда в день взрыва меня спросили: "О чем вы будете писать книги?", я говорю: "Ну, о чем еще девушка может после взрыва писать книги? Конечно, только о любви". Каждый понял в меру своей испорченности, потому что кто-то решил, что это я разоблачительный роман про какие-нибудь похождения любовные кремлевских мужчин буду писать.

Я считаю, что эта книжка тоже про любовь, как и первая, про такую однополую любовь к родине.

Любовь Чижова: Лена, сейчас вы не входите в журналистский кремлевский пул. Тем не менее, откуда вы получаете информацию о том, что происходит в Кремле?

Елена Трегубова: У меня очень много друзей, которые сохранили кремлевские контакты. Кроме того, все-таки это сообщество настолько прозрачно, что всегда становится известно, на самом деле, даже о каких-то тайных поползновениях. Кроме того, вы видите, что сегодня власть находится в такой истерике, что подчеркивает вот это вот заявление Суркова, выползшего из-под коряги и обозвавшего всех остальных "пятой колонной", "маргиналами" и так далее. Власть становится маргинальной, она сама себя маргинализировала.

Любовь Чижова: Вы наблюдаете за работой журналистов кремлевского пула, со многими дружите, знакомы. Что-то изменилось с момента написания и выхода вашей книги? Помните, у вас было, что о Путине - как о покойнике - либо хорошо, либо ничего. Что-то изменилось?

Елена Трегубова: Я бы не хотела говорить о коллегах. Я только хочу сказать, что очень рада, что с момента выхода первой книги у меня появились, можно сказать, последователи - молодые журналисты. Вы знаете, наверное, "прекрасный" случай с Еленой Шишкуновой, которая написала письменную работу на факультете журналистики "О крепости пула журналистов и свободе слова", и фактически один из первоисточников - моя книга. Она защитила дипломную работу - и ее тут же выгнали из кремлевского пула.

Любовь Чижова: А о чем будет ваша следующая книга, Лена?

Елена Трегубова: Про любовь, конечно.

Любовь Чижова: К родине, к профессии - к чему?

Елена Трегубова: Нет, про любовь (точка).

Кирилл Кобрин: Московский клуб «Пироги на Никольской» организовал литературный вечер, посвященный выходу в свет трехтомника с выступлениями в СМИ Бориса Березовского. Книга называется «Искусство невозможного».

На вечере побывал корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Увесистый трехтомник, представленный на вечере, - своеобразное собрание сочинений и выступлений Бориса Березовского в печати, по телевидению и на радио. Каждый том разделен тематически: изречения и публикации Березовского о политике, философии, жизни, культуре.

Пришедшие в «Пироги» любители литературы могли не только полистать трехтомник, но и задать вопрос самому Березовскому. Телефонный мост с Лондоном продолжался около часа. Большинство вопросов Березовскому были связаны с политикой и громкими событиями в России: теракт в Беслане, финансирование террористов, убийство Пола Хлебникова. Но были и более личные...

Вопрос: Борис Абрамович, вы скучаете по России?

Борис Березовский: Вы знаете, странное ощущение. Мне очень комфортно в Англии, потому что менталитет англичан совершенно феноменальный, это экстрим независимости. Российский менталитет - рабский. Большинство надеется, что кто-то им поможет, кто-то их спасет. И вы знаете, я скучаю по России. Если всерьез говорить, больше всего - по снегу.

Михаил Саленков: Все вопросы участники диалога с Березовским присылали на листочках бумаги, их задавал один из организаторов телефонного моста.

Вопрос: Как вы видите будущее Ходорковского?

Борис Березовский: Он будет сидеть в тюрьме до тех пор, пока Путин будет президентом.

Вопрос: Какие надежды вы возлагали на Путина, когда помогали ему стать президентом? Почему он их не оправдал?

Борис Березовский: Все претензии всегда можно предъявлять только себе, поэтому все, что связано с моей поддержкой Путина в его политической карьере, начиная с 1999 года, - это всегда претензии к самому себе, не к господину Путину. Ну а что касается конкретного ответа, господин Путин просто врал, врал последовательно, как мне кажется сегодня, но искренне. Такая странность: врал, но искренне. Путин твердо говорил о необходимости продолжения реформ Ельцина, и мы сегодня знаем, что это вранье. Когда он стал президентом, то стал кардинально менять политическую систему России.

Михаил Саленков: Собравшиеся в клубе "Пироги" слушатели, по собственному признанию, беседой с Борисом Березовским остались довольны. Говорит девушка Юля.

Юля: Я пришла, потому что мне было интересно послушать, что Борис Абрамович скажет. Он – фигура провокационная, я бы сказала. И в моем доме, например, политику очень много обсуждают, поэтому, конечно, интересно. Сейчас пойду домой и буду с дедушкой это обсуждать.

Михаил Саленков: Писатель Эдуард Лимонов...

Эдуард Лимонов: Я с удовольствием прослушал, что думает Березовский сейчас о ситуации в России. Он принял участие в создании этого государства, которое мы сейчас имеем, и продолжает оказывать влияние активное. Видите, его объявляют "злым гением", и судя по этому, он власть раздражает очень сильно. Я сам раздражаю власть, и сам сидел за это в тюрьме. И мне интересны взгляды другого публичного человека.

Михаил Саленков: Книга «Борис Березовский. Искусство невозможного» уже есть в магазинах. Стоит она довольно дорого - каждый том от 900 до 1300 рублей. Но по признанию издателей - АО «Независимая газета», - расходится она лучше, чем ожидали. Дело в том, что найти типографию, для того чтобы отпечатать тираж было очень трудно, но книжные магазины все взяли книгу на реализацию.

XS
SM
MD
LG