Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейские истории. Сербский карикатурист Предраг Кораксич


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе участвует корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге.

Андрей Шароградский: Сербский карикатурист Предраг Кораксич, известный под псевдонимом Коракс, награжден французским Орденом почетного легиона. Работы Коракса, получившего высокую награду за "творческий вклад в развитие демократии", пользуются огромной популярностью не только в Сербии. Коллекции его карикатур собирают многие дипломаты, работающие на Балканах. С большим успехом прошли выставки работ Кораксича в Париже, Осло, Вене, Берлине. Выпущено девять альбомов политических карикатур Коракса.

Айя Куге: Коракс, архитектор по образованию, рисует карикатуры уже 52 года. В 90-х годах Коракс своими ясными, точными рисунками особого стиля, о котором, к сожалению, трудно рассказать на радио, боролся с авторитарным режимом Слободана Милошевича. Чем громче был смех его публики, тем глубже оказывался овраг, в который проваливался недемократический режим.

Коракс, скажите, что значит для вас карикатура? Как вам удаётся драматичные и даже трагические события превратить в смешные?

Предраг Кораксич: В политическом китче легко найти гротеск и смех. Но я всегда заботился о том, чтобы карикатура не была прямым оскорблением. Я хочу насмехаться над политиками, но не оскорблять их. Всю жизнь я размышляю в картинах. Так формировался и мой стиль: у моих карикатур нет ни названия, ни сопроводительного текста.

Айя Куге: Настоящая слава пришла к вам лишь в 90-е годы, когда уже пришло время пенсии. Как это объяснить?

Предраг Кораксич: Я жил во времена, когда нельзя было рисовать так, как сегодня. При Тито мы работали так, как всё ещё работают многие карикатуристы: критиковали "нежелательные явления", рисовали дружеские шаржи или пытались что-то сказать эзоповым языком. Только в конце восьмидесятых в Сербии появилась независимая печать - и я впервые получил шанс рисовать живых, действующих политиков. Режим Слободана Милошевича последовательно закрыл четыре газеты, в которых я работал. Но до смерти он нас душить не хотел, чтобы получить алиби на Западе: вот, мол, какой я демократ.

Айя Куге: Бывший высокопоставленный американский дипломат Ричард Холбрук рассказывал, что неоднократно, когда он приезжал на переговоры в Белград, Слободан Милошевич ему показывал газеты с карикатурами Коракса, чтобы доказать, что в Сербии полная свобода печати. После ареста Милошевича вас пригласил его близкий соратник, тогда президент Сербии Милутинович, и попросил подписать свою коллекцию ваших карикатур.

Предраг Кораксич: Это парадокс. Я вообще не могу понять его потребность собирать мои карикатуры. Но Милутинович у меня имел особое положение: я его рисовал и в виде фикуса в квартире Слободана Милошевича и его жены Миры, и как рыбку-украшение в их аквариуме. Он никогда не был на первом плане, ведь он никогда ничего не решал. На этой встрече он рассказал мне, что Милошевич как будто не понимал, не воспринимал мои карикатуры. Только сердился, что я его Миру рисую такой толстой. В одном интервью жена Милошевича заявила, что я самый плохой карикатурист на свете. Она, очевидно, мои карикатуры понимала лучше Милошевича.

Айя Куге: Целое десятилетие главным лицом ваших комментариев в картинках был Слободан Милошевич, со своей женой и своей свитой. Я заметила, что постепенно Милошевич и в жизни всё больше становится похож на ваши карикатуры.

Предраг Кораксич: Да, это факт. Многие это заметили, в том числе и я. Но может быть, это не моя заслуга, а закономерность. В карикатуре всегда усиливаешь самые характерные черты своего героя. Когда ты удачно находишь эту главную характеристику, скажем, как стареет лицо, как с возрастом расплывается фигура, персонаж угадывается все больше и больше. Чтобы нарисовать Милошевича, мне и фотография не нужна, так часто я это делал. Это работа в два или три штриха.

Айя Куге: Милошевич всё реже появляется в ваших карикатурах, его время прошло. А вот как вам удается с такой же иронией изображать бывших демократов, в том числе и ваших прежних единомышленников, соратников, которые теперь у власти?

Предраг Кораксич: Власть портит любого человека, так что у меня всегда много материала. Несмотря на то, что при власти теперь и люди, с которыми я когда-то дружил, я всегда в состоянии нарисовать их карикатуры. Многие даже ждут, когда я их нарисую. Существует такой тезис: никакой ты не политик, если тебя не нарисовал Коракс. А многие и сердятся, премьер-министр Воислав Коштуница пару раз меня очень жёстко критиковал, и от церкви мне доставалось.

Айя Куге: Карикатуры Коракса - это хроника сербской жизни. Остроумный, всем понятный политический комментарий, который заменяет сотни слов. Каждый день Коракс рисует по меньшей мере одну карикатуру. Тушью, тонкой беличьей кисточкой…

XS
SM
MD
LG