Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Молодые театры России


Программу ведет Олег Вахрушев. Принимают участие, художественный руководитель театра Комедии Андрей Ушатинский, художественный руководитель малого драматического театра «Театрон» Игорь Турышев и театральный критик Николай Жегин.

Олег Вахрушев: Ближайший час Радио Свобода представляет совместно с омской телерадиокомпанией "Антенна-7". Тема сегодняшнего разговора с экспертами в Омске и Екатеринбурге - молодые театры России. В екатеринбургской студии Радио Свобода я приветствуют художественного руководителя Театра комедии Андрея Ушатинского. Итак, Андрей, вашему Театру комедии официально, вы сказали, около месяца.

Андрей Ушатинский: Официально, в смысле, по документам. Официально я открылся почти месяц назад.

Олег Вахрушев: Почему возникла мысль создать свой театр? Вроде бы вы достаточно успешный актер, есть свои постановки в различных театрах города, почему возникла мысль создать именно свой театр, именно молодой, новый театр?

Андрей Ушатинский: На это, мне кажется, невозможно ответить. Ведет по жизни, да и все, весь ответ.

Олег Вахрушев: В Омске открылся фестиваль «Молодые театры России», и более подробно с фестивалем нас познакомит корреспондент омской телерадиокомпании "Антенна-7" Вячеслав Суриков.

Вячеслав Суриков: В эти дни Омск из уст официальных лиц получил статус дважды столицы. В своей приветственной телеграмме Михаил Швыдкой назвал Омск столицей молодых театров России. Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин признал Омск театральной столицей Сибири. В прошлом году он вручал «Золотую маску» омскому губернатору Леониду Полежаеву. Пока это единственный прецедент присуждения высшей театральной награды государственному чиновнику. В этот раз председатель Союза театральных деятелей приехал на торжественную церемонию открытия фестиваля "Молодые театры России". В Омске этот фестиваль проводится третий раз. Все театры - участники фестиваля появились на свет около десяти лет назад. Что они из себя представляют на данном этапе своего развития, с какими проблемами сталкиваются и каковы их перспективы? Над этим в ходе фестиваля будут размышлять ведущие российские театральные критики, а среди них можно встретить такие имена, как Николай Жегин и Константин Щербаков. Идея фестиваля принадлежит омскому Камерному «Пятому театру» и его директору Александре Юрковой.

Александра Юркова: Во время фестиваля будет очень много открытий. Открытий, как для участников фестиваля, так и для гостей. География фестиваля расширяется. Так, скажем, мы добрались до Италии, или Италия до нас добралась. Это театр Валентина Орфео из Рима. Два театра из Польши. В первом фестивале принимали участие 12 театров, во втором - 13, в третьем - 16 театров.

Вячеслав Суриков: Фестиваль «Молодые театры России" продлится необычно долго - 11 дней. В первый день зрители увидели спектакль московского театра «Школа современной пьесы» «Провокация». Его поставил и сыграл в нем одну из ролей мэтр русского театра Сергей Юрский. Он считает, что фестивали, подобные омскому, позволяют столичным и провинциальным театрам хоть в какой-то степени познакомить со своими работами жителей других городов.

Сергей Юрский: Но я вспоминаю, что во времена застойные обязанностью властей, как центральных, так и местных, была организация гастролей. Играли, по месяцу играли, и тем самым как-то так кровь бурлила, в какой-то мере. Может быть, не бурлила, но все-таки не застывала совсем. Эта система лопнула. В какой-то мере фестивали заменяют это дело.

Вячеслав Суриков: На "Молодых театрах России" не определяют победителей. Само по себе участие в фестивале является престижным.

Олег Вахрушев: К нашей беседе присоединяется эксперт в омской студии телерадиокомпании "Антенна-7", это Николай Жегин, известный московский театральный критик, один из тех людей, кто стоял у истоков фестиваля "Молодые театры России". Николай Иванович, что вы можете добавить к тому, что рассказал мой коллега Вячеслав Суриков по поводу фестиваля "Молодые театры России".

Николай Жегин: Ну что тут можно сказать? Ведь произошли в России большие перемены в театральной жизни. У нас до распада Советского Союза было 560 театров в стране. Это была огромная театральная держава. И вот произошел распад, и половина театров оказались за пределами России - на Украине, в Казахстане, Белоруссии и так далее. Казалось бы, осталось в России всего половина театров. И вот произошло, с моей точки зрения, почти чудо: не прошло 2-3 лет, как опять возникла та же самая, почти мифическая цифра - 560 театров. И сейчас в России мы имеем 560 театров. Примерно половина из них - это молодые театры, которые возникли на волне вот этого свободного предпринимательства. Возникали театры и тут, и там, и в Омске новые театры возникали, повсюду. Но что интересно, возникали они как бы снизу, как самодеятельные коллективы, а очень скоро они шли под крыло местной администрации. Почему? Потому что театр - это, в общем, дорогостоящий продукт, его нужно содержать, в него нужно вкладывать деньги. И вот сейчас получилось так: где театры получили эту поддержку, там они живут, там они даже благоденствуют. Вот один из таких городов театральных, где оказывается действительно реальная поддержка театральному искусству, конечно, это Омск. Я помню, как мы обратились к губернатору Омской области Леониду Константиновичу Полежаеву с мыслью: здесь, в Омске проводить театральный фестиваль; он тут же поддержал эту идею. Естественно, Омск вкладывает в это деньги. Москва поможет.

Олег Вахрушев: Николай Иванович, то есть вы считаете, что без поддержки властей театрам сейчас не выжить?

Николай Жегин: Не выжить, конечно, не выжить. В принципе не выжить. Это дорогостоящее удовольствие - театр, особенно театральный фестиваль. Сейчас все обеспокоены слухами о театральной реформе, слухи идут, но никто не знает, что это такое, все обеспокоены. Но все прекрасно понимают: без поддержки не выжить.

Олег Вахрушев: Сейчас в екатеринбургской студии Радио Свобода появился руководитель Малого драматического театра "Театрон" Игорь Турышев. Игорь, ваш театр, которому 16 лет, постарше, нежели театр Комедии, давно участвовал в фестивалях различных?

Игорь Турышев: Совсем недавно.

Олег Вахрушев: Это какой был фестиваль?

Игорь Турышев: В сентября этого года была "Новая драма" в Санкт-Петербурге.

Олег Вахрушев: То есть жизнь фестивальная театров идет?

Игорь Турышев: Совершенно верно, идет полным ходом. Кстати говоря, если меня слышат в омской студии, я хотел бы поприветствовать омский фестиваль, потому что в первом омском фестивале "Молодые театры России" Малому драматическому театру "Театрон" пришлось участвовать спектаклем "Свидание про любовь", и Николая Ивановича Жегина я категорически приветствую. Это замечательный фестиваль, показывающий срез молодых театров России, проблемы, которые существуют у молодых театров России, в первую очередь, не экономические, а, скорее, творческие.

Олег Вахрушев: Андрей, а ваш театр Комедии уже участвовал в каком-нибудь фестивале?

Андрей Ушатинский: Нет, конечно, еще никуда нас не приглашала, и еще ни с кем не контактировал я по этому поводу, но, я надеюсь, что мы пойдем еще вперед.

Олег Вахрушев: Сергей Юрский в рассказе Вячеслава Сурикова сказал, что ранее гастролями занимались именно власти. Сейчас эта гастрольная система рухнула, скажем так, и фестивали призваны заменить это все, обмен опытом происходит на фестивалях. Я хочу спросить у Николая Ивановича Жегина, насколько велико значение фестивалей и фестиваля именно "Молодые театры" сейчас для российского театрального искусства?

Николай Жегин: Конечно, это значение необычайно велико, даже трудно переоценить его. Фестиваль "Молодые театры России" - это один из немногих форумов, где молодые театры могут показать себя и высказаться, а мы, со своей стороны, можем немного понять, куда идет наш театр.

Олег Вахрушев: А куда идет наш театр?

Николай Жегин: Вот это вопрос, как говорится, на засыпку. Никто сегодня не ответит на этот сложный вопрос. Изменились все социальные условия, в которых живет Россия. Мы часто говорим об отсутствии национальной идеи. Вот в этом идейном вакууме мы сегодня и живем. Молодые авторы ощупью ищут какие-то новые темы. У них более обостренное, конечно, восприятие действительности. Они более остро воспринимают проблемы своего молодого поколения. Кстати, я своим коллегам из Екатеринбурга хочу сказать, что я с огромным интересом и уважением отношусь к тому, что происходит в Екатеринбурге, где создан такой драматургический ареал. Николай Коляда, известный драматург, собственно, это не новость, это всем известно, создал свою студию, где воспитываются замечательные ребята. Я каждый год читаю их новые пьесы. Совсем недавно в журнале "Современная драматургия" N3 опубликовано четыре пьесы из Екатеринбурга молодых авторов, воспитанников Николая Коляды. Замечательные ребята и можно с надеждой смотреть на их театральное будущее.

Олег Вахрушев: По поводу того, куда идет российский театр, когда вы сказали, что вопрос на засыпку, ваши коллеги здесь, в екатеринбургской студии развели руками, видимо, с чем-то не согласны. Пожалуйста, Андрей.

Андрей Ушатинский: Я не то чтобы не согласен, но мне кажется, что, несмотря на сложности экономические, у театра сейчас конкретный путь - он идет на рынок, это видно и по тем пьесам, которые появляются у них всех, коммерциализация такая у театров происходит. И в любом случае будет искусство, никуда от этого не деться, театр без искусства быть не может. Вот такой пример. У моего друга отец работает в театре в Германии, у него там русский театр. И в городе, который в 4 раза меньше Екатеринбурга, 200 театров. Не 21, как в Екатеринбурге, а 200. Живут они абсолютно по-разному. Кто-то получает какую-то дотацию, кто-то живет на деньги, которые люди зарабатывают в других места, а сюда приходят. Конечно, у них уровень разный, но их 200. И чему, как отец рассказывал, он особенно поражен, они все заполнены. Каждый спектакль - полный зал.

Олег Вахрушев: Правительство России намерено в ближайшее время представить в Госдуму законопроект по реформированию театра. Эксперты предполагают, что инициативы властей приведут к закрытию сотен репертуарных театров, жесткому контролю со стороны государства за заработком коллективов и к прямому репертуарному диктату. Свердловские областные власти поддержали эту инициативу правительства повышением для театров арендной платы за помещения.

Ирина Мурашова: Один из самых молодых театров Екатеринбурга - «Коляда-театр» - открылся летом этого года. Его художественный руководитель Николай Коляда - драматург с мировым именем. Последней наградой Николая Владимировича является полученная в середине октября Царкосельская премия. Эти 14 тысяч он рассчитывал потратить на обычные театральные коммунально-бытовые нужды. Но по возвращении из Москвы худрука ждало неприятное известие. Рассказывает пресс-секретарь Министерства госимущества Свердловской области Александр Родионов...

Александр Родионов: В сентябре этого года была утверждена постановлением правительства Свердловской области методика определения величины арендной платы за пользование нежилыми зданиями, помещениями, сооружениями, находящимися в собственности Свердловской области. С сентября этого года действует новая ставка арендных платежей. Средняя величина арендной платы за один квадратный метр, если мы возьмем, к примеру, Екатеринбург, по областной методике составляет 386 рублей за квадратный метр.

Ирина Мурашова: Аренду на подвальное помещение, в котором находится театр, подняли более чем в два раза - раньше платили по 15 тысяч рублей в месяц, с сентября надо платить 38 тысяч. Николай Коляда уверен, что театр эту сумму «не потянет». Сейчас зарплата актеров итак составляет 500 рублей в месяц плюс 150 рублей за каждый выход на сцену.

Николай Коляда: Билет в театр стоит 120 рублей. На детский спектакль - стоит 50 рублей. Чтобы собрать 38 тысяч, это полмиллиона в год, я не знаю, что я должен делать, я должен сделать цену билета по 800 рублей, а это невозможно. В такой ситуации не только мой театр, в такой же ситуации "Театрон", молчит, боится, против власти лучше не идти. Очень просто, завтра к тебе придет налоговая полиция, а докопаться можно к фонарному столбу. И найдут такие нарушения, что ты будешь просто закрыт. А я хожу и воняю, потому что я говорю: мы выставим пикеты, мы перекроем улицу Ленина.

Ирина Мурашова: Специалисты Министерства госимущества не понимают, чем вызвано возмущение Николая Коляды и говорят, что «вопрос об арендных ставках обсуждаем». Руководитель театра хочет на это надеяться, но о своем детище говорит уже в прошедшем времени:

Николай Коляда: Мы играли каждый день спектакли, мы делали каждый месяц премьеры, столько у нас здесь было детей из детских домов, мы делали спектакли для пенсионеров, и льготные спектакли. Вот сейчас будет 1 ноября ансамбль "Вдохновение" Общества инвалидов, такие роскошные тетки, которые будут петь. Мы что-то делали доброе для этого города, для Урала, для Свердловской области.

Ирина Мурашова: А пока «Коляда-театр» живет, готовит премьеру «Ревизора» и «Старика Хоттабыча», знакомит зрителей с историями о Золушке, Кармен и Карлсоне. Есть в репертуаре и спектакль с говорящим названием «Птица Феникс».

Слушатель: Доброе утро, глубокоуважаемые! Я Александр Ефимович из Москвы. Мне очень приятно сознавать, что, не хочу вас обидеть, в провинции, на периферии появляются молодые театры, привлекающие внимание культурных слоев городов. Но в массовом явлении после распада СССР недостаточно происходит восполнения тех театров, которые, так сказать, были вынуждены закрыться. Как правило, все театры, возникшие на коммерческой основе, считают верхом искусства появления на сцене обнаженных тел, и чтобы больше половины действия происходило в спальне. Даже некоторые ведущие актеры академических театров Москвы позволяют себе участвовать в таких сценах. Если бы я их не видел лично, я бы никогда не поверил. Поэтому более чем отрадно, что появились и в Омске, и в Свердловске, и в Москве ("Геликон-опера") театры, где душа радуется за то, что есть просвет в этот тяжелый период времени, когда преступники в моей стране восстановили эксплуатацию человека человеком.

Олег Вахрушев: Я прошу прокомментировать факт наличия обнаженных тел на сценах театров, в частности, в Омске у Николая Жегина. Как у вас сейчас на фестивале с обнаженными телами, Николай Иванович?

Николай Жегин: Да-да, вопрос формулируется: как у вас, Николай Иванович, обстоит дело с обнаженкой? Теперь так говорят, да? Вы знаете, тут два вопроса и очень интересных. Во-первых, закрываются ли театры в России? Вот я не знаю ни одного случая, и это удивительно, чтобы закрыли театр. Такая страна Россия, где театры не закрываются. Ни один мэр, ни один губернатор не допустит, чтобы в подведомственной ему территории закрылся театр. Таких фактов мы не знаем. Так что то, что закрываются традиционные театры, - это все-таки миф. Не закрываются. Это первое. И второе, вот вчера я был на премьере омского камерного "Пятого театра". И вот мы говорим о том, что появляются там вот такие сомнительные эротические сцены, да, этого хватает, конечно. Но что поставил "Пятый молодежный театр"? Классику. Он поставил Горького, Горького, про которого еще несколько лет назад говорили: вот основатель социалистического реализма и так далее. Это замечательный русский писатель прежде всего. И мы увидели прекрасную постановку "Чудаков", горьковскую пьесу, которую поставил Анатолий Браудин, известный режиссер, который работал и в Екатеринбурге, и сейчас работает в Питере. Это спектакль тонкого психологического реализма, это спектакль традиционной русской актерской школы. Вот мы говорим о том, что в условиях рынка идет коммерциализация искусства, судя по вчерашнему спектаклю, ничего подобного. Это Омск, это продолжение традиций омской драмы с ее тонким психологическим рассказом о человеческой душе, о ее исканиях, о ее страданиях. Вот такой был вчера спектакль. А что касается обнаженных тел, вы знаете, этим театр уже переболел. Это было лет 10, пожалуй, назад, когда был период сначала чернухи, а потом период порнухи, условно говоря. Ушло! Зритель уже на это не клюет.

Игорь Турышев: Я в определенной степени согласен с Николаем Ивановичем Жегиным о том, что без какой-либо государственной поддержки театру любой формы собственности существовать на сегодняшний день достаточно проблематично. Возможно, но проблематично. В Омске и Омской области, поскольку мне не раз доводилось бывать там на гастролях и на фестивале, я знаю, существует губернаторская программа помощи театрам, независимо от их статуса, формы собственности. Что называется, от определенного пирога каждому кусочек. Это важно.

К сожалению, в Свердловской области не существует программы государственной областной поддержки театрам, поэтому возникают все вот эти проблемы с разными арендными платами и так далее. Да, уважаемый Николай Владимирович Коляда, нас тоже коснулся вопрос повышения арендной платы. Мы обращались уже и к губернатору, и к полномочному представителю, и в Министерство культуры, и в Министерство государственного имущества, от которого, кстати, получили очень интересное письмо. Оно адресовано как бы не нам, а ответ губернатору. В нем написано: уважаемый губернатор, ну, вы же нам повысили план сбора денег за аренду, вот мы и берем с театров.

Олег Вахрушев: То есть театры - это последняя сила, которая именно выполнит план?

Игорь Турышев: Да, план по сбору финансов в казну Свердловской области. К сожалению, все это достаточно печально при всем при том, что в Екатеринбурге уже несколько лет наблюдается театральный бум, потому что залы наших театров не то что не пустуют, они просто забиты до отказа и билеты раскупаются надолго вперед. Конечно, хотелось бы, чтобы на это обратили внимание власти, чтобы не с помощью театров зарабатывать, что театрам помогать надо, а не выжимать из них последние соки. Ну, это, так сказать, в качестве жалобы, принципиальной, объективной, но я еще раз хочу сказать, что при этом идет нормальный здоровый творческий процесс. Вот новые театры открываются. Это же каким дерзким человеком нужно быть, чтобы в достаточно трудное время открыть театр. Но это надо, надо, потому что нашему зрителю нужно давать свободу выбора, он должен выбрать. А что же выбирать из пяти или из трех? Выбирать надо из какого-то общего большого количества. Должна быть какая-то художественная палитра, какая-то сумма художественных впечатлений, школ, экспериментов, направлений. Тогда это объективная картина.

Олег Вахрушев: Вот сейчас мы и спросим у смелого человека Андрея Ушатинского, руководителя театра Комедии, как финансово вы собираетесь продержаться на плаву в этом мире? О художественной части все понятно, люди талантливые, с творчеством, видимо, проблем не будет, а сейчас именно финансовая часть.

Андрей Ушатинский: Конечно же, безумно сложный вопрос, потому что пока я нахожусь на перепутье. Просто в своих рассуждениях о том, как может выживать театр, мне бы не встать на другую сторону баррикад относительно всех тех, кто говорит, что театр сложный и так далее. Потому что я же прекрасно понимаю: да, сложный, я же на своей шкуре это испытываю. Просто есть в России такой миф, что театр - это только искусство, что денег он не может зарабатывать. На самом деле зритель, идя в театр, платит конкретные деньги. Следовательно, спектакль есть очень конкретный продукт, который имеет свою цену. И в зависимости от того, насколько бренд раскручен, настолько он и готов платить за этот бренд. Либо он заранее готов посмотреть качественный спектакль и поэтому платит больше денег, или он знает, что его сюда затащили, как школьника, и он сюда идет попихаться со своими одноклассниками. Это просто одна сторона вопроса. А то, насколько сложно с арендой, я пока говорить не могу, поскольку пока своего помещения нет, и я тоже очень много получил радостей при общении с властями. Достаточно сказать, что, как мне известно, на открытии театра ни одного человека из власти не было, несмотря на то что им были выданы пригласительные билеты, и открытие было бесплатным для всех, просто по пригласительным билетам приходили. Да, программы нет, я понимаю, что без этой программы в городе Екатеринбурге действительно будет плохо. Мы - 21-й театр, "очковый". Наверное, на 21 театр сложно будет распределить какие-то суммы, если вдруг они появятся в какой-нибудь программе. Но поиск, поиск, еще раз поиск, как в искусстве, так теперь в наше время и в коммерции, поиск, каким образом выживать.

Олег Вахрушев: Какие для вас первоочередные шаги в этом плане? Вам нужно, в первую очередь, платить тому театру, где вы арендуете площадку, заплатить актерам, заплатить техническому персоналу, ну, и себя не забыть. Что для вас наиболее важно сейчас? Либо все-таки творчество превалирует над этими всеми финансовыми проблемами?

Андрей Ушатинский: Да, превалирует, потому что я еще не заработал пока ни одной копейки лично, то есть все мои зарплаты идут в казну, на свои деньги я делаю декорации, плачу артистам. По крайней мере, тот спектакль, который состоялся на открытии, бесплатный, полностью лег на мои плечи. Сейчас есть договор с театром кукол, спасибо Архангельской, директору театра, и там, естественно, арендная плата за пользование этим театром, оплата сотрудников этого театра и, конечно, плата актерам. По крайней мере, уже начинается коммерческий успех, возможно, что мы окажемся в ключе, если, конечно, к нам все на два спектакля придут. Другое дело, что сложно договорить с еще какой-нибудь площадкой. В театре кукол мы не можем работать каждый день, как бы нам этого не хотелось, а в связи с этим и появляются финансовые проблемы. Везде всегда поиск.

Олег Вахрушев: Нужны ли новые театры, в частности, в Екатеринбурге, на ваш взгляд?

Игорь Турышев: Да, нужны.

Олег Вахрушев: Какую цель будет преследовать их создание?

Игорь Турышев: Для того, чтобы возникало как можно больше картин различных художественных поисков, для того, чтобы у зрителя, потому что работаем мы только ради зрителя, была возможность выбора.

Олег Вахрушев: Андрей, нужен ваш театр сейчас, по вашим ощущениям?

Андрей Ушатинский: Кому? Городу? Понятия не имею.

Олег Вахрушев: А зрителю?

Андрей Ушатинский: Я надеюсь, что нужен, иначе я бы этого не делал, потому что в любом случае искусство - это эго. Мы говорим: мы нужны, вы смотрите, мы же нужны!

XS
SM
MD
LG