Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Объявлены итоги литературного конкурса "Русский Декамерон"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Андрей Шарый: В Москве в центральном Доме литератора объявлены итоги литературного конкурса "Русский Декамерон". Несмотря на то, что в конкурсе рассматривались произведения на эротическую тему, члены жюри единодушно заявили, что в русской прозе любовь побеждает эротику.

Елена Фанайлова: В прошлом году глава Издательского дома "Московские новости" Александр Вайнштейн объявил об учреждении новой литературной премии "Русский Декамерон" и ее фонда. Организаторы премии сформулировали задачу так: "Мы хотим прочитать современную историю про любовь, написанную по-новому, так, как никто до вас еще не писал. Главное, чтобы эта история была интересной, волнующей, про наши эротические чувства и фантазии". О необходимости и достаточности такой премии перед объявлением ее лауреатов в ЦДЛ, я беседовала с литераторами Семеном Файбисовичем, Львом Рубинштейном и Дмитрием Приговым.

Семен Файбисович: Премия, по-моему, хорошая, потому что страна страшно ханжеская. Все, что связано с эротикой, порнографией, я не знаю, где теперь между ними граница, это значит все спецподразделения. Во всяком случае, чем больше, тем лучше. А там поглядим.

Лев Рубинштейн: С одной стороны, хорошо, что есть еще одна премия, как бы она ни называлась. Просто всегда рад, когда пишущие люди получают какие-то деньги. С другой стороны, формулируя эту номинацию, немножко странновато, мне кажется, оценивать всякие художества не по их каким-то качествам, а по жанрам, а это, что называется, эротизм - определение жанровое. Стихи о любви или о родине - это примерно то же самое.

Дмитрий Пригов: Поскольку рынок достаточно дифференцирован, и существует огромное количество номинаций, по которым проходят разные писания, то каждая номинация имеет право и возможность как-то быть отмеченной. Есть лучший детектив года, есть еще. Я правда, не очень знаком с этой тематикой и, думаю, раньше надо российской как-то поддерживать этот род литературы. Потому что до сей поры была как-то неопределенной, скатывалась либо к употреблению матерного языка, либо к всяким садомазохистским включениям в большие романы. Может быть, эта премия как-то поспособствует вычленению, вычищению этого жанра. Каждый жанр, наверное, имеет право иметь свою премию. Собственно говоря, по составу жюри, которое я вижу, вряд ли в победители может пробиться что-то запредельное, не художественно откроенное.

Елена Фанайлова: Премия "Русский Декамерон" существует при поддержке русского ПЕН-центра. Говорит его директор, писатель Александр Ткаченко.

Александр Ткаченко: Ни эротика, ни секс меня не интересуют в литературе, потому что, если это органично происходит в произведении, то это вообще нельзя называть ни эротикой, ни сексом, никак - это просто жизнь. Весь этот ажиотаж мне смешен, честно. Потому что, если придумано и надумано садиться и писать об этом, то это смешно. Потому что, когда пишешь на заданную тему, то получается плохо. Обожаю Берроуза, Генри Миллера, но у нас немножко другие традиции, у нас есть несколько опытов и довольно неудачных, надо сказать. Это все было в советские времена, это все из-под полы, это что-то. Я не имею в виду роман Сорокина - это совсем другое. Там его обвиняли в порнографии, хотя у него художественная литература.

Елена Фанайлова: Время для объявления премии "Русский Декамерон" в прошлом году было в литературном смысле горячее. Скандал вокруг книг Владимира Сорокина вызвал в литераторской среде страх возобновления цензуры. И член жюри "Русского Декамерона" писатель Татьяна Толстая заявила, что никакие "Идущие вместе" литературе не указ. Однако выяснилось, что русская литература сама диктует себе свои правила. Говорит координатор жюри премии Александр Михайлов.

Александр Михайлов: Мои общие впечатления таковы, что в России, как и в Советском Союзе, секса в общем-то нет. Я вздохнул, потому что я очень много прочитал, и было дольно трудно, это испытание не для слабонервных. В России есть такой секс сквозь слезы, я бы сказал, скорее, даже слезы, а секса вообще нет. Есть, безусловно, всяческие отношения между людьми, которые называются любовью, и любовь, как всегда бывает в России, она этот секс побеждает.

Елена Фанайлова: О работе в жюри и результатах премии "Русский Декамерон" говорит известный прозаик Андрей Битов.

Андрей Битов: Совершенно нормально, потому что это было организовано на профессиональных принципах. Жюри оплачено, это была работа, не было самодеятельности. Что касается эротики, то было очень любопытно: сможет ли русская литература хотя бы на современном этапе преодолеть эту очень сложную фактуру. Потому что русская речь застенчивая, и недаром она выделила мат в отдельную область жизни. У нее это не получается. Может быть, это и есть ее великое достоинство, то ли языка, то ли литературы. Я должен сказать, что это не получилось. Никакой там эротики нет и ничего не получилось про эротику. Все-таки про любовь, и все-таки литература. И безукоризненно сошлись все члены жюри, по крайней мере, все четыре, что выбраны, ни одного не было расхождения.

Елена Фанайлова: Главную премию "Русский Декамерон" - 15 тысяч долларов получил прозаик из Екатеринбурга Игорь Сахновский. Он идеально попадает в сферу издательского интереса, о которой говорилось на объявлении четырех лауреатов. Профессиональный, но не слишком известный писатель, книги которого при должной рекламе смогут хорошо продаваться.

XS
SM
MD
LG