Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По каким причинам питерскому Литературному фонду грозит выселение?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская, председатель петербургского Литфонда Евгений Невякин, юрист Елена Родченкова.

Андрей Шарый: Литературный фонд, созданный в Петербурге в XIX веке для помощи неимущим литераторам, оказался на грани разорения. Об этом свидетельствуют результаты аудиторской проверки, проведенной в прошлом году. Фонд может быть выселен из занимаемого помещения. Руководство Литфонда направило будущему губернатору Санкт-Петербурга открытое письмо с просьбой о помощи.

Татьяна Вольтская: Петербургский Литфонд существует почти 150 лет. Он был создан в 1859-м году Достоевским, Тургеневым, Некрасовым как Общество помощи нуждающимся и пьющим литераторам. Сейчас в организации состоит более 700 человек, она вторая по величине после московской. Основные функции ее остались прежними - это помощь престарелым, больным, бедным писателям. Срок аренды здания на Литейном 64, где помещается Литфонд, закончился год назад. Бывший губернатор Петербурга Владимир Яковлев на просьбы о продлении аренды написал "на прежних условиях". Но это не устроило чиновников из КУГИ, которые в конце сентября 2003-го года начали выселять Литфонд. Говорит председатель петербургского Литфонда Евгений Невякин.

Евгений Невякин: Арбитражный суд 14-го августа этого года решил с нас снять 450 тысяч рублей, а также выгнать нас из этого помещения, в котором мы находимся. Получается так, что нас выгоняют на улицу. Потому что Дома писателя нет, он сгорел, а теперь отремонтирован для кого-то другого. То есть единственная творческая организация в городе, которая не имеет своего здания, оба союза ютятся в комнатушках. Нам некуда деется.

Татьяна Вольтская: Одна впечатляющая подробность - решение Арбитражного суда о прекращении аренды работники Литфонда получили только через месяц после заседания, то есть тогда, когда его уже нельзя было обжаловать.

Евгений Невякин: У нас каждый месяц приходит, большая папка у меня заявлений с просьбой о помощи на лекарства, на лечение, либо просто материальную помощь. Потому что в Союзе постарели многие люди, уже или не пишут, или их не задают, в очень тяжелом материальном положении. И если нас сейчас выселят, нам будет негде жить, то прекратится вот эта материальная помощь, которую мы еле-еле собираем отовсюду - от спонсоров, что-то сами ищем, Москва немножко помогает. Это будет прецедент, потому что это будет единственный Литфонд в стране. Где писательские организации существуют, там везде есть какие-то отделения, филиалы литфонда, а у нас не будет. Писательская организация окажется без помощи совершенно.

Татьяна Вольтская: Поэтому руководители Литфонда и обратились с открытым письмом к будущему петербургскому губернатору, прося "урезонить нескольких зарвавшихся чиновников, равнодушных к судьбе не только старейшей в России общественной писательской организации, но и ко всей отечественной культуре". Поскольку извещение о выселении получил не только Литфонд, но и некоторые издательства, Евгений Невякин считает, что КУГИ решил воспользоваться ситуацией междуцарствия, когда прежнего губернатора уже нет, а новый еще не выбран, и под шумок выгнать из центра города все организации, имеющие льготы.

Евгений Невякин: Они решили вселить сюда богатых иностранцев или богатых людей, а культурные организации просто отсюда выкинуть.

Татьяна Вольтская: Вообще-то питерскому Литфонду последнее время не везет, это ведь не единственная беда, обрушившаяся на его голову. Когда-то он владел знаменитым Домом творчества Комарова, дачами, швейным ателье, поликлиникой Книжной Лавкой писателей, сдавал в субаренду часть помещений на Литейном 64. Проведенная в прошлом году аудиторская проверка показала, что ежемесячно мимо писательской кассы проходили большие суммы денег, а состояние бухгалтерского учета и отчетности полностью не соответствует требованиям действующего законодательства. Говорит юрист Елена Родченкова.

Елена Родченкова: По результатам аудита мы не досчитались около миллиона рублей. Выяснилось, что полный хаос в документах, и это, может быть, кому-то на руку. Мы не хотим, чтобы это было кому-то на руку. Нас спасать некому, на культуру все плюют, имя писателя низведено до бомжа, и мы должны спасать себя сами.

Татьяна Вольтская: В результате часть имущества отошла к городу, деньги бесследно пропали, и даже Книжная лавка писателей, проработавшая, между прочим, всю блокаду, теперь почему-то принадлежит Москве. И не только лавка, поясняет Евгений Невякин.

Евгений Невякин: Лавка писателей и Дом творчества Комарова является собственностью литфонда России, и деньги они перечисляют в Литфонд России. Нам обещают потом эти деньги возвращать в Питер.

Татьяна Вольтская: И возвращают?

Евгений Невякин: Пока нет.

Татьяна Вольтская: В создавшейся неразберихе Евгений Невякин склонен обвинять не только чиновников, но и самих писателей.

Евгений Невякин: Все покрыто мраком, трудно сказать, что там было, потому что и правление Литфонда - надо было контролировать деятельность. Было подано заявление в прокуратуру, но прокуратура отказалась этим вопросом заниматься. Так что все как бы на тормозах, надо начинать все сначала. Денег нет, помещение отбирают.

Татьяна Вольтская: Как известно, петербургский Дом писателей несколько лет назад полыхнул не менее эффектно, чем булгаковский "Грибоедов". Точнее, он горел даже несколько раз, потом был отремонтирован, но к писателям так и не вернулся. Литфонд тоже оказался лишенным всякого имущества. Таким образом итогом великого петербургского периода русской литературы может оказаться горстка состарившихся писателей, которым не на что купить лекарства.

XS
SM
MD
LG