Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью с Владимиром Познером


С президентом Российской Академии телевидения Владимиром Познером беседовала Мелани Бачина.

Мелани Бачина: Владимир Владимирович, на сегодня была назначена церемония Тэфи, и, насколько мне известно, она отменена. Вы могли об этом рассказать, почему вы приняли такое решение и что будет дальше?

Владимир Познер: Было ясно, без того, чтобы принимать какие-то коллективные решения, что на фоне того, что происходит в Москве, праздновать свой профессиональный день было бы, мягко говоря, бестактно. Занимать эфир, три с половиной часа, и показывать это действо, опять-таки, на фоне этой трагедии, особенно со стороны телевизионщиков - было бы совсем неловко. Еще вчера утром мне стали звонить разные мои коллеги по профессии, не только из Москвы, но и из разных городов, поскольку должны были приехать все победители Тэфи-регион, довольно большая группа людей, их спрашивали, как и что, и все говорили о том, что все-таки нельзя творить это торжество в нынешней ситуации, с чем я был совершенно согласен. Понятно, что я один не мог принять решение и я по очереди связался со всеми учредителями фонда Академии российского телевидения, их 15 человек и, по сути дела, все 15, безусловно, согласились с тем, что нужно перенести Тэфит на другое число. Когда – это мы еще обсудим, уточним. Это вопрос, как говорится, не горит, но, то, что нельзя было проводить это сегодня - с этим все были абсолютно согласны. Поэтому все и приняли такое решение, консолидированное мнение телевизионного сообщества.

Мелани Бачина: Владимир Владимирович, как лично вы относитесь к событиям последних часов и вообще к тому, что происходит?

Владимир Познер: Я, пожалуй, соглашусь с теми, кто говорит, что никогда, ни в каких случаях нельзя идти на уступки террористам. В этом смысле пример показывает Израиль. Конечно, можно сказать - вам легко говорить, у вас там нет родственников, я понимаю, что это серьезный упрек, и что на него трудно ответить, хотя могу себе представить, чтобы у меня был бы там близкий человек, и это очень тяжелое решение, но все-таки я убежден, что только если террористы понимают, что никогда и ни при каких условиях им не пойдут на уступки, только тогда они могут, в конце концов, прийти к выводу, что их усилия бессмысленны и бесплодны. Если только уступить раз, причем чем громче произошедшее, тем больше внимания ему уделяется, как только уступить - это сигнал для террористов, действующих не только в России, но и во всем мире, что они все-таки своего таким образом могут добиться. Я не знаю, каким образом нужно решить данный, конкретный конфликт, но я знаю точно, что только не путем уступок, как бы жестоко и жестко это ни звучало.

XS
SM
MD
LG