Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книжная ярмарка: самые актуальные книги – о терроризме


Программу «Темы недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Дмитрий Волчек: В связи с трагедией в Северной Осетии в Москве была значительно сокращена программа Дня города, исключены все развлекательные мероприятия. Трагические события сказались и на программе открывшейся в среду в Москве Книжной ярмарки.

Елена Фанайлова: Ярмарка открылась первого сентября. Накануне вечером произошел теракт на "Рижской". На открытие ярмарки ждали высшее российское руководство. Приехали только Михаил Cеславинский, который сообщил, что в этом году Россия по впуску книг должна обогнать Советский Союз 70 годов, и Владимир Жириновский.

Владимир Жириновский: Это самая приятная картинка - видеть человека, в руках у него книга, а не бутылка пива или какой-то еще развлекательный момент. Это нужно - и мороженое, и магнитофон, но книга облагораживает.

Елена Фанайлова: Перед выступлением начальства мальчики в русских народных костюмах плясали под "Калинку". Никто не произнес ни слова о жертвах теракта и захвате школы в Осетии. Церемонию открытия наблюдала Алена Солнцева, заведующая отделом культуры газеты "Время новостей".

Алена Солнцева: Я видела открытие. Странно, что оно вообще было, потому что никто естественно, не приехал. Обычно глава правительства или кто-то. Сейчас только Cеславинский выступил. Потом начали танцевать дети. Площадь была пуста практически, кроме нескольких десятков книжных начальников и каких-то глав компаний тут никого не было. То есть публики не было как таковой. В этом году очень мало народу пришло, люди еще не опомнились. Хотя, казалось бы, мы должны привыкнуть, нас через день взрывают. Я поймала себя на том, что я с ребенком смотрю телевизор и одновременно ужинаю. Диктор НТВ говорит, зрелище впечатляющее, а в это время показывают труп женщины, я думаю, что это какой-то макабр полный. Нормально, мы живем. Подумаешь - теракт, норма жизни.

Елена Фанайлова: Тележурналист, экс-корреспондент НТВ Анна Лошак и дизайнер Сергей Стырикович сделали ярмарочные прогнозы.

Анна Лошак: На фоне событий, происходящих в Москве, наибольшим успехом должен пользоваться стенд издательства "Ультракультура". Потому что у них все то, что сейчас актуально: "Исповеди шахидок", "Все про исламский менталитет". К ним должны просто стоять очереди.

Сергей Стырикович: Я на самом деле думаю, что от всего, что творится в Москве наоборот надо спасаться в обществе книголюбов и как можно меньше соприкасаться с окружающей действительностью.

Елена Фанайлова: Между двумя павильонами бывшей ВДНХ площадка, на ней два самолета. На одном из них огромный плакат с персонажами комикса: девушка и парень в стиле милитари, надпись: "Книга - это оружие". Издательство "Ультракультура". У трапа несколько парней в военной форме.

Мужчина: Привлекаем внимание к издательству "Ультракультура". Креативная идея в издательстве появилась и решили реализовать ее. Поэтому мы в касках. Презентация "Ультракультуры" - книг, к примеру, Эдуарда Лимонова.

Елена Фанайлова: Помимо Лимонова в списке "Ультракультуры" книга Юлии Юзик о шахидках, биография Джохара Дудаева, исследования о терроризме. На стенде издательства АСТ популярный автор детективов Эдуард Тополь представлял свои книги.

Эдуард Тополь: Я написал книгу "О любви и терроре" о "Норд-Осте". Я год потратил на опрос заложников и "альфовцев", собрал уникальные документы и материалы по тому, что минута за минутой происходило в этом зале.

Елена Фанайлова: Особых мер безопасности на ярмарке заметно не было, зато появилось издательство с названием "Запасный выход". Говорит его директор Борис Бергер.

Борис Бергер: У нас издательство называется "Запасный выход", но мы подразумевали совершенно культурологический аспект, что с точки зрения техники безопасности в мире китча должен быть запасный или назовем это безопасный выход, где можно посмотреть хорошую литературу. Книжка, посвященная Чехову или психология современная. Кстати, книга, которую мы выпустили, "Умственные эпидемии", соответствует этой тематике. Потому что сто лет назад был вспышки террора сумасшедшие и как бы сейчас они повторяются из-за других каких-то причин, и религиозных, и причин мироустройства. Реньяр относится к разным фактам исторических процессов, как к умственным эпидемиям, начиная от революций и войн. Терроризм, мне кажется, это тоже умственные эпидемии. Люди подвержены каким-то психозам, психозам нашего нового века.

Алена Солнцева: Книга вместо тихого дела превращается в какой-то странный черный гул карнавала. На самом деле мне совершено непонятно, как тут разбираться. Я спрашивала у организаторов выставки, почему у них нет сайта именно выставки, где можно было бы посмотреть на планы, на карты. Потому что в этом торжище найти что-то трудно. Тут кто-то выступает, какие-то бесконечные, как на вокзале, объявления в репродукторах, что выступает великий писатель Тополь, который подарит вам свой автограф, а завтра вам Устинова объяснит, как жить, а послезавтра еще кто-то. Бедные провинциальные издательства, которые приезжают с какими-то книжечками, учебными пособиями, книгами как закатывать консервы и как делать оладьи. Впечатлений на самом деле много, это любопытная вещь. Но книга, которая могла бы стать центром выставки, на мой взгляд, им не становится, а становится медиа-культура сегодняшнего дня.

Анна Лошак: Здесь всегда найдется книжка-малютка, какой-нибудь мастер, который на срезе пера вырезал очередную книжку Пушкина. Здесь всегда есть люди, которые делают художественные татуировки. То есть мы приходим ради фриков. К сожалению, с годами их становится все меньше и меньше, а все больше коммерческой литературы. Успех коммерческой литературы, когда она тоже перерождается в какой-то перформанс. То есть интересно, естественно, смотреть, как собираются Донцова, Маринина и Устинова и устраивают женские колядки.

XS
SM
MD
LG