Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы реставрации скульптурных произведений


Программу ведет Иван Толстой. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Джованни Бенси и Татьяна Вольтская, заместитель заведующего отделом западноевропейского искусства Эрмитажа Сергей Андросов и скульптор-реставратор Эрмитажа Светлана Петрова.

Иван Толстой: После многомесячной полемики во Флоренции начались работы по очистке и реставрации знаменитой статуи Давида работы Микеланджело Буонаротти. Рассказывает Джованни Бенси:

Джованни Бенси: Это, несомненно, одно из самых знаменитых в мире произведений искусства - статуя библейского Давида работы Микеланджело, которая находится во Флоренции перед дворцом Palazzo della Signoria, он же Palazzo Vecchio.. Ее высота 4 метра. Она подкупает гармоничностью форм. Это, сказал один искусствовед, гимн юношеской красоте и силе.

В будущем году исполнится 500 лет с того времени, как великий мастер создал свой шедевр. Поскольку статуя с тех пор находится под открытым небом, на ней оставили свои отпечатки непогода, а за последние десятилетия и растущее загрязнение воздуха. Давида нужно основательно очистить, чтобы освободить его от вредных наслоений. Но как это сделать? Мнения экспертов разделились. Кто то предлагал сухую реставрацию, очистку с использованием щеток и тряпок, но многие опасались, что это приведет к повреждению мрамора, статуя, между прочим, вырезана из одного куска. Наконец, было решено прибегнуть к методу влажной реставрации при помощи целлюлозных компрессов, намоченных в дистиллированной воде. Этот метод, по мнению директора художественной академии, который руководит работой, позволяет избежать ударов и отрицательного воздействия, которые были бы неизбежны при использовании сухой техники.

В течение последних недель с влажным методом уже проводились эксперименты, и они дали хорошие результаты. Одна из трудностей заключается в том, что в некоторых местах на статуе есть слои гипса и воска, которые были нанесены в прошлые века в попытке защитить ее от вредного воздействия атмосферных условий. Работа по реставрации Давида будет закончена к маю 2004-го года, когда будет торжественно отмечен ее 500-летний юбилей. За это время статуя не будет сниматься с пьедестала и публика сможет следить за ходом работ.

У шедевра Микеланджело за последние столетия было много перипетий. В 1527-м году во время народного восстания во Флоренции у Давида сломали руку. Реставрация была непрофессиональной, и следы от нее заметны еще и по сей день. С тех пор статую больше не очищали и не реставрировали вплоть до XIX века, когда были проведены две неудачные операции по ее очистке. В частности, в 1843-м году статую омыли при помощи соляной кислоты, что, конечно, ей на пользу не пошло.

Иван Толстой: В чем сложность сохранения скульптур, украшающих улицы, площади и парки современных городов? Ответ на этот вопрос искала наш петербургский корреспондент Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: Проблемы с содержанием скульптуры под открытым небом существуют во всем мире. Мрамор деградирует под действием ядовитой атмосферы современных городов, разъедается, превращается в известняк. В Петербурге, наверное, самый яркий пример - скульптуры Летнего сада. Лет 20 назад на карте в руках у статуи Мореплавания можно было ясно различить Петербург в виде солнечного диска, Северное и Балтийское моря. В последние годы они исчезли. Раньше скульптуры пытались покрыть специальным восковым составом, но опыт показал, что его защитное действие длится не больше трех лет. Теперь большинство городов мира переходит на радикальные методы: замену скульптуры, стоящей под открытым небом, на копию из дешевого материала, имитацию мрамора из синтетики или цемента. Уже заменены все скульптуры Висячего сада в Эрмитаже, частично скульптуры в Летнем саду. В Париже заменены копиями многие статуи сада Тюильри. Подлинники теперь можно увидеть в Лувре. И все-таки нельзя заменить всего. Кое-что приходится чистить. Большая чистка прошла в 2000-м году в Риме. Обновляли множество скульптур на фасадах дворцов и церквей, на колоннаде собора Святого Петра. В Венеции фасады со скульптурой тоже подвергались чистке. И вот теперь дошла очередь до статуи Давида во Флоренции. Что можно сказать по поводу того, что рука реставратора должна коснуться творения Микеланджело? С этим вопросом я обратилась к заместителю заведующего отделом западноевропейского искусства Эрмитажа, специалисту по западной скульптуре Сергею Андросову, который удивился, зачем вообще чистить статую Давида?

Сергей Андросов: Она когда-то стояла на открытом воздухе, а сейчас она стоит в галереи Академии, ее туда в конце XIX века еще перевели. Так что мне не совсем понятно, что они ее собрались чистить. Я думаю, что если итальянские реставраторы взялись Давида реставрировать, это, наверное, должна быть какая-то достаточно осторожная чистка. В принципе, насколько я помню, он в достаточно хорошем состоянии, и фактура мрамора хорошо видна, и пластика Микеланджело.

Татьяна Вольтская: То есть, вы хотите сказать, что затея почистить Давида - это затея от лукавого?

Сергей Андросов: Это же тоже индустрия теперь. В последнее время во Флоренции чистили, допустим, Персея Бенвенуто Челлини, "Похищение сабинянок", но они стоят под открытым небом, кроме того, чистили и заменяли, кстати сказать, копиями статуи Донателло и других скульпторов начала XV века, то есть, это у них как бы на потоке. И до Микеланджело дошли руки, но, с моей точки зрения, это не первостепенная работа.

Татьяна Вольтская: Полгода назад на стажировке в мастерской цветного камня и реставрационной лаборатории во Флоренции побывала скульптор-реставратор Эрмитажа Светлана Петрова.

Светлана Петрова: Прежде всего, новым был сам подход. Очень тщательный, продуманный, взвешенный подход вообще к принятию решения о реставрации того или иного памятника и к выбору методов, применяемых к нему. Первое, что меня поразило - это очень трепетное, тщательное отношение к поверхности любого скульптурного произведения, что, к сожалению, для нашей реставрационной школы пока не является столь значимым и принципиальным, как для флорентийской школы, потому что, общаясь и участвуя в работе реставраторов, которые занимались расчистками мраморных произведений, я поразилась ювелирному буквально подходу к каждому миллиметру поверхности. Это очень важно, этому нужно учиться, и это нужно перенимать и нам. Наше представление о том, что скульптура выполнена из вечных материалов, из камня, и стоит ее, допустим, промыть водой и протереть тряпкой, и уход за памятником обеспечен – совсем нет. И огромный арсенал методов. Это и химическая очистка, то есть, с использованием компрессов с химически активными веществами, это механическая очистка – специальные режимы пескоструйной обработки поверхности, и, наконец, лазерная очистка, то есть, то, что у нас пока вообще в России не применяется, и является очень перспективным, интересным методом для работы, в частности, с каменной скульптурой.

Татьяна Вольтская: Светлана, что вы думаете насчет чистки статуи Давида?

Светлана Петрова: Проводились очень тщательные исследования в реставрационной лаборатории Флоренции. Думаю, что в данном случае решение будет очень продуманным, взвешенным, и опять же расчистка будет носить минимальный характер, обоснованный, доказанный, подтвержденный результатами технико-технологических исследований. Может быть, это будет расчистка каких-то частей, наиболее разрушенных, для того, чтобы потом, впоследствии их закрепить.

Татьяна Вольтская: Но ведь статую давно перенесли с открытого воздуха?

Светлана Петрова: Да, перенесли, но на самом деле состояние ведь мрамора неоднородно, небольшие детали, допустим, кончики пальцев, какие-то выступающие детали, пряди волос, все-таки они уже подверглись коррозионному разрушению, это видно даже обычному зрителю. Там произошла интеграция сажистых настроений вглубь мрамора, где-то есть вот такие проблемные участки, и, конечно, они все-таки требуют внимания реставраторов, и. зная, как тщательно работают итальянские в частности флорентийские реставраторы, я думаю, что вот это реставрационное вмешательство, оно будет обоснованным, корректным и необходимым.

Татьяна Вольтская: Мой вопрос к Сергею Андросову: достаточно ли сильна школа реставраторов в Эрмитаже, или же приходится приглашать зарубежных специалистов?

Сергей Андросов: В последнее время мы видели примеры очень хорошей работы, допустим, со статуями Ростральных колонн в Летнем саду, одновременно проходили консервативные работы и в других местах, статуи на Бирже, Диоскура около Манежа, то есть, в принципе наши реставраторы вполне с этим справляются. Другое дело, что реставраторов не хватает на все скульптуры, которые находятся под открытым небом. Громилы и варвары, и вандалы работают быстрее.

Татьяна Вольтская: В чем самая большая проблема при очистке скульптуры?

Сергей Андросов: Я думаю, главная проблема в том, чтобы не перестараться, до дыр не дочистить. Главное - сохранить все-таки авторскую поверхность, а не стараться довести до такого полированного состояния, потому что при этом пропадет авторская поверхность скульптуры.

Татьяна Вольтская: Ну, будем надеяться, что авторская поверхность статуи Давида во Флоренции не пропадет.

XS
SM
MD
LG