Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открывается международный фестиваль органной музыки


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова, которая беседует с арт-директором конкурса Верой Таривердиевой, председателем жюри, известным органистом рижского Домского собора Таливалдисом Дексинсом.

Андрей Шарый: В Калининграде вечером во вторник открытие Третьего международного конкурса органной музыки имени Микаэла Таривердиева. В этом конкурсе молодых органистов участвуют музыканты из 20 стран, в том числе из Соединенных Штатов и Японии. В концерте, которым открывается фестиваль, участвуют известный скрипач Гедон Кремер и его оркестр "Кремерато Балтика". С арт-директором конкурса верой Таривердиевой и председателем жюри - известным органистом рижского Домского собора Таливалдисом Дексинсом беседовала корреспондент Свободы Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: Композитор Микаэл Таривердиев оставил всем известную музыку не только для кино, вокальные циклы и концерты, написанная им музыка для органа - основа единственного в России международного конкурса органистов. Говорит арт-директор конкурса Вера Таривердиева.

Вера Таривердиева: Дело в том, что Микаэл Леонович придавал какое-то особое значение органу и своим произведениям для органа. Он считал, что орган - это тот инструмент, который вернет людей в концертные залы, что он обладает какими-то уникальными возможностями воздействия на людей, что непременно люди, услышав орган, будут ходить в концертные залы. Ну и потом у нас в России не было международного конкурса органистов, а он нашим музыкантам был очень нужен.

Елена Фанайлова: Вера, чем отличается третий конкурс от предыдущих, на ваш взгляд?

Вера Таривердиева: Он отличается, во-первых. Масштабом, количеством участников, представляющих разные страны. Он отличается церемонией открытия, в которой участвуют Гедон Кремер и международный камерный оркестр "Кремерато Балтика". То есть мы делаем акцент на прибалтийских связях, на том, каким должен быть Калининград. Делаем акцент на будущем, потому что этот город должен быть равноправным, а, может быть, даже более значительным, чем другие прибалтийские города. Потому что у этого города уникальная история, потому что здесь жили музыкальные люди, и он очень много значит для людей всего мира. И еще наш этот конкурс устремлен в будущее, потому что мы концерт-открытие и наши мысли направляем на строительство органа в Кафедральном соборе. Мы эту идею необходимости окончательного восстановления собора Кенигсберга и строительство большого органа будем провозглашать. Музыканты всего мира должны дать концерты в пользу строительства этого собора. Вот такой первый концерт сегодня состоится.

Елена Фанайлова: То есть я правильно понимаю, что концерт Гедона Кремера и "Кремерато Балтики" - это концерт в пользу строительства?

Вера Таривердиева: Да, в пользу строительства большого органа в Кафедральном соборе.

Елена Фанайлова: Как себя конкурс чувствует в Калининграде? Почему вы выбрали именно этот город для проведения конкурса?

Вера Таривердиева: Это действительно прибалтийский город, он окружен органными странами, и город, имеющий европейскую историю, поэтмоу в нем конкурс чувствует себя естественно, очень подходит к этому городу. И здесь очень много людей, кто поддерживает его. Это главное культурное событие, скажем, двух лет. С другой стороны, масса проблем. Потому что город живет очень непростой жизнью, за двумя границами, за пределами России. Коммуникации, которые сегодня существуют, они недостаточно развиты. Может быть, нестабильность в регионе, потому что он требует какого-то другого статуса. Когда-то это произойдет. Вокруг уже страны Евросоюза, и когда-нибудь Калининград будет свободным европейским, в полном смысле этого слова, городом. Мы стареемся делать такое событие, которое бы соответствовало будущему этого города.

Елена Фанайлова: Скажите, пожалуйста, каким образом вам удается каждый год собирать такое представительное жюри? В этом году. Насколько я знаю, председатель жюри - главный органист Домского кафедрального собора Декснис, и Наталья Гуреева, преподаватель консерваторский, Леонид Десятников, известный композитор.

Вера Таривердиева: К нам даже едет Мартин Кехельбек и Керен Тьерри из Америки. Во-первых, их очень интересует Россия, если говорить о зарубежных членах жюри. Это единственный в России международный конкурс. Россия очень притягательная страна, очень атрактивная. И их интересую я, потому что такая сумасшедшая женщина, которая занимается, не покладая рук, организацией этого конкурса. Я с ними со всеми знакома по переписке. Какие-то дни, которые заложены в конкурсе, идея какого-то органного братства они им очень импонируют.

Елена Фанайлова: Какие произведения Таривердиева будут обязательными для игры в конкурсе?

Вера Таривердиева: На первом туре это бас Асинато из концерта номер два "Полифоническая тетрадь". На втором туре это две части из концерта "Кассандра" или третий концерт для органа, на третьем туре это одна из частей из "Чернобыля".

Елена Фанайлова: О том, как звучит орган в бывшей кирхе Святого семейства бывшего Кенигсберга, то есть в концертном зале калининградской филармонии, говорит председатель жюри Третьего международного органного конкурса, главный органист рижского Домского собора Таливалдис Декснис.

Таливалдис Декснис: В Калининграде очень хорошая акустика, это все-таки бывшее здание церкви. Это всегда важно - орган очень зависит от акустики, где он находится. Калининградский инструмент довольно универсален, на нем можно исполнять музыку разных стилей. Если говорить о Домском органе, то, может быть, это сложнее, потому что это чисто романтического типа инструмент, и с музыкой барокко, со старинной другой музыкой у нас довольно большие проблемы. Надо очень осторожно обращаться с этим громадным количеством регистров, голосов. Калининградский, хотя он размером меньше, набор регистров такой, что он более универсальный, можно подобрать для романтической, для современной, достаточно регистров, чтобы исполнять совсем прилично.

Елена Фанайлова: Как вы думаете, как будет звучать Таривердиев на этом органе?

Таливалдис Декснис: Я, кстати, играл в свое время "Кассандру" Таривердиева, его первый органный концерт в Домском зале, это было больше десяти лет назад. Я думаю, что композитор должен писать так, чтобы он звучал на любом органе. Насчет Таривердиева тут никаких проблем тоже нет. И каждый будет делать по-своему регистрацию, и динамику. Орган соответствует, и композитор вполне чувствует органную специфику. Я думаю, будет очень интересно послушать.

Елена Фанайлова: Меня интересует, кто сейчас играет органную музыку? Какая молодежь приходит ее играть? У меня сложилось такое впечатление, что многие из этих молодых людей работают в церквах. Обязательно ли это люди, связанные с какими-то религиозными конфессиями?

Таливалдис Декснис: Нет, я думаю, это совсем необязательно. Я недавно был в России, в Казани, в Петербурге с концертами, все так же, как было лет 10-15 лет назад, когда я очень часто бывал в Сибири и на Украине, всегда органные залы были переполнены. Именно в России как раз интерес слушателей к органной музыке очень большой. Фактически нигде в Европе нет так много слушателей, так заинтересованных. Может быть, потому, что в Европе это уже было привычно, везде звучит орган, в каждой церкви, на каждом углу, и люди уже как-то привыкли, что в каждой церкви орган и каждое воскресенье можно слышать и еще кроме того концерты. А в России сам инструмент традиционно не так раньше был известен, в прошлом столетии, в 19-м веке, слушатели хотят слышать органную музыку, именно Баха. И молодежи много на этих концертах.

Елена Фанайлова: Я знаю, что западные эксперты, которые занимаются органной музыкой, считают, что игра органистов, которые работают на территории бывшего Советского Союза, отличается от европейских категорий, от того, как играют в Европе. Вы согласны с этим мнением или нет?

Таливалдис Декснис: Знаете, я бы мог согласиться, если бы смотрел 10 лет назад. Тогда в самом деле было довольно мало возможностей где-то стажироваться на Западе. А сейчас я смотрю биографию участников - все фактически бывали в мастер-классах у самых известных педагогов Европы. Некоторые сейчас продолжают учебу. И что мне особенно понравилось, что большинство участников именно из России. И вот у российских органистов тоже география довольно широкая, которые учились в Германии. И теперь, думаю, разница гораздо меньше.

XS
SM
MD
LG