Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смерть Элиа Казана


Программу ведет Андрей Шарый. Он беседует с американским кинорежиссером Славой Цукерманом.

Андрей Шарый: В своем манхеттенском доме в возрасте 94 лет скончался режиссер, сценарист и писатель Элиа Казан, которого считают одной из самых влиятельных и противоречивых фигур американского театра и кино ХХ века. Сейчас на линии прямого эфира с пражской студией Радио Свобода по телефону из Нью-Йорка американский кинорежиссер и постоянный эксперт Радио Свобода Слава Цукерман. Слава, чем заслужил Элиа Казан такую противоречивую репутацию?

Слава Цукерман: На мой взгляд, Элиа Казан - не только один из лучших американских режиссеров, но и один из лучших режиссеров мира, потому что мало кто из наших коллег вложил так много в развитие киноязяка и сделал такие большие достижения в этой области, как Элиа Казан. А противоречивая он фигура потому, что во время маккартизма, когда он отвечал перед комиссией и по антиамериканской деятельности, многие отказались отвечать, и, как известно, кто попал в тюрьму, кто на долгие годы испортил свою карьеру. Он моментально согласился отвечать на вопросы. Единственное, что требовалось - назвать имена тех, кого он считает, что они состояли в коммунистической партии. Он назвал имена, в том числе своего лучшего друга Мартина Рита, другого режиссера, в результате чего его карьера была разрушена в течение нескольких лет, правда, все это время он продолжал преподавать в актерской студии и через несколько лет опять начал снимать. То есть, в общем-то, по российским масштабам ничего страшного с ним не произошло. По американским это была страшная трагедия, которую он тяжело переживал, осталась, как пишут, рана на всю жизнь. И когда сравнительно недавно Элиа Казану вручали "Оскара" за достижения всей его жизни, многие демонстративно не поднялись и не аплодировали в зале. В общем, он как бы до самой смерти остался спорной фигурой.

Андрей Шарый: А Казан оставался в изоляции, несмотря на то, что создал такие знаменитые фильмы, как "Америка-Америка", "Соглашение", несмотря на то, что благодаря ему Артур Миллер и Теннеси Уильямс получили статус живых классиков. Несмотря на это в Голливуде к нему до последнего времени публика относилась с недоверием, и ему не подавали руки – так?

Слава Цукерман: Скажем так, публика разделилась. Когда вот некоторые отказывались аплодировать, когда ему вручали Оскара, с одной стороны Мартин Скорсезе, а с другой Роберт Де Ниро вывели его демонстративно на сцену, вышли вместе с ним на сцену показать, что они его поддерживают. Так что можно сказать, что общественное мнение разделилось

Андрей Шарый: А известно, как сам Казан объяснял свой поступок? Это было сознательное решение, или он дал слабину, как принято говорить, или просто поддался уговорам следователей, которые с ним беседовали?

Слава Цукерман: Он всегда утверждал, что это было сознательное решение, что он считает, что если ты знаешь что-то, что может повредить стране, надо это сказать. А дальше там разберутся, был этот человек виноват или нет, которого он им назвал. Он считает, что он ничего плохого не сделал. Более того, он один из лучших своих фильмов "На набережной", классика американского кино, он посвящен этой теме, как профсоюзы, связываемые с гангстерами герой, одно из великих созданий Элиа Казана и его воспитанник, Марлон Брандо, это его лучшая роль, считается, и, в общем, как раз ситуация человека, который вынужден донести, чтобы совершить благородное дело. Что донос в данном случае является благородным делом...

Андрей Шарый: В чем, по вашему мнению, главная заслуга Казана, как кинорежиссера? В том, что благодаря ему стали известны широко или всемирно имена писателей, по сценариям которых он снимал фильмы, то что он сам писал бестселлеры и снимал фильмы, то, что Брандо или другие актеры благодаря ему стали знаменитыми, или вот вы упомянули о киноязыке Казана? Что такого с профессиональной точки зрения в его работах, что заставляет вас говорить о нем, как об одном из самых блестящих режиссеров ХХ века?

Слава Цукерман: Вы знаете, даже вопросом своим как бы вы почти ответили, потому что вы перечислили столько заслуг, что вряд ли найдется второй режиссер, который имел заслуги во всех этих областях. Но, прежде всего, не один, а вместе с группой других людей он создал театр, затем актерскую студию, то есть, тот источник американского варианта системы Станиславского, который и породил большинство американских кинозвезд, потрясающих всех монументализмом и реализмом одновременно. Все они были воспитаны этой группой, причем Казан больше, наверное, имеет заслуг в этой области, чем остальные, потому что он их вывел сначала на сцену, поскольку он ставил на Бродвее такие спектакли, как "Трамвай желания", это был сначала спектакль на Бродвее, а потом уже фильм, и в этом спектакле играл Марлон Брандо, и стал звездой, благодаря нему. То есть, он вывел этих всех актеров. Но вернемся к главному - его режиссерским достижениям и его стилю, к сожалению очень мало известному в России. Каждый раз, когда я говорю на эту тему, я открываю, у меня есть такая книжка, "Спутник киномана", 5 тысяч фильмов, насколько я знаю, это единственный справочник по зарубежному кино в России. Может, после него выходили другие, у меня не было, в нем только 3 фильма Элиа Казана перечислены. Причем фильмов, которые вы называли, за исключением "Трамвая желания", в этом списке нет. Поразительный факт. Как бы в России не известны величайшие произведения величайших режиссеров. Элиа Казан создал стиль монументального реализма, наиболее близкий к тому, что пытались сделать русские режиссеры, такие, как Сергей Герасимов, Юлий Райсман, они сделали замечательные фильмы, я их очень люблю, но, к сожалению, им не удалось даже приблизиться к тому, чего достиг в этой области Казан. Трудно даже приблизиться, такие фильмы, как "Блеск в траве", "На восток от рая", "Дикая река" - они вообще как бы в России неизвестны. Это совершенно потрясающе, то, что назвали бы даже не социалистическим, а социальным реализмом, монументально-социалистические полотна, равных которым никогда не было. Может, только когда-то начинал во Франции Ренуар, потом Висконти пытался, но никто из них не достиг такой масштабности, которой достиг Элиа Казан.

XS
SM
MD
LG