Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Впервые в истории существования Организации Объединённых Наций в её здании разрешено снимать художественный фильм


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ян Рунов

Андрей Шарый: Впервые в истории существования Организации Объединённых Наций в её здании разрешено снимать художественный фильм. Среди дипломатов появляется режиссер Сидней Поллак, а также голливудские звезды Николь Кидман и Шон Пенн.

Ян Рунов: Одному из старейших режиссеров американского кино Сиднею Поллаку, работающему над фильмом «Переводчик», генеральный секретарь ООН Кофи Аннан дал разрешение на натурные съемки в залах заседаний Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности. Фильм задуман как напряженный триллер с актерами - обладателями «Оскара» - Николь Кидман и Шоном Пенном в главных ролях. Картина должна выйти на экраны зимой. Бюджет кинофильма - 80 миллионов долларов.

В истории ООН было немало попыток со стороны Голливуда превратить знаменитую штаб-квартиру - чудо архитектуры середины прошлого века - в гигантскую съёмочную площадку. На все просьбы, включая просьбу Альфреда Хичкока в 1959 году снять здесь фильм «К северу от северо-запада» с Керри Грантом в главной роли, следовал неизменный отказ. Поначалу и Сиднею Поллаку отказали. За неимением другой возможности, режиссёр начал съёмки в похожих залах в Торонто и запланировал для большей достоверности использовать компьютерную графику. Но это, конечно, было не то, что он хотел. И тогда Сидней Поллак решил пробиваться к самому генеральному секретарю. Он добился аудиенции. И очень осторожно попытался убедить Кофи Аннана, что это будет фильм, в котором отдаётся предпочтение дипломатии перед насилием, слову перед огнём оружия.

Николь Кидман играет переводчицу, работающую в ООН. Она случайно слышит разговор о готовящемся убийстве главы одного африканского государства, когда он будет выступать на сессии Генеральной Ассамблеи. Шон Пенн играет федерального агента, охраняющего переводчицу, но с подозрением относящегося к её идеалам и мотивам её поступков. Она больше верит в силу слова, чем оружия. Режиссёр Поллак сумел убедить Кофи Аннана, но надо было ещё убедить и послов 15-ти государств - членов Совета Безопасности. Когда они узнали, что тоже попадут в фильм, играя самих себя, разрешение было получено. А полномочный представитель Испании даже прислал режиссёру свой видеоклип. В договоре с ООН режиссёру разрешалось снимать только в выходные дни. Продюсеры фильма взяли на себя все расходы по имитации обычного рабочего дня (с массовкой в 600 человек, среди которых многие - сотрудники ООН). Плюс они обязались внести в фонд ООН крупное пожертвование. Практически весь фильм (за исключением нескольких сцен) был снят в Нью-Йорке за 16 недель.

Андрей Шарый: Сейчас к нашему разговору по телефону из Нью-Йорка подключается американский кинорежиссер Слава Цукерман. Слава, добрый вечер. Скажите, пожалуйста, насколько большое значение имеют для режиссера и актера вот такие съемки в настоящем здании ООН, в Белом Доме или в таком историческом политическом интерьере?

Слава Цукерман: Вы знаете, важно написать "снято на реальных местах событий". Иногда, особенно в историческом фильме, это прибавляет ценности фильму. Явление это довольно-таки новое. Я знаю, что в 30-е, в 40-е годы никому бы даже и в голову не пришло писать такую надпись, потому что очевидно было, что снимать на моторе нельзя, пленка нечувствительная, надо очень много света. Строили павильоны в большинстве случаев. Очень редкие режиссеры и в очень специальных случаях позволяли себе натурные съемки. В конце 40-х - начале 50-х это стало значительным, важным элементом стиля. Хотя вспоминаются такие фильмы, как, например, фильм Уильяма Уайлера, одного из самых реалистических режиссеров Америки, "Тупик". Там все события происходят в одном нью-йоркском тупике. Весь этот тупик - декорация очевидная, причем видно, что это плохо сделанная декорация. Но тогда это воспринималось как очень реалистичное кино. В 50-е годы даже такой условный жанр, как мюзикл, захлестнуло стремление к реализму, и поворотная точка в истории американского кино - когда Стенли Донован и Джим Келли снимали фильм "В городе" - мюзикл с музыкой Бернстайна. Они решили, поскольку это фильм про Нью-Йорк, снять весь мюзикл на нью-йоркских улицах. Это воспринималось как взрыв, как бомба. Сегодня, конечно, реализм становится чем дальше, тем важнее. Развитие техники кино приводит к тому, что как бы он развивается в двух направлениях: с одной стороны, условность становится более реалистичной и не нужно реалистически снимать фантастические фильмы, ибо компьютер позволяет нарисовать все так, что выглядит как натуральное, то же самое и с историческими фильмами. С другой стороны, когда снимают действительно реальную жизнь, современная опять-таки компьютерная техника позволяет снимать без цвета, на маленьких дешевых камерах и этот стиль тоже становится очень важным. И такие боевики, как "Траффик", например, снимаются в стиле почти любительского кино.

Андрей Шарый: Вспомним, Слава, недавний фильм с участием Николь Кидман "Догвиль" Ларса фон Триера, где она играла как раз в таких декорациях примерно, как те, о которых вы рассказывали, это совсем условные декорации. Сейчас той же актрисе предстоит играть переводчицу в здании ООН. Для актера такого класса, как Николь Кидман, для режиссера такого класса, как Сидней Поллак, имеет ли значение, каким образом снимаются такие сцены?

Слава Цукерман: Знаете, это всегда имело значение. Как ни странно, не столько для зрителя, поскольку зрителя как раз легко обмануть, зритель не отличит декорации от реального интерьера. А вот для актера - да, режиссеры всегда стремились создать для актера максимально реалистические условия для того, чтобы актер мог себя чувствовать более нормально. И в этом плане Сидней Поллак, конечно, как режиссер, очень точный в работе с актерами и реалистический, я думаю, он всегда старался поместить актера в реальную обстановку.

Андрей Шарый: Еще один вопрос, Слава, связанный с тем, о чем вы только сейчас начали говорить, о двух тенденциях в развитии техники, в концепции кино: появляется мода на исторические блокбастеры, как в 60-е, как в 50-е годы. Вышел фильм "Троя", снимается "Александр Македонский", вышел фильм "Король Артур". Там активно используются компьютеры, и что-то не заметно желания режиссеров снимать настоящую "Трою", которую снимали в Мексике, если я не ошибаюсь. И в то же время такие заурядные для камеры, может быть, декорации, как ООН, - режиссер прилагает все усилия для того, чтобы снимать в подлинных стенах. Как эти две тенденции сочетаются?

Слава Цукерман: Видите ли, Трою реальную не снимешь, ее не существует. А построенная декорация Трои на сегодняшний день будет выглядеть менее реалистично, чем компьютерная. Я как раз на днях смотрел "Клеопатру" - самый дорогой боевик 50-х годов, - тогда это просто стоило гигантские деньги. Смотришь и понимаешь, что сегодня этот фильм стоило бы сделать дешевле. Хотя бы то, что массовки, действительно, уже не реальные массовки, а людей заменяет компьютер или одна маленькая группа людей размножена на экране при помощи компьютера много раз. Кстати говоря, вы привели в пример фон Триера, это очень хороший пример, потому что он как раз один из тех режиссеров, который эту тенденцию суперреалистического изображения путем использования дешевых камер, он ее и ввел. В "Догвиле" абсолютная условность приема, театральность как бы уравновешивается абсолютным стремлением к реализму игры, к тому, что снимает множество камер, актер может не прерывать свою игру для монтажа и играть чуть ли не весь фильм, от начала и до конца. То есть реализм развивается таким хитрым путем, все время путем уравновешивания, увеличением условностей. Увеличивается реализм - увеличивается условность.

XS
SM
MD
LG