Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершился 4-й международный фестиваль национальных традиций, культур, ремесел "Мировая деревня"

  • Ольга Писпанен

Программу ведет Ольга Писпанен. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - Татьяна Вершинина, директор фестиваля "Мировая деревня".

Ольга Писпанен: В курортном местечке Рощино недалеко от Петербурга завершился 4-й международный фестиваль национальных традиций, культур, ремесел "Мировая деревня". В этом году тема фестиваля - "Медовый Спас".

Татьяна Вольтская: Под знаком интереса к разным формам народного творчества, к национальным культурам прошел XIX и XX век. Этот интерес не ослабевает и сейчас. В России в XIX - начале XX века снаряжались многочисленные фольклорные экспедиции, появился так называемый фольклоризм - вторичная форма бытования фольклора и народных традиций. В 60-е годы в Советском Союзе после длительного перерыва возник интерес к подлинным народным исполнителям, певцы и музыканты из деревень были приглашены в Москву, что имело огромный резонанс у публики, которая в течение многих десятилетий была оторвана от подобных событий. У многих молодых людей появилось желание самим петь и играть так, как веками пели и играли в деревнях, а не в псевдонародной манере, предлагавшейся канонами развитого социализма. Говорит полномочный сотрудник сектора фольклора Российского Института истории искусств Александр Рамадин.

Александр Рамадин: Знаменитые были хоры, ансамбли - из села Афанасьевка Белгородской области, предположим. С Севера приезжали. Ольга Сергеева была записана из Псковской области, усвятские песни. Кстати, подобные процессы чуть-чуть раньше, может быть, чем в Москве, начались в Прибалтике. В Литве был создан Каунасский фольклорный театр, к организации которого был причастен Витаутас Ландсбергис, который был не только крупным политиком и президентом Литвы, но и музыковедом.

Татьяна Вольтская: По мнению Александра Рамадина, интерес к фольклору был не в последнюю очередь связан с возможностью свободы импровизации, с уходом от застывших форм, принятых в псевдонародных коллективах.

Александр Рамадин: Первые ансамбли, которые были вот такого, вторичного толка, - это Дмитрий Покровский в Москве, Игорь Матвиевский в Ленинграде, Васнецов в Ленинградской консерватории, Гилярова в Московской консерватории. Ансамбль Дороховой, затем Казачий круг в Москве. У истоков всего этого движения стоял Евгений Владимирович Гиппиус, профессор, один из основателей советской этномузыкологии.

Татьяна Вольтская: В последнее десятилетие появляются певцы, которые берут для себя образцом не аутентичных исполнителей, а тех людей, которые начинали фольклорное движение. Интерес к фольклорной музыке естественным образом связан с интересом ко всей народной культуре - к театру, к ремеслам, к быту. Этнографические ансамбли, например, используют не сувенирные костюмы, а подлинные одежды, извлеченные из бабушкиных сундуков, найденные во время экспедиций.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии директор фестиваля "Мировая деревня" Татьяна Вершинина. Татьяна, когда, кем и почему был задуман этот фестиваль?



Татьяна Вершинина: Вы знаете, я работала и теперь работаю на Российском телевидении. И у нас был такой цикл программ "Российский курьер" на канале "Культура", санкт-петербургское отделение телеканала "Культура". И мы разъезжали по городам и весям, во всех регионах, во всех субъектах Российской Федерации побывали. И основная задача этой программы была - отыскать те самые истоки, корни. Мы познакомились с очень интересными людьми, которые несут традицию, которая испокон веков в деревне, в провинции существовала. И после того, как мы эти программы закончили, появились у нас еще программа "Письма из провинции" - и опять мы общались с теми людьми, которые остались, живут там. Жизнь у этих людей очень сложная, но и очень интересная, и они сохранили свою так называемую "самость", о которой мы все время говорим, без каких-то стандартов, навязанных извне.

Я решила подумать о том, каким образом можно собрать всех этих людей в некой деревне, чтобы люди, побывав в этой деревне, пообщались с ними, элементарно потрогали их изделия, посмотрели их костюмы. Потому что одно дело - телевидение, когда существует некая дистанция между экраном и человеком, а здесь можно воочию это все увидеть. Я, на самом деле, родилась в поселке Рощино (Райвола), ранее это была финская территория великой Российской империи, и проживали на этой территории люди разных национальностей - это были финны, шведы, немцы, евреи, башкиры, украинцы, русские и даже китайцы, которые построили там маленький кирпичный заводик. То есть, одним словом, этот поселок Рощино изначально был интернациональной деревней, и поэтому все произошло как-то естественно, на подготовленную почву упала эта идея под названием "Мировая деревня".

Кстати, название не мне принадлежит, у нас на фестивале был автор телевизионных программ телеканала "Культура" Стариков, который делал такой же цикл передач на Российском телевидении - "Мировая деревня", и когда я стала у него спрашивать, откуда это название появилось, он долго вспоминал. Оно как бы само собой появилось, и никто не может вспомнить, откуда оно взялось. Когда я стала рыскать в Интернете, выяснилось, что событий, мероприятий под этим названием очень много во всем мире. Причем, что самое интересное, все они так или иначе связаны именно с традициями какими-то - либо это традиции по ремеслам, либо музыкальные.

Когда пришла эта идея, было решено сделать фестиваль "Мировая деревня" впервые в 2000 году. Естественно, мы ничего не имели, кроме одной идеи, я пошла с этим проектом в отдел культуры выборгской администрации, потому что поселок Рощино находится на территории Выборгского района и является структурным подразделением администрации Выборгского района. Пришла в отдел культуры, к Зое Николаевне Федосеевой, показала ей два листочка этого проекта, она посмотрела и сказала: "Делай". Я пришла буквально в марте, а делать надо было летом.

Ольга Писпанен: Но у вас же был какой-то багаж, набранный еще на телевидении.

Татьяна Вершинина: Чисто знания только. Я имею в виду, что финансирования у нас не было. И вот мы начали таким образом делать первый фестиваль. Скажем, за два месяца до фестиваля начальная сумма была порядка 70 тысяч рублей.

Ольга Писпанен: А как же можно за такую маленькую суммы вытащить из огромного количества деревень, из глубинки каких-то представителей?

Татьяна Вершинина: На самом деле, организатором фестиваля является Российский Фольклорный союз. Профессор Мехнецов Анатолий Михайлович является президентом общественной организации Российский Фольклорный союз (город Москва), а работает и живет он в Петербурге. Это был второй человек, к которому я подошла, и он сказал: "Давай рискнем, поможем вначале раскрутить эту модель". Я ему, кстати, еще долго доказывала, он долго меня спрашивал. Он очень боялся того, чтобы не получилось того, что называется "клюква". И мы сошлись в позициях, он понял, что мне нужна этнография, что это интересно и так далее. И мы стали вместе это раскручивать. Естественно, нам очень хорошо помогла окружная администрация.

Знаете, Рощино - поселок небольшой, зимой там проживает где-то тысяч 10, ну а летом пол-Петербурга туда съезжается, 60 тысяч население. И администрация, конечно, очень маленькая, людей там не так много, но тоже нашлись, скажем, энтузиасты.

Ольга Писпанен: Вы решили, что это будет проходить в Рощино, потому что это ваша родина?

Татьяна Вершинина: И это, конечно, немаловажно, и то, что я по истории поселка знаю очень интересные вещи. На самом деле первым гражданином "мировой деревни" сегодняшней, которая изначально была, являлась шведско-финская поэтесса Эдит Седергран, которая там творила, писала свои стихи и в молодом возрасте умерла от туберкулеза. Ее там чтят, есть памятник ей и ее любимому коту Тотти. И по идее она была первая гражданка этой "мировой деревни" - поэтесса, писавшая на трех языках (шведский, финский и немецкий), обучавшаяся в Петербурге. А общалась она и не русском языке. Представляете, сколько всего в одном человеке. Поэтому все эти обстоятельства сопутствовали тому, чтобы здесь было организовано вот такое событие, как "мировая деревня".

Ольга Писпанен: У нас есть звонок слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Владимир из Новгорода. Очень замечательно, что вы занимаетесь такой темой - национальный характер, русские традиции. Единственное, сожалеешь о том, что в таких передачах поднимаются темы о русских традициях. Вы посмотрите, а что делается на телевидении! Вот Швыдкой в открытую говорит, что русские - это фашизм, что патриотизм - это прибежище негодяев и так далее. Как это все вяжется? Специально разжигается ненависть к русским.

Татьяна Вершинина: Ну, лично я от Михаила Ефимовича Швыдкого такое не слышала, от вас впервые слышу. Каждый раз на подобные вещи я реагирую следующим образом: в России есть такая поговорка - "на обиженных воду возят". В данной ситуации, я думаю, очень подходит эта поговорка. Что касается патриотизма, давайте вспомним Соединенные Штаты Америки - у них, как только дети приходят в детский сад, там играет гимн, поднимается флаг… Это очень хорошая вещь - патриотизм, но, в принципе, он ничего не имеет общего с национализмом, шовинизмом и так далее. И вот знание традиций, своих корней очень важно.

Мы же говорим с вами о фестивале национальных традиций. Люди собираются в "мировой деревне" и показывают друг другу, насколько они интересны, хороши. Что-то их объединяет, что-то разъединяет, но все они интересны. И бережное отношение к этой национальной традиции и есть патриотизм. Ничего в моем представлении патриотизм с политикой общего не имеет.

Ольга Писпанен: Татьяна, сегодня, когда в России явный рост неонацистских группировок, происходят страшные вещи, убийства на почве национальной ненависти, неприязни, помогает ли ваш фестиваль национальных традиций, не только русских, помогает ли он как-то воспитывать толерантность?

Татьяна Вершинина: Да, вы знаете, хочу сказать, что на первый фестиваль к нам приехали ребята из Израиля, из детского музыкального центра. Естественно, был опасения, и очень внимательно израильская сторона рассматривала вопрос, есть ли здесь люди, которые могли бы посягнуть на жизнь и здоровье детей. Они приехали совершенно беззащитно, без охраны, и настолько хорошо были приняты эти дети! Было очень хорошо, и дети уехали довольные, с подарками и так далее.

Что касается вашего вопроса, если глубже его рассматривать, то четвертый год фестиваля заканчивается вечером действом на стадионе, и фольклорники проводят мастер-классы и творческие лаборатории. Они все время проводили это как бы сами с собой, а в этом году стали молодые люди записываться туда, они хотели прийти на "вечорки". Есть что-то удивительное в этих голосах, многоголосье. Они ведь не просто песни поют, а там что-то такое старозаветное, из глубины веков - и это заводит еще больше. Причем в человеке появляются какие-то другие качества, молодежь начинает вспоминать, как там могли танцевать, в общем, происходит что-то невероятное. И они записались на мастер-классы и на "вечорки".

Очень хорошо принимают традицию. Я опасалась, что в Рощино конкретно ее не поймут, привыкли к художественной самодеятельности "а-ля рюс". Сначала было сложно воспринимать, на самом деле, какое-то многозвучие, а потом стали понимать что происходит на самом деле. Ведь они не только поют, а они показывают обряды. Мы, например, на втором фестивале праздновали "всемирную свадьбу", на такой эксперимент пошли. Были настоящие жених и невеста, 3 тысячи зрителей и даже больше, столы - и все видели, как проходила свадьба.

Ольга Писпанен: Они просто смотрели или участвовали?

Татьяна Вершинина: Участвовали, конечно. Сначала, естественно, мы показали фрагмент свадьбы, а потом по разным площадкам уже стали показывать участники фестиваля какие-то свои фрагменты свадебных обрядов.

А вот на этом фестивале мы решили сделать хоровод. Хоровод - это фольклорная традиция, там очень много фигур невероятных. То есть мы включили хороводы разных регионов, разных традиций. Сначала люди смотрели, а потом стали так же играть, потому что хоровод - это еще и игра. Это было безумно красиво!

Слушатель: Добрый день. Майор запаса Понтюхов Николай Николаевич, город Ленинград. Замечательно, что вы проводите такие фестивали, это единственная возможность выразить национальность. Как вы считаете, где еще может человек отразить свою национальность, кроме ваших фестивалей? Даже в паспорте сейчас национальность не пишут.

Татьяна Вершинина: Ну, за политических мужей, которые создают законы, мне трудно отвечать. Но я вообще не понимаю ваш вопрос. Кто бы вы ни были - русский, украинец, еврей - живите тем, кто вы есть. Ищите людей, которые вам созвучны, общайтесь с ними. Сегодня у нас демократия - и ради бога, выражайте свою национальность. Это не значит, что надо ходить с плакатами, как нынешние мальцы какие-то. Ни в коем случае нельзя называть свой национальные интерес, свои национальные корни другим людям, - если вы будете им интересны, они и так с вами будут общаться.

Ольга Писпанен: И до нас дозвонился еще один слушатель. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы говорите, что вы провели уже четвертый фестиваль "Мировая деревня". Фольклор - это совокупность обычаев, обрядов, песен и других явлений народного быта. А с приходом новых реформаторов и буржуазной демократии разрушено народное хозяйство, вымирают деревни, а из паспорта исчезла национальная принадлежность. Как же в этих условиях может сохраниться деревенский фольклор, когда исчезает деревня, нет национальности в паспорте? Лидия Ивановна из Москвы.

Татьяна Вершинина: Ну, получается, что я как бы отвечаю тут за записи в паспорте... На самом деле не вымерла деревня, и на фестивале это видно отчетливо. И не только на фестивале. Да, тяжело живет деревня, к сожалению, тяжело. И тяжело она живет не с момента прихода демократов к власти, а уже очень давно. Я помню еще по своей юности и детству, что принималось множество документов о поддержке и развитию сельского хозяйства, и только на уровне деклараций все это слышалось. У меня очень много родственников живет в деревне, и я очень хорошо это знаю.

Что касается фестиваля, мы на этом фестивале стараемся выявлять и подчеркивать каждую национальность. Каждый из участников приходит со своей программой, рассказывает о себе. Демократия - это открытое общество, и сложно в этом смысле жить и работать в открытом обществе, не стесняясь себя, совершая обдуманные поступки и высказывая то, что ты думаешь. А просто кричать что угодно, не обдумав, что конкретно ты хочешь сказать, бессмысленно. И подобный фестиваль - это и есть то самое слово, которое человек хочет донести до других. И я думаю, что благотворна роль подобных мероприятий.

В России существует не только наш фольклорный фестиваль, просто у нас как бы он проходит под эгидой международного фестиваля. Международный, как я понимаю, - это вовсе не означает, что вы приехали из-за рубежа, у нас и в России очень много национальностей. Башкирия, Татарстан и так далее - мы что о них знаем? Ничего мы не знаем! В советское время нам показывали какие-то танцы и песни, и что-то такое усредненное оставалось от всего этого. А сейчас мы видим, как все было, как все происходило. И если деревня поднимается в национальном понимании себя, то это уже будет какая-то поддержка в нашей трудной жизни. Нам много благодарностей идет именно от сельских жителей, у нас ведь есть еще выездные площадки. Мы много говорим о политике, но забываем, что людям нужен праздник в жизни, особенно в этот тяжелый период.

Слушатель: Здравствуйте. Есть такое соображение, что национальное - это признак, ограниченной общиной и так далее. И я думаю, что этим не интересно заниматься, потому что человек уникален сам по себе, и ограничивать его обычаями, традициями, это подмечать и культивировать, - по-моему, это бессмыслица какая-то.

Татьяна Вершинина: Я позволю себе с вами не согласиться. Каждый народ, проживающий на той или иной территории, нарабатывал свои какие-то навыки, которые помогали выжить людям в условиях деревенской среды. В песнях, в обрядах люди показывают то, каким образом удавалось выжить на этой земле. Вот человек и природа - люди общались с природой, и вот эти традиции передавались от поколения к поколению, чтобы человек жил здоровым и так далее.

Ольга Писпанен: А в вашем фестивале участвовали представители народной медицины из разных регионов?

Татьяна Вершинина: Естественно. К нам приезжали люди, которые рассказывали, какие силы человек может черпать из природы, - и это тоже часть быта, фольклора. Пусть человек будет "человеком мира", и ему помогает выжить то, что он приобрел с молоком матери.

Ольга Писпанен: Татьяна, какова ваша целевая аудитория, на кого вы рассчитывали, когда делали этот фестиваль? И получилось ли все, что вы задумывали?

Татьяна Вершинина: Целевая аудитория - в основном это молодое поколение. Потому что я изначально знала, что пожилые люди уже потянутся, потому что живы воспоминания. И меня порадовало, что отзвуки того, что накапливалось веками, пришли к молодым, и они вспомнили это. И это было замечательно. Я думаю, что фестиваль сыграл на три поколения как минимум, я уже не считаю этих крошечек, которые танцевали в хороводах.

В любом механизме есть недостатки, а если ничего не делаешь, то и ошибок не бывает. На самом деле, этот фестиваль оказался очень ярким праздником - "Ярмарка на Медовый Спас". И, кстати, впервые на него приехали канатоходцы из Узбекистана... Я считаю, что в общем все удалось.

XS
SM
MD
LG