Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге открылась выставка, посвященная 250-летию со дня рождения Павла Первого


Программу ведет Виктор Резунков. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - Юрий Шутый, член Всероссийского общества охраны памятников культуры и истории.

Виктор Резунков: Необычная выставка открылась вчера в Петербурге. Она посвящена 250-летию со дня рождения Павла Первого.

Татьяна Вольтская: На выставке представлены уникальные рукописные материалы, редкие книги, живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство и оружие из фондов нескольких крупнейших музеев, библиотек и архивов России. Среди экспонатов, ранее никогда не выставлявшихся, карта путешествия по Европе графа и графини Северных - под этими именами путешествовали Великий князь Павел с супругой. Много материалов связано с резиденциями Павла - Каменноостровским, Павловским и Гатчинским дворцами. Научный сотрудник Музея-заповедника "Гатчина" Татьяна Литвин говорит, что после войны Гатчинскому дворцу не повезло.

Татьяна Литвин: В отличие от других парковых ансамблей Петергофа, Царского села, Павловска, было принято решение не восстанавливать "Гатчину". И только в 80-е годы были открыты первые интерьеры дворца. "Гатчина" не успела вернуть свои коллекции из других музеев.

Татьяна Вольтская: Среди мемориальных вещей Павла выставлены мундир, камзол, манишка, трость и ботфорты из коллекции Гатчинского музея. Считается, что именно этот костюм был на Павле накануне его насильственной смерти в Михайловском замке в ночь с 11 на 12 марта 1801 года. Один из основных разделов выставки - военный, посвященный Павлу и армии. Сотрудник Петербургского Музея артиллерии, инженерных войск и войск связи Евгений Юркевич говорит, что одни из самых ценных экспонатов - две пехотные шинели.

Евгений Юркевич: Именно император Павел ввел в русской армии для солдат шинель, которая в измененном виде продержалась, в общем-то, до наших дней. До этого носили такого типа плащ без рукавов. Нормально ни ружье не взять в плаще, ни согреться толком. Вот Павел ввел шинель, мундиры приказал кроить так, чтобы была возможность зимой солдату надеть под камзол овчинный полушубок. То есть Павел, вопреки расхожему мнению, о солдатах очень заботился. И солдаты Павла очень любили.

Татьяна Вольтская: Император Павел - один из самых непонятных, загадочных, романтических русских императоров, личность которого всегда вызвала бурные споры. Одни говорили, что это самодур и безумец, другие - что это прогрессивный реформатор, деятельность которого была пресечена в самом начале, не в последнюю очередь потому, что он отменил льготы, которыми императрица Екатерина Вторая избаловала дворянство.

Виктор Резунков: У нас в студии член Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Юрий Шутый. Юрий Васильевич, каждый царь российский обладал своими особенностями. Но, в принципе, если говорить о памятниках императорам российским, имеет ли смысл воссоздать в Петербурге, восстановить те памятники, которые были и которых сейчас нет?

Юрий Шутый: Конечно, имеет прямой смысл хотя бы потому, что наш город называется Санкт-Петербургом, и как-то нам нужно соответствовать этому историческому названию. И, в первую очередь, восстановить те памятники, которые были уничтожены советской властью еще в 1918 году по декрету Ленина, и которые можно восстановить в принципе. Тем более, что у нас есть пример города Иркутска, который заново сделал большой в полный рост памятник императору Александру Третьему. У нас аналогичная проблема стоит для Конюшенной площади, на которой предполагалось, и это официально во всяком случае, мне это известно, Комитет по градостроительству и архитектуре хотел в середине этой площади поставить памятник императору Александру Второму, который мы надеялись получить в подарок Петербургу к его 300-летию от Киева. Но вот это не состоялось. Нам прислали копию этого памятника Антокольского, которая установлена сейчас на Суворовском проспекте: без постамента, очень некрасиво. Этот памятник незаметен и мало известен нашим горожанам.

Но у нас я вижу три проблемы в этом отношении, в восстановлении царских памятников. Во-первых, восстановление лицейского памятника императору Александру Первому, бюста, на Каменноостровском проспекте. Восстановление памятника Александру Второму на Конюшенной площади желательно, потому что это оправдано целиком исторически. И возвращение конного памятника Александра Третьему на площадь Восстания, которой надо вернуть историческое название Знаменская. Кстати, я хотел бы напомнить, что, оказывается, споры об этом были еще в обкоме партии, когда обелиск для этой площади создавался. И даже в обкоме партии Ленинградском высказывались мнения о возможности возвращения конного памятника. Поэтому сейчас существует широко распространенное мнение, и даже городскими властями это не отрицается, о перенесении обелиска «Городу-герою Ленинграду» на площадь Мужества, где он будет более соответствовать тематике этой площади, и возвращению конного памятника на эту площадь. Но этому есть объективные препятствия - это многозатратность этой операции и техническая трудность сравнительная.



Юрий Шутый: Юрий Васильевич, это если говорить о памятниках императорам, царям России. А что делать, по вашему мнению, с памятниками Ленину? Сколько в Петербурге памятников Ленину?

Виктор Резунков: В Петербурге все еще сохраняется довольно много памятников Ленину, даже после снятия некоторых. Есть, так сказать, лишние памятники, которые неоправданно существуют на своих местах. В то же время некоторые памятники, по крайней мере, четыре памятника, навсегда останутся, и никто не будет покушаться на них.Но конкретно я хотел бы сказать, что считаю неоправданным существование памятника Ленину на Каменноостровском проспекте Петроградской стороны, потому что он стоит как раз на месте уничтоженного в 1918 году лицейского памятника Александру Первому, который лицеисты поставили на свои средства в 1889 году.

Второй памятник Ленину - на Большом проспекте Васильевского острова перед бывшей больницей Ленина. Поскольку сейчас эта больница называется Покровская по инициативе самих врачей больницы, а она возникла, по историческим сведениям, по инициативе великого русского хирурга Николай Ивановича Пирогова, то по логике вещей, ему и должен стоять памятник перед этой больницей, перед первым корпусом. Много лет назад в начале 90-х годов главный врач больницы (не помню ее фамилию) выразила согласие с моей позицией, но наши городские власти пока не считают нужным это сделать.

Далее - памятник Ленину перед фасадом бывшего Варшавского вокзала, в который упирается Измайловский проспект. Он был поставлен в 1949 году (автор - скульптор Томский) в ходе кампании по раздуванию культа личности Сталина, потому что тогда было известно утверждение "Сталин - это Ленин сегодня". Сталин укреплял свою популярность, личную власть посредством установки памятников Ленину. Я считаю, что неоправданно существование этого памятника, он должен быть или снят, или заменен каким-то другим памятником.

Юрий Шутый: У нас звонок. Давайте послушаем, что спрашивает Дмитрий из Петербурга. Дмитрий, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я задаюсь таким вопросом. Зачем вообще людям ставят памятники? Ведь здесь культивируется принцип заслуги, а это уже с правовой точки зрения несправедливо. Ведь все люди равны.

Юрий Шутый: Люди, конечно, не равны. Памятники ставят выдающимся людям, которые сыграли большую роль в истории. Это признано не только чиновниками, властями, но общепризнано, народом признано, который согласен с этими памятниками. Я считаю, что довольно странно...

Виктор Резунков: Юрий Васильевич, скажите, я знаю, что с просьбой установить памятник Александру Первому обратилось большое количество в администрацию, и подписали известные деятели культуры.

Юрий Шутый: В том году, помню, была намечена церемония захоронения царских останков в Петропавловском соборе Петропавловской крепости. Поэтому я составил такое обращение небольшое губернатору Петербурга Владимиру Анатольевичу Яковлеву, под которым я собирал подписи. В этом обращении содержалось предложение снять памятник Ленину и восстановить памятник Александру Первому, который там стоял. Мне своими подписями помогли академик Лихачев, историк Яков Гордин, историк Виталий Иванович Старцев, писатели Чулаки и Гранин, и два ректора академий - тогдашний ректор Академии художеств Олег Аркадьевич Еремеев и ректор Академии культуры академик Подболотов. И, тем не менее, несмотря на такую вот поддержку моральную этого обращения, памятник до сих пор не восстановлен.

Более того, Комитет по культуре, мне это известно из сообщений, из ответов этого Комитета, считает по-прежнему восстановление этого памятника неактуальным. Но между прочим, этот скульптурный памятник Александру Первому был бы единственным не только в Петербурге, но и вообще в России. Я считаю, поскольку этот памятник был не казенный, а частный, поставленный на средства лицеистов, по справедливости надо восстановить из уважения хотя бы к нашей истории, к той эпохе Александра Первого, которая продолжалась 25 лет, Александру Первому как победителю Наполеона в Отечественной войне 1812 года и основателю лицея хотя бы. Должны же мы уважать свою историю.

Виктор Резунков: Борис из Петербурга. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к уважаемому гостю. Меня как человека верующего интересует - брал ли он в руки Библию и знает ли он, что все эти памятники Библия называет идолами, кумирами или истуканами и что все это ненавистно Господу? Это какое-то безумие. За прошлый год только 300 памятников каких-то поставили в городе. И все придумывают - что же еще поставить?

Виктор Резунков: Я хотел бы разделить этот вопрос на две части. Первая часть - это по поводу отношения к памятникам как к идолам, а вторая часть - о политике городской администрации, которая устанавливает памятник за памятником в Петербурге, и вызывает достаточно серьезное беспокойство людей, которые их видят.

Юрий Шутый: Памятники, как известно, существуют во всех странах мира и почти во всех городах - это раз. Во-вторых, в обществе есть не только верующие люди, но и неверующие, которые не относятся к этим памятникам как к идолам.

Памятники - это свидетели памяти народа, общества о каких-то совершившихся событиях, о каких-то ушедших от нас деятелях культуры, науки, политики, которые общество, народ должен помнить. Так что относиться к памятникам отрицательно как к каким-то истуканам, идолам - нет, мало кто так относится. Памятники - это средство монументальной пропаганды, средство воспитания, просвещения, поддержания исторической памяти, это элементы культуры народа, страны. В этом их ценность общественная.

В отношении большого количества памятников, установленных в 2003 году к 300-летию города, за это отвечают наши чиновники, Комитет по культуре, комитеты по градостроительству и архитектуре и главный художник города Уралов. Здесь парадокс в том, как я считаю, что наши петербуржские памятники, важные для нас памятники, которые должны были бы, казалось бы, быть восстановленными к этой дате, они не восстановлены, а вот памятники, которые нам подарили из других стран и даже других континентов, они поставлены. Здесь какая-то странность и нелогичность.

Виктор Резунков: Пожалуйста, у нас звонок. Владимир Иванович из Ленинградской области.

Слушатель: Здравствуйте. Вопрос у меня по поводу переноса. К сожалению, до сих пор главный художник у нас - Уралов, а ведь это по его проекту сделан этот памятник. Конечно, давно пора было перенести, и даже не надо было ставить.

Виктор Резунков: А какой вы имеете в виду памятник?

Слушатель: А вот на площади Восстания у Московского вокзала.

Виктор Резунков: Спасибо за вопрос. На самом деле Уралов является автором еще очень многих памятников, которые тоже вызывают достаточно такое....

Юрий Шутый: Он не автор памятников, он - чиновник, который осуществляет установку или перенос памятников. Он за это отвечает, но и не только он. Есть общественный совет при губернаторе, который эти проблемы обсуждает, есть научно-экспертный совет при Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников, который также решает эти вопросы. Конечно, по своей должности господин Уралов несет ответственность.

Проблема переноса памятника-обелиска на площади Восстания на площадь Мужества давно обсуждалась, ставилась неоднократно. Я говорю, что есть три основных момента сдерживающих, мешающих осуществлению этой идеи. Во-первых, значительное число участников войны, которые возражают против этого переноса, и считают, что надо оставить так как есть. Во-вторых, это финансовая затратность; это дорогое довольно-таки дело, а будет это только из бюджета города делаться. В-третьих, техническая трудность. Потому что это, хотя памятник и из трех частей состоит, он разбирается, но в виду большой тяжести этих частей, естественно, есть большая трудность просто переноса и перепланировки.

Виктор Резунков: У нас звонок. Владимир Сергеевич, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Памятник - это свидетельство истории. Война с памятниками всегда связана с переписыванием истории. Мы убираем свидетельства истории. Это первое.

Второе: в то же время было два события в нашей истории последней, на которые никто не обратил внимание. Первое событие - это когда всенародная собственность была объявлена государственной, то есть владеть ею стала бюрократия. Второе событие - это когда бюрократия вот эту государственную историю поделила между своими людьми. И вот эти события они как-то исчезли из нашей истории в то время, когда мы воевали с памятниками.

Юрий Шутый: Мы начали воевать с памятниками согласно ленинскому декрету в 1918 году, когда очень много памятников было снято и уничтожено. А вот бюст Александру Первому был просто физически уничтожен. В 20-х годах он был отдан в переплавку. Вот об этой войне с памятниками и нужно говорить. А сейчас я лично выступаю за восстановление хотя бы некоторых уничтоженных памятников, за восстановление исторической справедливости. Об этом надо говорить, это надо подчеркивать. А сейчас никакой войны с памятниками...

В отношении переноса обелиска я хочу напомнить тем, кто не очень хорошо знает историю нашего города. Вот обелиск Румянцева "Победа", который стоит на Васильевском острове рядом с Академией тыла и транспорта. Ведь этот обелиск сначала был поставлен на Марсовом поле, на берегу реки Мойки первоначально. Потом он был перенесен на другую сторону Марсова поля - на то место, где сейчас стоит памятник Суворову. Через короткое время, в связи со смертью генералиссимуса Суворова и быстрым проектированием и постановкой на том месте по проекту Мартоса памятника Суворову, обелиск Румянцева "Победа" был вторично перенесен, уже перевезен через реку Неву, установлен рядом с первым Кадетским корпусом, в котором учился будущий генерал-фельдмаршал. Вот в нашей городской истории есть прецедент переноса обелиска даже дважды. Это не война с памятниками. Это просто появление нового памятника и вот такое крупное градостроительное мероприятие было в самом конце 18-го века.

XS
SM
MD
LG