Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге выходит новая газета "Платформа"

  • Ольга Писпанен

Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие генеральный продюсер группы "Платформа" Алексей Кабанов.

Ольга Писпанен: Подошло время беседы с нашем гостем. Сегодняшняя тема нашего разговора - новая медиа-Россия. У нас в студии издатель газеты "Платформа", генеральный продюсер продюсерской группы "Платформа" Алексей Кабанов.

Но сначала давайте послушаем репортаж на тему, которую будем сегодня обсуждать. В Петербурге создается новый медиа-холдинг, в который войдут несколько известных городских СМИ. Еще не разработана система управления, но уже назначен руководитель. Им стал Сергей Ситников, в прошлом председатель ГТРК "Кострома". Подробности в репортаже корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольской.

Татьяна Вольская: Среди средств массовой информации, которые вольются в новый петербургский медиа-холдинг, газета "Смена", "Санкт-Петербургские ведомости", "Вечерний Петербург", "Радио Балтика", Агентство рекламных технологий "Арт", издательский дом "Время". Видимо, совсем плохи дела питерских СМИ, если для их излечения приходится создавать целую мощную структуру, да еще ставить во главе ее не местных специалистов, а "варяга" Сергея Ситникова, в послужном списке которого руководство ГТРК "Янтарь" в Калининграде и ГТРК "Кострома". По словам Ситникова, медиа-бизнесом он занимается давно, а калининградская и костромская телерадиокомпании под его руководством процветали.

Сергей Ситников: Достаточно удачен был калининградский проект, куда я направлялся как антикризисный управляющий. Компания поднялась достаточно быстро на уровень ведущей компании Северо-Запада. Небольшое такое имя у меня сегодня уже в медиа-сообществе есть.

Татьяна Вольская: ... скромно признается Сергей Ситников. Он отрицает, что создание нового холдинга понадобилось в русле воздвижения пресловутой вертикали власти.

Сергей Ситников: Все прекрасно понимают, что сегодня идут процессы консолидации, укрупнения и концентрации бизнеса. Я полагаю, и в медиа-бизнесе происходят, наверное, подобные вещи. Главный бизнес - это продажа рекламы, а продажа рекламы эффективна тогда, когда это все привлекательно. И одна ситуация, когда субъект на рынок выходит с одним маленьким продуктом, или выходит с группой.

Татьяна Вольская: То есть рекламу выгоднее размещать сразу в нескольких местах, чем бегать по разным редакциям. У питерских СМИ, по мнению Сергея Ситникова, большие проблемы. Процветает разве что "Радио Балтика", а вот все газеты из будущего холдинга пока что дотационные - их-то и нужно сделать окупаемыми, для чего многое придется изменить.

Сергей Ситников: Все общественно-политические издания, бодаясь на одном поле, не могут найти себе места на этом поле. Каждый сегодня является конкурентом всех, и все - конкурентом каждого. На мой взгляд, не совсем правильно. На рынке санкт-петербургских печатных СМИ есть ниши, которые они закрывают. Например, я с удивлением узнал, что в Санкт-Петербурге нет ни одной газеты, поистине городской газеты. В вечернее время должна быть газета, которая приходит вечером в дома людей. Это может быть газета, которая будет интересна многим членам семьи. "Смена" завоевывает свою нишу - такую нишу газеты социального конфликта. Там есть весьма оригинальные и интересные материалы.

Татьяна Вольская: А вот газета "Невское время", по мнению Сергея Ситникова, никуда не годится - там придется менять очень многое. Рабочее название медиа-холдинга, по всей видимости, призванного "построить" питерские СМИ, - "Балтийская медиа-группа".

Ольга Писпанен: А сейчас мы побеседуем с нашим гостем. Напомню, что сегодня у нас в студии издатель Алексей Кабанов. На этой неделе выходит новая газета в Петербурге - газета "Платформа".

Алексей, вот вы слышали репортаж нашего корреспондента. Слышали, что говорит новый руководитель нового медиа-холдинга Сергей Ситников. Действительно ли это единственный путь делать печатные СМИ рентабельными - это укрупнение бизнеса?

Алексей Кабанов: Ну, вероятно, для того, чтобы сделать городские СМИ рентабельными, укрупнение бизнеса действительно необходимо. Вопрос в том, что из того, что было сказано в репортаже, не очевидно, что эти газеты станут городскими, интересными, и не было сказано, почему они вдруг изменятся сами и изменят подход к аудитории и к содержанию собственному.

Ольга Писпанен: Перед тем как вы решили создать газету, причем она позиционируется как газета двух столиц - она будет входить в Петербурге и в Москве, вы каким-то образом исследовали медиа-рынок города?

Алексей Кабанов: Газета не позиционируется как газета двух столиц.

Ольга Писпанен: А как?



Алексей Кабанов: Да никак она не позиционируется с точки зрения географии. Просто наша деятельность на сегодняшний день привязана к Москве и к Петербургу, поэтому нам проще и понятнее запускать газету в этих городах. При этом наши амбиции вполне подразумевают расширение сферы нашего распространения. Наверное, сначала это будут крупные города, университетские города. Не готовы мы, наверное, на сегодняшний день заниматься, к сожалению, сельской местностью, просто потому, что мы пока не очень понимаем эту аудиторию, не очень понимаем, как устроено это пространство.

Ольга Писпанен: А как вы понимаете свою аудиторию? Кто будет читать вашу газету?

Алексей Кабанов: Мы собираемся понять нашу аудиторию, выпустив пилотный номер. Собственно, история создания газеты... ну, если я расскажу историю создания газеты, вероятно, частично отвечу на ваш вопрос. Было две причины, почему мы решили издавать газету. Первая причина была - это очевидный недостаток площадок медийных, на которых мы сами и люди, близкие к нам содержательно, духовно, могли бы реализовать собственные амбиции, как авторы, как люди, комплектующие содержание. А вторая причина - это то, что очевидный голод, особенно заметный в Москве, которая на первый взгляд, укомплектована газетами и журналами намного лучше, чем Петербург, очевидный голод, который вылился уже даже в журналистское сообщество, которое перестало понимать, для чего оно работает, для кого оно работает и кто ее аудитория. Потому что вся пресса разделилась на две большие категории. Одна часть прессы - это ресурсы влияния, причем ресурсы влияния совершенно непропорциональные и никак не привязанные к количеству аудитории, читающей эту газету. А вторые закуклились сами в себе и, собственно, пишут друг для друга.

Ольга Писпанен: Наш корреспондент Александр Дядин предложил прохожим на улицах Петербурга ответить на вопрос: устраивает ли вас качество городской прессы?

Жительница Санкт-Петербурга: Я, к сожалению, очень редко читаю теперь газеты. Наверное, некоторый интерес потерялся к тому, что происходит вокруг. Сосредоточенность на себе больше возникла. То есть на каком-то этапе я очень много читала, а сейчас спряталась от газет.

Житель Санкт-Петербурга: Не интересно, не очень много там такого, чтобы можно было это почитать. Новости по телевизору показывают. В большинстве случаев читаю журналы специализированные.

Жительница Санкт-Петербурга: У меня четверо детей, поэтому меня интересуют только вопросы молодежи. Хочется знать, как, что им жить. Хоть какие-то вопросы освещала чтобы побольше... В основной массе все одинаковые стали – скатились все на желтую прессу. Сплетни мне никогда не были интересны.

Житель Санкт-Петербурга: Я просто не читаю сейчас газеты. Домой приходишь с работы – какой там газеты. Главное, поесть, поспать и отдохнуть. Надо же как-то и свободное время себе уделить, ну и по хозяйству... Но раньше я покупал журналы и газеты, а сейчас как-то и неохота, и все по телевизору можно узнать. Раньше как-то все скрывалось, а сейчас... Только единственное - программку телевидения – и все.

Жительница Санкт-Петербурга: Не хватает объективности. Часто получается, что газеты освещают точку зрения свою, то есть субъективную. Есть совершенно желтая пресса, которая... видно по газете, очень много мусора, которую берешь – и сразу выбрасываешь.

Житель Санкт-Петербурга: Питерские? Я такие газеты не читаю. Конечно, интересные материалы бывают, но этими вопросами я не задаюсь. Взять и почитать... специально я этого не буду делать. Мне это не интересно. В основном я читаю иностранные... В принципе, они меня устраивают. Еще телевидение и интернет. В основном я в газетах читаю анекдоты.

Жительница Санкт-Петербурга: Я по старинке читаю «Аргументы и Факты» и толстушку-«Комсомолку». А питерская – только «Петербург-Экспресс» и всякие такие... Ну, я домохозяйка, поэтому меня интересует что-то такое про хозяйство. Политикой я мало интересуюсь – это меня очень расстраивает, нервы мои треплет. И поэтому я стараюсь не читать про всякие разборки или что-то такое. Хотелось бы что-то интересное, что-то живое, а одно и то же, в общем-то.

Житель Санкт-Петербурга: Питерские я не покупаю никогда – не интересно. Как-то раза два покупал – что-то не понравились, и я их не покупаю вообще.

Жительница Санкт-Петербурга: Понимаете, на каждого человека свои должны быть газеты. Ну, много желтой прессы. Меня это не устраивает. Вообще из прессы я в основном читаю «Деловой Петербург», несколько женских журналов. Я считаю, что все-таки мало разнообразия. Наверное, должно быть больше. Наверное, тогда будет интереснее их читать.

Житель Санкт-Петербурга: Я думаю, может быть, чисто психологический у людей остался какой-то настрой. С детства нам привили своего рода любовь к центральной прессе. Мы привыкли обращаться к Москве за всей информацией. А питерская пресса получается уже как бы местного характера. Первое, что бросается в глаза, - очень много «чернухи», то, что, честно говоря, расстраивает.

Ольга Писпанен: У нас уже есть дозвонившиеся. Александр из Санкт-Петербурга, говорите, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Очень много сейчас СМИ, печатных СМИ в том числе, которые печатают один официоз и не печатают правду о том положении с правами человека, которые есть у нас. В частности, хотел бы сказать о том, что в закрытых учреждениях происходит, в тюрьмах. По делу Ходорковского, например, одна "Новая газета". Вот я знаю, в психбольницах тоже нарушения прав человека - тоже как бы никто и ничего не печатает практически, только маленькие, небольшие издания какие-то, которые как бы неподконтрольны в той или иной степени власти. И вот когда про создание таких холдингов говорят, меня, например, это беспокоит. Потому что когда я слышу про газету "Смена" и про те безобразные статьи, которые публикует эта газета, и если она войдет в том составе, в котором она войдет сейчас, я думаю, что ничего хорошего вот из того холдинга, который...

Ольга Писпанен: Простите, Александр, ваш вопрос?

Слушатель: Просьба прокомментировать ситуацию именно с тем, что пресса становится все более и более централизованной, объединенной и больше подконтрольной власти.

Алексей Кабанов: Вы знаете, у меня есть четкое убеждение по этому поводу, что ситуация, на сегодняшний день сложившаяся с прессой российской, не только с печатными изданиями, но и с телевидением, и с радио, это не столько сила власти, сколько слабость воли людей, которые могут, но по разным причинам не хотят заниматься изданием газет, созданием радиопрограмм и прочее. Потому что никаких явных запретов на свободу слова нет. Безусловно, власть пытается монополизировать политическую составляющую, в том числе и новостийную. Но на сегодняшний день не было ни одной открытой, явной попытки монополизировать культурную составляющую медиа-рынка или культуру как таковую в стране, закрыть или запретить обсуждение ситуации с правами человека и так далее. В данном случае показательным является как раз Радио Свобода, которое никогда не боялось обсуждать подобные вещи. И дай ей бог здоровья, она существует и выходит в эфир каждый день. Еще раз повторюсь, мое убеждение в том, что слабость воли в данном случае намного сильнее, чем сила власти.

Ольга Писпанен: Тем не менее, состояние медиа-рынка сегодня четко показывает, что практически все издания как-либо ангажированы, будь то администрация, либо олигархические какие-то структуры. Ваша новая газета чего-то будет бояться? От кого-то будет зависеть?

Алексей Кабанов: Да, безусловно, газета будет бояться и будет зависеть. Она будет бояться любого типа экстремистского высказывания, потому что оно, как правило, безответственное, и будет зависеть от субъективной воли и субъективных вкусов издателей этой газеты.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем Алексея, дозвонившегося к нам в студию.

Слушатель: Я уверен, что создатель холдинга, безусловно, найдет слова, которые оправдывают его создание...

Ольга Писпанен: Простите, у нас сегодня в студии не создатель холдинга. Мы говорим сегодня... это был просто информационный повод, то, что в Петербурге создается холдинг новый. А мы сегодня беседуем с генеральным продюсером продюсерской группы «Платформа», которая на этой неделе выпускает газету «Платформа». Это совсем другая история. У вас к нашему гостю есть вопрос?

Слушатель: Ну, по поводу «Платформы», наверное, создание совместной, как я понял, петербургско-московской газеты, может быть, и оправдано. Это может несколько подтянуть по качеству питерскую прессу. Хотя я должен сказать, что она имеет свое лицо. И каждая газета в большей или в меньшей степени имеет свое лицо, также как «Смена», «Вечерка». Вечерние есть газеты в Петербурге. «Смена» как-то ориентировалась больше на молодежную аудиторию. «Петербургские ведомости» более официальные, но тоже много интересного, и публикации...

Ольга Писпанен: Алексей, ваш вопрос, пожалуйста.

Слушатель: Не превратится ли эта монополизация – создание холдинга и в том числе издания совместные с Москвой вот этой газеты – к «пожелтению» прессы и к созданию монополии, которой будут управлять рекламодатели, а не мы, налогоплательщики?

Алексей Кабанов: Безусловно, может привести и к «пожелтению», и к тому, что рекламодатели будут управлять издательскими процессами. Это происходит во всем мире, и в этом на самом деле нет ничего криминального и ужасного. Потому что есть одно преимущество холдингов медийных перед изданиями независимыми так называемыми – тем, что у медийных холдингов намного больший ресурс. Это и корреспондентские сети, это и намного лучшая, как правило, полиграфическая база, и возможность привлекать качественных авторов, журналистов, платить им хорошие гонорары, и, таким образом, избежать опасности превратиться в желтую газету или газету, обслуживающую чей-то частный политический или коммерческий интерес. Наша газета, очевидно, избежит подобных опасностей, по одной простой причине, что эта газета – внутреннее дело продюсерской группы «Платформа» и еще двух наших партнеров-соиздателей, которые предоставляют нам содержание, возможности своих корреспондентских сетей, возможности своих творческих коллективов.

Ольга Писпанен: Алексей, вот мы несколько минут назад прослушали опрос на улицах города Петербурга о том, довольны ли прохожие на улицах Петербурга качеством петербургских изданий, печатных СМИ. Практически все, почти все сказали, что перестали читать газеты, что их уже ничего не интересует, интересует, не знаю, кроссворд, гороскоп только. Народ стал аполитичен, его уже не интересует ничего, кроме собственного здоровья и благополучия. Все-таки как вы пытаетесь привлечь внимание аудитории? Чем будете привлекать?

Алексей Кабанов: Ну, это здорово, что народ озаботился своим здоровьем и благополучием. Это правильно и хорошо. И, собственно, наверное, мы будем отличаться тем, что не будем им в этом мешать. Привлечь мы хотим... ну, если в данном случае это слово уместно, чем мы будем отличаться скорее от общей массы газет – тем, что главной особенностью содержания газеты будет жанр так называемого свободного авторского высказывания. Практически не редактируемый редакцией, и до последнего момента для той же редакции остающийся загадкой. Мы представляем себе несколько сотен человек, пишущих, думающих в этой стране, мнение которых нам бы хотелось услышать. Мы не задаем жестких событийных рамок этим людям, мы не задаем им темы высказываний, мы просто предлагаем им подумать над тем, что им кажется наиболее актуальным, адекватным, наболевшим. И вы знаете, получается очень интересная картина. Некоторые люди очень эмоциональными становятся в таком предложении, в таком высказывании. Некоторые, наоборот, холодеют и начинают заниматься аналитикой, не свойственной им ни в профессиональной деятельности повседневной, ни в жизни. И получается такой калейдоскоп мнений, достаточно актуальных, что для нас было удивительно. Нам казалось, что если мы предложим свободные темы, то они будут свободными и общими. А оказалось, что людей беспокоит жизнь, и много есть что сказать по этому поводу.

Ольга Писпанен: Нам дозвонилась Софья из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: У меня вопрос к Алексею. Скажите, пожалуйста, каких авторов вы собираетесь привлекать к участию в первом номере?

Алексей Кабанов: Ну, к участию в первом номере мы привлекли два типа авторов, скажем так. Может быть, это не очень корректно по отношению к авторам, но, тем не менее, их можно разделить на две большие группы. Первая группа – это содержание, которое мы включаем в газету вместе с Радиостанцией Свобода. Будет много авторов и редакторов Свободы, которые выскажутся о том, что их волнует, о тех культурных событиях, которые произошли летом, или раньше, или произойдут потом. Также вместе с Радиостанцией Свобода мы делаем большой новостийный разворот летний. Часть новостей будет идти в виде ленты, часть новостей будет проанализирована редакторами Свободы. А вторая часть газеты собрана из авторов, мнение которых нам показалось интересным опубликовать именно в пилотном номере. Например, будет достаточно большой и интересный материал Антона Чернозатонского о глянцевых журналах. Будет интервью с Львом Рубинтшейном об ответственности людей, занимающихся активно медиями в 90-е годы, об ответственности их за то, что произошло в начале 2000-х годов, и как их позиция в 90-х годах повлияла на сегодняшнее состояние медий, собственно, на то, что говорят люди на улицах, о том, что медии перестали быть им интересны. Много будет материалов.

Ольга Писпанен: То есть, в принципе, у вас не будет постоянных авторов, пишущих для вашей газеты?

Алексей Кабанов: Надеюсь, что нет. Надеюсь, что мы сможем избежать соблазна собрать редакцию "золотых перьев", которая всегда готова написать хороший текст. Мы позиционируемся как открытая площадка. Конечно, это большая работа, конечно, это сложно, но мы надеемся, что у нас не будет постоянной редакции.

Ольга Писпанен: Но если вы не рассчитываете на "золотые перья", вернее, не хотите на них рассчитывать, то не так уж много остается авторов, которые могут писать для такой газеты, как вы себя позиционируете.

Алексей Кабанов: Во-первых, мы, конечно, рассчитываем на "золотые перья", на то они и золотые – они пишут хорошо. Мы просто надеемся, что они смогут писать для нас не так, как они пишут для изданий, в которых работают изо дня в день, и в которых они зажаты четкими, жесткими рамками, форматами и заказом. Но вы себе не представляете, какое количество в Москве и в Петербурге пишущих и думающих людей! И я надеюсь, что мы сможем это доказать в ближайшие несколько месяцев.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем еще дозвонившихся. Дмитрий из Петербурга, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Вот я задаюсь вопросом: почему у нас придают непомерное значение свободе слова? Ведь она вторична. Будем свободны – и свобода слова за нас побеспокоится. Как у Ницше: помоги себя сам – и всяк тебе поможет.

Алексей Кабанов: Совершенно с вами согласен, что так называемые основные, базовые принципы, которые нам навязываются в качестве основы существования не более чем идеологическая... такая же идеологическая площадка, как любые другие лозунги. Потому что действительно свобода слова как таковая совершенно бессмысленное словосочетание, с одной стороны. А с другой стороны, мы все прекрасно помним, что бывает, когда ее нет. Вот мы, собственно, и будем разбираться с этим всю оставшуюся жизнь.

Ольга Писпанен: Еще один звонок из Петербурга. Николай, говорите, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Слушаю вас внимательно. Вы, конечно, говорите как бы не очень понятными словами для большинства людей города. И вообще непонятно, какую пользу вы принесете, ну, будем так говорить, 80 процентам горожан.

Алексей Кабанов: Ну, газеты выходят не для того, чтобы пользу приносить, а для того, чтобы их читали, думали над текстами, которые в них опубликованы, писали бы сами. Пользу приносить не будем.

Ольга Писпанен: Достаточно часто упрекают как раз демократов в том, что они говорят непонятными словами, обращаясь к тем миллионам, которые населяют и захолустье России, и маленькие городки, и так далее, если вы говорите о развитии сети распространения газеты. Вот о языке газеты, какой он будет?

Алексей Кабанов: Это язык авторов, которые пишут. У нас не будет рерайтеров, которые будут переписывать и подгонять тексты под единую стилистику. А что касается миллионов, то это лень, безусловно, лень, которая поглотила не только миллионы, но и тех, кто говорит. В данном случае то, что мы говорим сложно, это тоже наша лень – нам лень объяснять это понятными словами. Ну и лень с другой стороны. Все погрязли в лени. Вот с этой ленью мы тоже будем пытаться бороться в газете. Потому что заставить людей писать – это заставить их работать, думать, делать что-то. Ну, также как заставить людей читать то, что написали.

XS
SM
MD
LG