Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Годовщина гибели Николая Гумилева

  • Ольга Писпанен

Программу ведет Ольга Писпанен. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - писатель Валерий Шубинский.

Ольга Писпанен: Сегодняшняя тема нашего разговора - жизнь и трагическая смерть поэта Николая Гумилева. В эти дни отмечается годовщина гибели русского поэта Николая Гумилева, расстрелянного большевиками в 1921 году в числе более чем 100 арестованных по так называемому "делу Таганцева". Сегодня в Музее Анны Ахматовой в Петербурге состоится презентация книги Валерия Шубинского "Николай Гумилев - жизнь поэта", покажут фильмы, посвященные русскому поэту.

Татьяна Вольтская: Николай Степанович Гумилев родился в Кронштадте в 1886 году, в семье корабельного врача. Его детство прошло в Царском Селе, он учился в гимназии, директором которой был известный поэт Серебряного века Иннокентий Анненский. Учение Гумилев продолжил в парижской Сорбонне. Много путешествовал. Опыт его африканских странствий отразился в поэтической книге "Шатер". В 1910 году Николай Гумилев женился на Анне Ахматовой. В 1911-12 годах вместе с поэтом Сергеем Городецким организовал "Цех поэтов". Н.Гумилев - один из родоначальников чрезвычайно плодотворного для русской поэзии направления - акмеизма. В годы первой мировой воевал - кавалер двух Георгиевских крестов. После революции активно участвовал в литературной жизни Петрограда. Много печатался, работал в издательстве "Всемирная литература", руководил молодыми поэтами в студии "Звучащая раковина". Среди известных поэтических сборников Гумилева "Жемчуга", "Колчан", "Огненный столп".

В августе 1921 года Петроградская ВЧК раскрыла контрреволюционный заговор «Петроградской боевой организации» во главе с профессором Владимиром Таганцевым. 61 человек был расстрелян, среди них поэт Николай Гумилев. С гибелью поэта связано много легенд. Одна из них, что Гумилева пытался спасти Горький. Местом расстрела назывались поселки Бернгардовка или Сенос под Петербургом, но историк, правозащитник Вячеслав Далинин уверен, что это не так.

Вячеслав Далинин: Большевики, когда расстреливали своих противников, они старались делать это тайно, а уж захоранивали всегда вдали от человеческих глаз. Эти захоронения не должны были стать местом поклонения. Идеальным для этих целей местом вблизи Петрограда был Ржевский артиллерийский полигон. Общество "Мемориал" искало на территории полигона места захоронений. Были мемуарные свидетельства, указывающие на то, что именно там были захоронены Гумилев и остальные участники процесса по делу Таганцева. Несколько лет назад, наконец, было найдено первое захоронение. Патологоанатом, член "Мемориала", установил, что это останки людей, расстрелянных приблизительно в то время, когда погиб Николай Степанович Гумилев.

Татьяна Вольтская: К сожалению, питерские власти этими захоронениям не заинтересовались, что, естественно, препятствует дальнейшим поискам.

Ольга Писпанен: Валерий, в последние годы вышло довольно много книг, посвященных жизни и творчеству Николая Гумилева, однако до сих пор остается много темных пятен в его биографии. В вашей книге появляются какие-то новые факты его биографии?

Валерий Шубинский: Несомненно, потому что также как мои предшественники, чью работу я старался максимально использовать, я самостоятельно работал в архивах. В частности, впервые в этой книге опубликованы материалы, связанные с обучением Гумилева в гимназии, опубликован его гимназический табель, опубликованы некоторые материалы, некоторые документы, которые, также как и гимназический табель, хранятся в Центральном государственном историческом архиве, например, разрешение Гумилева на брак с Ахматовой, опубликовано письмо Гумилева Маргарите Тумповской, ранее никогда не печатавшееся. Есть достаточно много нового. Но темные пятна остаются, в частности, это относится к гибели Гумилева.

Мы далеко не все знаем про дело "Петроградской боевой организации", потому что здесь существует очень много легенд. В 20-е годы, 30-е годы существовала легенда о Гумилеве - участнике и чуть ли не главе могущественного разветвленного заговора, естественно, это по-разному интерпретировалось в эмиграции. Гумилева изображали героическим борцом с большевиками. В советских источниках он выглядел таким демоническим заговорщиком.

Ольга Писпанен: Но, тем не менее, существует версия, что он был просто случайной жертвой.

Валерий Шубинский: Другая легенда, возникшая уже в 60-е годы, о том, что либо заговора вообще не было, он был сфабрикован ЧК, либо что заговор был, но Гумилев в нем не участвовал, его оговорили. Понятно для чего эта легенда создавалась - с целью добиться реабилитации поэта и разрешения публиковать его стихи в СССР.

Ольга Писпанен: Но странная история о том, что буквально через год после его расстрела в типографии Генштаба буквально выходит первый его сборник.

Валерий Шубинский: На самом деле это очень любопытная вещь. Дело в том, что запрета на публикацию стихов Гумилева не было до 1925 года. Но это не связано с его участием или не участия в заговоре. Другое дело, что это был за заговор, какую роль в нем играл Гумилев?

Ольга Писпанен: В вашей книге об этом говорится?

Валерий Шубинский: В моей книге об этом говорится достаточно подробно, но на основании тех источников, тех материалов, которые на данный момент доступны. К сожалению, само дело недоступно. И даже если бы оно было доступно, едва ли оно бы пролило свет на все обстоятельства. Почему? Это становится понятно при чтении, в частности, и моей книги.

Ольга Писпанен: Валерий, мы разобрались с заговором, в котором участвовал или не участвовал Николай Гумилев. Хотелось бы вернуться к книге. Насколько трудно было собирать сведения? Потому что не секрет, что очень многое было потеряно и уничтожено, нельзя было вести дневниковые записи. Ваша работа над книгой, насколько она была трудна? Как много времени она заняла?



Валерий Шубинский: В общем и целом работа заняла полтора года. Но если говорить о трудностях, то трудности были связаны не с недостатком материалов, а скорее с их большим количеством и разнообразием. Нам кажется, что это было невероятно давно, потому что столько событий было за это время в русской истории. У нас ощущение, что Гумилев, его эпоха - это как древность, как античность. На самом деле последние люди, знавшие Гумилева, умерли буквально 2-3 года назад. Некоторых из них знал я, знал редактор моей книги. 5-6 лет назад умерла последняя ученица Гумилева Вера Лурье, последняя из женщин, с которой он был близок. Совсем недавно это происходило.

Для меня сложность была связана с обилием мифов, окружающих имя Гумилева, и с обилием парадоксов, связанных с его именем, с его судьбой.

Ольга Писпанен: Борис Федорович из Москвы к нам дозвонился. Говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Слушатель: Добрый день. Я много слышал про Гумилева, но не знаю, что он писал - стихи или прозу?

Валерий Шубинский: Гумилев писал стихи. Этим в основном был известен. Он писал автобиографическую бессюжетную прозу. У него есть очень интересная проза про путешествие в Африку. Очень интересны его репортажи о событиях первой мировой войны, в которой он участвовал. Кроме того, он писал литературно-критические статьи.

Я считаю, что Гумилев не успел стать великим поэтом. Он имел для этого все задатки, но он очень рано погиб. Он очень поздно созрел как поэт и очень рано погиб, но он успел стать великим критиком. Я думаю, что значение Гумилева как критика, как теоретика литературы, как организатора литературного процесса огромно.

Ольга Писпанен: А вам как писателю не кажется, что сегодня практически нет критики в любом жанре, в любой сфере деятельности человека?

Валерий Шубинский: На самом деле эта проблема болезненная. Мне трудно отвечать на этот вопрос, потому что одна из главных сфер моей собственной деятельности - это литературная критика. Но знаете в чем главная проблема? Проблема в том, что критик в России традиционно пытается не оценивать работу писателей, а руководить писателями, направлять их или самовыражаться под видом литературно-критических статей. Критиков очень много, критики очень знамениты.

Ольга Писпанен: Я говорю о критике, а не о критиках

Валерий Шубинский: А с критикой плохо, это правда.

Ольга Писпанен: Еще один звоночек. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я с большим вниманием слушаю вашу передачу. Конечно, очень жаль, что русского интеллигента, и не только Гумилева, но и многих-многих русских интеллигентов, русских офицеров расстреляли в те годы. Валерий, вы сейчас собираете материалы, вы сетуете на то, что к архивам вам не добраться. А как вы считаете, кто убил Гумилева?

Валерий Шубинский: Мне кажется, что прямой непосредственный ответ очевиден. Гумилева убила советская власть, Гумилева убила ЧК. Но если подразумевается, что за этим стояли жидомасоны или какие-то другие тайные силы, то, естественно, я так не думаю.

Вообще же проблема в чем? Проблема в том, что поэты в 20-м веке гибли, как замечательно сказал друг Гумилева великий русский поэт Осип Мандельштам, "гибли с гурьбой гуртом". Если в 19 веке была дуэль - Дантес стреляет в Пушкина, Мартынов стреляет в Лермонтова, то в 20-м веке в одном рву расстреливают 60 человек, среди них поэт, в другом рву расстреливают 100 человек, а среди них поэт. И так погиб Гумилев, так погиб Мандельштам, так погиб Миклош Радноти, так погиб Гарсиа Лорка и так далее. Это 20-й век.

Но я хотел бы вот на чем задержать внимание. Гумилева убила советская власть. Гумилев боролся с советской властью. В каких-то формах, так или иначе, он с ней боролся, в то же время в каких-то формах он с ней сотрудничал. Это тоже интересная тема. С определенного момента поэзия Гумилева была запрещена. С 1925 по 1986 год практически нельзя было его стихи перепечатывать в СССР, хотя книжки, изданные до революции, спокойно продавались букинистами. Но при этом не было ни одного большого поэта Серебряного века, который так сильно повлиял бы на советскую поэзию. Вот если мы просто посмотрим на истории советской поэзии, мы увидим гумелевские нотки у нескольких поколений советских поэтов. Более того, именно в те годы, когда Гумилев был запрещен, именно в эти годы он стал знаменитейшим поэтом.

Ольга Писпанен: Ну, это как у нас принято.

Валерий Шубинский: Да. Гумилев стал поэтом в каком-то смысле народным. Да, его стихи были знамениты, их переписывали. У меня в книге приведена фотография обложки книги, которая была в 1943 году издана на оккупированной территории. В Одессе в 1943 году какие-то люди пользуются неразберихой и издают книгу Гумилева. А в 1947 году собрание сочинений Гумилева было издано в лагере для перемещенных лиц в Германии. Он был одним из самых популярных поэтов наряду с Маяковским, Есениным и так далее.

Ольга Писпанен: Очень много звонков. Нам дозвонились из Подмосковья. Владимир, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Я согласен с Валерием. Да, конечно, Гумилева убили воинствующие иудеи.

Валерий Шубинский: Я этого не говорил

Слушатель: ...Троцкий.

Валерий Шубинский: Вы плохо слушали передачу. Я хотел сказать нечто прямо противоположное.

Ольга Писпанен: Еще нам дозвонились из Калуги. Геннадий, говорите, пожалуйста.

Слушатель: В одном из сборников была опубликована фотография Анны Андреевны, стоящей под деревом, которая говорит: "Я знаю, Колю убили именно здесь". Вы не могли бы прокомментировать?

Валерий Шубинский: Это звучало в начале передачи. Дело в том, что традиционная точка зрения, которая отражена и в моей книге, о том, что Гумилев был расстрелян в Бернгардовском лесу. Но мы знаем, что существует и другая точка зрения, которую Вячеслав Далинин представил.

Ольга Писпанен: До сих пор так и неизвестно точно место казни и точная дата расстрела.

Валерий Шубинский: Первый и наиболее авторитетный биограф Гумилева Павел Лукницкий считал, что все-таки Бернгардовский лес. А что касается даты, то я думаю, что это было 25 августа по целому ряду причин. Потому что в ЧК, видимо, не было единодушия о том, надо ли немедленно расстреливать всех участников "Таганцевского дела". Там шла внутренняя борьба. Я думаю, что те, кто выносил это решение о расстреле, должны были поторопиться, пока их конкуренты не сообщат в Москву.

Ольга Писпанен: А есть еще один миф о том, что Горький просил Ленина за Гумилева. И Ленин вроде бы даже сказал, что «конечно-конечно, давайте оставим его в живых».

Валерий Шубинский: Это, конечно, миф. Но то, что Горький ходатайствовал о Гумилеве это исторический факт. Ходатайство Горького есть в деле.

Ольга Писпанен: Практически также ничего неизвестно о миссии Гумилева за рубежом, как бы его карьере разведчика.

Валерий Шубинский: Известно, что разведчиком он не был, и никакой особой миссии за рубежом не было.

Ольга Писпанен: Тем не менее, об этом достаточно часто говорится.

Валерий Шубинский: Это одна из легенд. Он был офицером для особых поручений, а фактически секретарем при комиссаре Временного Правительства в Париже. Это очень незначительная должность. Но при этом ему пришлось участвовать в довольно забавных исторических событиях. Это все описано в моей книге тоже.

Ольга Писпанен: Вы развенчиваете какие-то мифы?

Валерий Шубинский: Несомненно. Вот один пример мифа. Гумилев стал известен, знаменит в советское время. Мне было 16 лет, я смотрел пьесу Вишневского "Оптимистическая трагедия". Я помню, что меня еще тогда удивил следующий эпизод: там была женщина-комиссар (я уже знал, что ее прототип - Лариса Рейснер, я не знал, что она была любовницей Гумилева, но я знал, что она входила в дореволюционную культурную элиту). Меня совершенно не удивил тот факт, что она читает стихи Гумилева офицеру. Меня очень удивило, что офицер, командир корабля, капитан реагирует на это и говорит: «Да, как интересно, комиссар читает Гумилева». Я подумал, а знал ли капитан корабля, обычный рядовой офицер имя Гумилева? Сейчас я понимаю, что, конечно, не знал и знать не мог. Но в 1931 году Гумилев был уже настолько знаменит, более того, имя Гумилева настолько ассоциировалось со старым офицерством, что Всеволоду Вишневскому, человеку другого поколения, человеку советскому, красному казалось, что все офицеры были горячими поклонниками поэзии Гумилева. Это пример мифа, который возник буквально через несколько лет после его смерти.

На самом деле прижизненный тираж произведений Гумилева был 6 тысяч экземпляров, тираж произведений Ахматовой к тому же возрасту, к 35 годам, - 75 тысяч. Насколько она была более знаменита. Слава к Гумилеву пришла фактически после его смерти. Существуют замечательные легенды о Гумилеве - охотнике на львов. На самом деле он ни одного льва не убил и видел льва один раз в жизни, о чем сам и писал в своих африканских записках. Он охотился на гиен и других, менее экзотических африканских животных. Существует легенда о Гумелеве - доблестном офицере. Да, он действительно был на войне, действительно храбро сражался, но он был прапорщиком военного времени, то есть, говоря современным языком, младшим лейтенантом и был произведен из унитер-офицеров, во время войны это было массовым явлением.

Ольга Писпанен: Валерий, скажите, пожалуйста, вот вы работали полтора года над биографией Николая Гумилева, прочитали огромное количество информации о нем. Какие-то этические рамки существуют, когда человек пишет о другом человеке? Вы пишете чужую биографию, вы копаетесь в его жизни?

Валерий Шубинский: Это очень интересный вопрос. Конечно, существуют. Иногда даже при работе над этой книгой у меня возникало ощущение какой-то совершенно неприличной интимности, особенно когда я начинаю описывать личную жизнь человека. Но в случае Гумилева несколько легче, потому что все это уже напечатано, рассказано. Близкие ему женщины написали мемуары. Мне остается только эти мемуары цитировать. Но, конечно, это ощущение личного соприкосновения с человеком, ощущение того, что ты подходишь к нему на расстояние, на которое он никогда при жизни к себе не подпустил бы другого человека, это своеобразное ощущение.

XS
SM
MD
LG