Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московский Художественный академический театр потерял одно слово из названия, но приобрел обширные творческие замыслы


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Андрей Шароградский: Сегодня состоялся сбор труппы МХАТа имени Чехова перед предстоящим сезоном. Как выяснилось, Московский Художественный академический театр потерял одно слово из названия, но приобрел обширные творческие замыслы.

Марина Тимашева: Сбор труппы вел Олег Табаков. Он делился планами, артисты шутили. Услышав, что одной из премьер будет "Школа злословия", Наталья Тенякова громко вопрошала: "Это что, с Дуней Смирновой и Татьяной Толстой?". "Нет, это с Шериданом", - честно отвечал Табаков. Звездный зал хохотал и поздравлял. Поздравлял молодых принятых в труппу артистов, юбиляров, перешедших на работу в Художественный театр Аллу Покровскую и Авангарда Леонтьева.

Олег Табаков: Я думаю, что мы уже пожилые, и у нас есть еще не так много лет, когда можно взметнуть и побезумствовать малую толику.

Марина Тимашева: Безумствовать начали с изменения названия театра. Теперь он не МХАТ, а МХТ. Буква "А", то есть слово "Академический", упала

Олег Табаков: Брэнд - это ведь не сочетание букв, а это сочетание талантов. Нет, это все-таки такой социалистический атавизм, когда надо было награждать, выделять, отделять... Ну, какой театр - академия? Театр - живое. А академия - ого, угрюмство сразу наличествует.

Марина Тимашева: Конечно, можно было вернуть театру название Художественного Общедоступного, но при цене билета в пару тысяч рублей, как на спектакль "Номер 13", звучало бы оно издевательски. Хотя цены зрителей не пугают.

Олег Табаков: Понимаете, вот эта цифра - 94 процента заполнения зрительного зала - она как-то настораживает. Она говорит о довольно стабильном интересе.

Марина Тимашева: Стабильный интерес будут поддерживать новыми репертуарными названиями. Мольеровского "Тартюфа" поставит Нина Чусова с самим Олегом Табаковым в главной роли, он появится на сцене и в "Школе злословия", да еще в спектакле-исповеди, над которым работает с Евгением Гришковцом. Обещаны спектакли по Ибсену и Брехту, Салтыкову-Щедрину и Островскому, Достоевскому и Тому Стоппарду. Дмитрий Черняков, за которым нынче охотятся все российские театры, поставит новую редакцию "Синей птицы" Мориса Метерлинка. Это взрослая версия , легендарная детская осталась на доронинской половине МХАТа.Главная задача на ближайшие годы сформулирована Олегом Табаковым так.

Олег Табаков: Формирование труппы. А потом, конечно, как это вам не понравится, надо думать, кому передать. Потому что, на самом деле, надо, чтобы это дело жило дальше. Самое удивительное, что в моем возрасте, может быть, я узнал, - это логика действия Владимира Ивановича Немировича-Данченко: на нас жизнь не кончается. Русская театральная школа будет существовать дальше. Вот эта школа, которую я надеюсь открыть, - школа для одаренных детей российских, - будет, наверное, реализация этой мечты Немировича: школа-студия-театр. Это из тех занятий, когда ранняя профориентация большой ресурс дает человеку. Женька Миронов в 19 лет начал играть главные роли - и оно не прошло бесследно, по-моему.

Марина Тимашева: На вопрос, чего более всего недостает в работе театра его руководителю, Табаков ответил.

Олег Табаков: Ансамбль, которого пока нет. Помните, был такой ансамбль скрипачей под руководством Юлия Реентовича? По нынешним временам я не знаю, как бы это воспринималось нами, а по тем временам это было почти божественно. Ну вот, это, по сути дела, не существующее нигде, кроме как в этой стране. Даже поляки, в свое время взметнувшие, Чехия, в 60-х годах бывшая одной из самых интересных в театральном отношении стран, даже англичане - нет, понимаете, есть у них какая-то такая автономность существования. У них это не подразумевается как художественная ценность, понимаете. А идея Московского Художественного театра все-таки в том, чтобы начали они играть - и задохнулись бы, и над вымыслом слезами облились, и еще долго после этого не хочется даже на любимую смотреть, а хочется быть одному и как-то прийти в соответствие с самим собой.

Марина Тимашева: Строить ансамблевый театр в этом сезоне начнет знаменитый японский режиссер Тадаши Сузуки. Первой премьерой большой сцены станет "Король Лир" Шекспира в его постановке. Вопрос, зачем приглашать иностранцев, неужели своих не хватает, Олега Табакова не смутил.

Олег Табаков: Мне вообще нравится больше смотреть на Восток. Я не то что бы русофил, но мне все-таки гораздо важнее, что думают обо мне в Самаре, Саратове, Саранске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, нежели что обо мне думают в Эдинбурге и других "бургах". Я так устроен, и это ни о чем другом не говорит, кроме как о моей ограниченности, но, тем не менее, это мне важно.

Марина Тимашева: Не меньше этого ответа (где Япония, а где Самара) озадачило и известие о назначении на роль Короля Лира очень талантливого, но очень молодого Анатолия Белого. Олег Табаков заверил, что решение принимал сам Тадаши Сузуки.

XS
SM
MD
LG