Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В День российского кино продюсер Сергей Сельянов – о том, где берутся деньги на производство фильмов и почему зритель начинает возвращаться в кинотеатры


Петр Вайль: Сергей, сам день располагает к общему вопросу, в каком состоянии находится российское кино. На всем протяжении своей истории оно знало и подъемы, и спады. Вспомним 20-30-е годы, когда российское кино было одно из трех мировых наряду с германским и американским. Были какие-то понижения, потом взлет в начале первой оттепели, в начале 60-х годов. Как бы вы оценили нынешнее состояние российского кино?

Сергей Сельянов:То, что вы рассказываете, связано скорее с эстетической ценностью и где-то с идеологической составляющей кино, вот эти периоды взлетов. Сейчас, если с этой точки зрения оценивать ситуацию, то в мире остался только один идеологический кинематограф - американский. Наш такие задачи перед собой не ставят, по-моему, и слава Богу. Поэтому сказать в мировом масштабе мы на взлете, я не могу в этой системе координат. Но в России все выглядит довольно живо, весело и интересно сейчас, несмотря на то, что еще мало кинотеатров и зрителей, но динамика роста абсолютно позитивная. Надеюсь, что скоро это будет таким живым функционирующим видом предпринимательства, как творческого, так и предпринимательства в понятном смысле этого слова.

Петр Вайль: Вы сказали "сейчас". Еще несколько лет назад говорили о плачевном состоянии кино. Что позволило ему выйти из этого прорыва и что вселяет в вас оптимизм?

Сергей Сельянов: Плачевное состояние было уже давно, поскольку в России время течет быстро, я уже не помню этого времени. То есть я его помню, но скорее в мемуарном смысле. Кроме того, поскольку я не аналитик, а практик, то все сверяю с собой, с моими товарищами. У нас никогда не было пессимизма или ощущения, что мы выживаем, я очень не люблю этого слова - кино выживает. Мы живы были всегда, всегда было интересно. Сейчас появилось несколько больше возможностей, связанных с тем, что люди вернулись в кинотеатры, продолжают возвращаться, с этим такая простая, незатейливая совершенно конструкция.

Петр Вайль: Почему они возвращаются в кинотеатры?

Сергей Сельянов: Потому что после того, как наелись все дешевым "Чупа-Чупсом", новыми видами развлечений, которые должны быть и будут, имеют место и будут иметь, какая-то часть населения почувствовала, что качественный продукт вкуснее, интереснее, а кино, безусловно, качественный продукт, на порядок выше по качеству, чем многие другие виды развлечений. Денег туда вкладывается гораздо больше и делается это не в один день. Это все-таки все имеет значение. И как-то вкус к качественным развлечениям он уже сформировался и уже одолевает, и уже модно ходить в кино, и уже неприлично говорить, что я на кассете вчера посмотрел новый фильм, пиратский, как правило, а прилично сказать, что вчера я был в таком-то кинотеатре и послушал все это в системе "Долби-стерео" и посмотрел на большом качественном экране.

Петр Вайль: Вы говорите, стали вкладывать деньги в кино, а откуда они взялись и откуда появилась охота вкладывать деньги, все-таки деньги были всегда?

Сергей Сельянов: Я говорю сейчас про публику, у публики деньги в последнее время появились, это, конечно, небольшие деньги, но, тем не менее. Все-таки ситуация последних лет относительно стабильная и способствует какому-то роду, по крайней мере в некоторых регионах страны, к какому-то более спокойному времяпрепровождению, в том числе и к развлечениям. А что касается денег на производство фильмов, у России каждый год что-то меняется в финансовых правилах, и поскольку мы кино снимать любим и хотим, независимо ни от чего, то мы просто смотрим, какие правила действуют в этом году, и осуществляем свои цели каждый раз в новой конкретной ситуации. Мы не можем дорогостоящие проекты пока еще снимать, но среднего бюджета уже достаточно, с помощью, естественно, рынка в первую очередь, государственной поддержки и некоторых иных механизмов, мы уже в состоянии довольно регулярно выпускать, уже не обращая внимания ни на что остальное.

Петр Вайль: Сергей, вы крупнейший российский продюсер, я не прошу вас раскрывать, разумеется, конкретных ваших секретов и финансовых тайн, но где вы берете деньги? Раньше все искали так называемые ко-продукции, совместные производства с зарубежными странами, а вот теперь, где вы достаете деньги на фильмы?

Сергей Сельянов: Это довольно длинный ответ, я постараюсь кратенько - деньги мы берем в тумбочке, согласно известному выражению. Применительно к нам оно означает, что мы, конечно, опираемся на собственные силы. Важно сделать качественный проект, качественный фильм и тогда из трех составляющих можно сложить те деньги, которые этот фильм либо получит в процессе производства, либо вернет сразу после окончания фильма, то есть уже в прокате, рынок. Это собственно рынок, я с него и начну, потому что и театральный, и телевизионный, и некоторые другие рынки, например, ДВД, они не то, что большие, но достаточно устойчивые, достаточно просчитываемые. То есть можно понять, сколько тот или иной фильм принесет в прокате. Второе - это государственная поддержка, которую не всегда, не на каждый проект удается получить, но, тем не менее, в сумме на круг системно она дает необходимую абсолютно сегодня дополнительную возможность компенсировать этот разрыв между стоимостью фильма и сборами в прокате. Пока сборы в прокате в редчайших случаях окупают фильм. И, наконец, третье, это некое широкое достаточно поле, которое состоит из всякого рода вторичных использований. Я отношу сюда и продажи от коллекций, то есть фильмов, сделанных ранее. Доходность фильма считается по первому году обычно, а потом он переходит в разряд коллекции, как я сказал, библиотеки, которая тоже реализуются. Открываются новые рынки, которые нам близки и понятны. Например, на Украине возник буквально на глазах в течение года довольно большой устойчивый рынок и по кино, и по кинопрокату, и по видео, и по телевидению, и он растет. Уже Грузия, Азербайджан, Узбекистан, те территории, где недавно еще никто не слыхивал про то, что за права нужно платить, они начинают тоже разворачиваться в цивилизационную сторону и, естественно, Россия для них, ну Америка Америкой, она всегда Америка, американское кино в смысле, но Россия для них понятна и близкий партнер. Этот фактор в последнее время играет достаточно существенную роль.

Петр Вайль: Сергей, а почему вы не упоминаете о частных инвестициях, постоянно появляются в прессе упоминания о каких-то магнатах или нефтяные компании вкладывают деньги. Это что, неправда?

Сергей Сельянов: В моей практике этого нет, я этим практически не занимаюсь. То есть у меня довольно много встреч с различными инвестиционными компаниями бывает, которые занимаются профессиональным вкладыванием денег, но также бывают всякие контакты, в основном по инициативе той стороны, с различными, как вы сказали, банками, компаниями и так далее. Их влечет в кино сейчас ощущение, что кино на подъеме, им кажется, что это хорошая возможность для вложения денег, естественно, возврата их как минимум, ну, а вообще-то говоря, возврат с прибылью. Но это еще не так. Я им не морочу голову, я им объясняю примерно, как обстоят дела, после чего они весело смеются, говорят - это бизнес? Я им говорю - нет, это не бизнес, это любовь. И мы расстаемся друзьями до, предположим, 2004-го года, когда, я думаю, можно будет честно брать их в компанию. То есть не какие-то гарантии договорные, а исходя из опыта, из практики, что они свои деньги по меньшей мере вернут, а, наверное, даже и заработают.

Петр Вайль: А что могло бы сделать государство, по вашему мнению, с точки зрения продюсера, чтобы стимулировать и производство фильмов, и привлечение людей в кинотеатры?

Сергей Сельянов: Привлечение людей в кинотеатры государство могло бы проводить еще более правильную, успешную экономическую политику. Потому что в общем посещение кинотеатра недешевое удовольствие для среднего русского гражданина. Что касается помощи нам, производителям, то, собственно говоря, наверное, в ближайшее время кроме государственной поддержки через Министерство культуры ничего придумано не будет. Потому что всякого рода налоговые льготы и все такое прочее сейчас крайне непопулярны в России, и в правительстве, думаю, безнадежно их как-то добиваться. Мы будем справляться сами с помощью той поддержки, которая существует, может быть она будет увеличиваться. Но, разумеется, использование государственной поддержки должно быть более эффективным, нельзя раздавать на проекты заведомо неэффективные. Существенную часть ее нужно перераспределить в сторону продвижения фильмов. Сейчас львиная доля выдается на производство, что важно, но без продвижения фильм, даже хороший, как правило, долго не живет, соответственно, и денег много не приносит, и функцию свою не выполняет, он не доходит до зрителя. Стоимость рекламных кампаний растет, стоимость продвижения в широком смысле слова растет и очень сильно растет, это некая моя такая продюсерская проблема. Растет рекламный рынок в России стремительными темпами, соответственно цена на продвижение нашего продукта тоже растет стремительными темпами, и мы уже тут из последних сил выкручиваемся.

Петр Вайль: Но, судя, тем не менее, по вашим начальным заявлениям, вы остаетесь оптимистом?

Сергей Сельянов: Да, был и остаюсь. Зоологический оптимизм вообще в природе российского человека. И в нашем киноделе без него никак нельзя.

XS
SM
MD
LG