Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Шведов: российский киноактер на западном рынке


Марк Крутов: Гость сегодняшнего эфира Радио Свобода российский киноактер Иван Шведов. В последние годы он работает за границами России - в Германии, Чехии, Франции. Лауреат нескольких престижных международных кинофестивалей, в этом году награжден главной телевизионной немецкой премией - призом Адольфа Гриме за роль в телефильме "Кнут и пряник". В России Иван Шведов снимался у режиссеров Сергея Микаэляна, Дмитрия Светозарова в сериале "Агент национальной безопасности", за рубежом среди прочего у братьев Тавиани и Жана-Жака Ано, в общей сложности сыграв более десятка главных ролей. Об особенностях работы российского киноактера на западном рынке с Иваном Шведовым в студии "Свободы" беседовал Андрей Шарый.

Андрей Шарый: В чем, на ваш взгляд, заключается главная специфика работы российского актера за рубежом?

Иван Шведов: Думаю, что все то же самое, за исключением того, что за рубежом, подразумеваем - на Западе, отшлифована вся косметика деловых отношений. То есть существуют агенты, менеджеры, которые улаживают все возможные неудобства при выстраивании каких-то деловых отношений, в поиске работы и так далее.

Андрей Шарый: Как вы ищите режиссера в Германии, скажем, или как режиссер ищет актера Ивана Шведова?

Иван Шведов: Совершенно по-разному. Бывают ситуации, когда просто именно агент ищет мне работу, в большинстве случаев, по крайней мере, в последнее время складывается так моя карьера, работа находит меня. Режиссер обращается напрямую ко мне, мы с ним договариваемся, мы обсуждаем сценарий, хлопаем друг друга по плечу, пьем кофе, радуемся, потом наше общение заканчивается фразами: "Ну что, твой продюсер позвонит моему агенту" или наоборот. И дальше уже вступают в дело "акулы", которые, не жалея друг друга, торгуются, оскорбляют друг друга, спорят и в итоге приходят к какому-то соглашению, которое устраивает обе стороны.

Андрей Шарый: Вы родились в Санкт-Петербурге, насколько я знаю. Вы говорите на нескольких европейских языках, но, я подозреваю, что все-таки с акцентом. Значит ли это, что вы обречены играть иностранцев?

Иван Шведов: То, что я говорю на нескольких языках - это слишком красиво звучит. Я могу более или менее складно объясниться. Что касается игры, то не так сложно выучить фонетический текст, тем более на языке, с которым я более-менее знаком.

Андрей Шарый: Но акцент все равно остается?

Иван Шведов: Естественно, от акцента избавиться почти невозможно. Конечно, во многом, я бы сказал, на 90% язык определяет те предложения, которые мне поступают. В первую очередь это человек русский или с Востока - поляк, чех, экс-Югославия, все, что угодно. Чего я хотел бы самому себе и всему европейскому кинематографу пожелать: чтобы перестали воспринимать выходцев с Востока однозначно как представителей криминальных структур. Все равно в общественном сознательном, подсознательном закрепился этот стереотип в Западной Европе, что человек с Востока - это какой-то бедный, неустроенный, с проблемами, а, значит, приехав к нам, он будет у нас либо воровать, либо продавать наркотики, либо если он все-таки поселится, найдет работу, станет добропорядочным гражданином, все равно будет обходить закон и все равно у него все будет плохо, он будет магнитом для всяких неприятностей. Поэтому мы, соответственно, в Европейском Союзе должны учиться, как с такими людьми обходиться. Я в данном случае представляю собой модель собаки Павлова.

Андрей Шарый: А как вы к этому относитесь? Это унизительно для вас, как человека с Востока, или вы воспринимаете это просто как еще одну свою роль?

Иван Шведов: В принципе отношусь к этому спокойно. Расстраивает только то, что людей, граждан моей родины воспринимает только в таком качестве в основном. Конечно, не всегда так. В моем списки были роли, когда я играл людей из России, и хороших. Более того, как особый комплимент мне доводилось слышать такое мнение после фильма: спасибо, благодаря вам мы узнали, какие русские хорошие.

Андрей Шарый: Хороших, но несчастных все равно или хороших, но уверенных в себе и строителей новой жизни?

Иван Шведов: По-разному. Людей воспринимают с Востока проблемными. Мне кажется, это вполне естественным, потому что те, кого они видят, они такие и есть. И иногда мне кажется, что это утрировано, но довольно часто, находясь за границей, я вижу людей только что приехавших, нелегально пересекших границу или уже живущих давно, но в которых налет восточно-европейского сознания и поведения виден за версту.

Андрей Шарый: Довольно много, я думаю, российских актеров работает за границей России, в Германии, в Чехии. Есть какое-то понятие солидарности? Как выстраиваются отношения с вашими коллегами-соотечественниками?

Иван Шведов: Так получается, что, к счастью, в моей весовой категории не так много у меня конкурентов.

Андрей Шарый: В фильме "Ингланд" вы играли с Мерабом Нинидзе, на мой взгляд, это очень хороший актер, который потом снялся в фильме "Нигде в Африке", который получил "Оскар". С ним у вас какие отношения?

Иван Шведов: У нас с ним прекрасные отношения. Я очень рад за Мераба, что он снялся в фильме, который получил "Оскара", и я очень рад, что он получил эту роль. Потому что это было непросто, и наша общая агентша приложила усилия для того, чтобы режиссер этого фильма встретился с Мерабом, потому что на эту же роль предлагалось много актеров с большими именами.

Андрей Шарый: Можно чуть подробнее: что значит - не просто получить роль?

Иван Шведов: Когда начинается проект, разумеется, режиссер имеет в виду кого-то из актеров. Потом выясняется, что либо он в них ошибался, либо они не могут, то есть нужно искать еще. Естественно, агенты, представители многих известных актеров и неизвестных, как только узнают об этом проекте, они начинают связываться и предлагать своих актеров, убеждая режиссера и продюсеров, что их актер как раз и есть самый лучший. Естественно, предпочтение отдают звездам. Что касается фильма "Нигде в Африке", на эту роль претендовало несколько актеров с очень большими именами, а Мераб в то время был малоизвестен. И, тем не менее, это заслуга нашей агентши, которая настояла на встрече, на знакомстве. То есть сначала прислала кассету, режиссер посмотрела и сказала: "Да, было бы интересно встретиться лично".

Андрей Шарый: Как-то надо специально понравиться режиссеру, чтобы получить роль, какие-то сверхусилия предпринять, как-то особо себя вести? Вы, актер, как-то вы ведете себя отдельно, когда встречаетесь с человеком, который может вас взять в хороший фильм?

Иван Шведов: Я знаю историю, когда одна очень известная голливудская, прошу заметить, актриса пришла на кастинг фильма "Бэтман" в костюме "Кэт-вумен". Как вы думаете, получила она роль? Конечно, подсознательно такое подлое стремление просыпается, хочется понравиться или еще что-то, но это убивает любое нормальное общение. А только при нормальном, естественном общении режиссер видит - это мой герой или не мой герой.

Андрей Шарый: Давайте поговорим о финансовой стороне вопроса. Если мы сравним европейский рынок кино, российский и, скажем, Голливуд, по порядку того, что получает актер, можно сказать, насколько это отличается?

Иван Шведов: Я думаю, что гонорары в Европе и в России сейчас мало отличаются. Естественно, я говорю о Москве, потому что гонорары в Москве и в Петербурге отличаются. Московские от европейских отличаются несильно, но все же есть представление, грубо говоря, за выслугу лет, за звания, что, в принципе, есть и в Европе. Знаменитому актеру, естественно, будут платить больше, чем менее знаменитому. И, конечно же, ситуация в Европе, куда я отношу и Россию, отличается от ситуации в Голливуде, где получают совершенно невероятные деньги и там нет никакой системы. То есть минимальная ставка, это актерская гильдия, это порядка 480 или 580 долларов в день, то есть это даже меньше, чем получают некоторые актеры в России. Но дальше уже все зависит от умения, от виртуозности агента торговаться, от прижимистости продюсеров и так далее. Миллионные контракты существуют, на них могут рассчитывать только звезды. Оплата отличается принципиально, потому что в Америке люди получают деньги, очень часто это означено в контракте, процент со сборов. Что, на мой взгляд, представляется довольно справедливой вещью, потому что работай лучше, фильм будет лучше, получишь больше денег. В Европе этого не существует еще и, я думаю, вряд ли будет существовать, потому что есть профсоюзы, иначе выстраиваются все отношения.

Андрей Шарый: А ваши права кто-то защищает? Вы член профсоюза актеров?

Иван Шведов: Нет. Права и мои интересы защищает и представляет моя агентша. То есть для этого существуют контракты и агенты. Она не устает твердить мне одну и ту же фразу, она все время говорит: "Ты хороший, я плохая. Вы договорились с режиссером, а дальше уже позволь мне быть плохой и торговаться".

Андрей Шарый: А бывает так, что ваш агент договаривается о контракте каком-то, а вас не устраивают финансовые условия, вы говорите: "Я не буду играть за такие деньги"? (Смеется)

Иван Шведов: Меня же деньги не интересуют, я же не ради денег работаю. Как правило, нет. Более-менее мы все равно обсуждаем. Другое дело, что довольно часто работаю за гонорар меньше, чем тот, который бы мне полагался в такой ситуации. В Германии, во всяком случае, ситуация складывается не самым лучшим образом в этом бизнесе и поэтому многие не в состоянии платить полный гонорар. Означают в контракте, что нормальный съемочный день артиста Шведова стоит столько-то, но на этом фильме он получит в четыре раза меньше, потому что у нас нет денег. Если роль интересная, если эта работа мне кажется многообещающей, действительно, в таком случае деньги не важны, хотя, конечно...

Андрей Шарый: ... без них жить довольно трудно. Иван, как складываются отношения с иностранными для вас коллегами по цеху, со всякими звездами? Это простые, приятные ребята или это нечто отдельное?

Иван Шведов: Отношения складываются прекрасно. Помимо всего прочего мне просто приятно включать телевизор, и ежедневно я вижу как минимум двух-трех своих знакомых на экране. В обычной жизни мы общаемся, ходим друг к другу в гости. Но это не значит, конечно, что со всеми людьми, с которыми я снимался, что мы потом приглашаем друг друга на дни рождения постоянно.

Андрей Шарый: Иван, я по-другому поставлю вопрос: мир кино европейский - это снобистский мир или нет?

Иван Шведов: Я думаю, что нет. В Америке существует эта разница и дистанция между актерами известными и неизвестными. Это уже, конечно, зависит от того, как поставит себя звезда в общении с коллегами. Я, например, был свидетелем того, как актер мало кому известный, но, тем не менее, амбициозный, во время съемочного дня проснулся, он спал у себя в трейлере, вылез из трейлера и пошел с рулеткой измерять длину своего трейлера и сравнивать с длиной трейлера соседского. Он устроил скандал, почему его трейлер меньше на 50 сантиметров, чем соседа, хотя по статусу ему полагается, может не по статусу, а по контракту, потому что в американских контрактах проговариваются и такие вещи, и сколько кусков сахара положат вам в кофе.

Андрей Шарый: Есть какое-то принципиальное отличие в работе актера с российскими режиссерами и зарубежными?

Иван Шведов: Мне кажется, я никак не хочу оскорбить российских режиссеров, но мне кажется, что западные режиссеры более дисциплинированы. Я имею в виду то, что они четко знают, придя на площадку, что они будут делать. Даже если они не знают, то, по крайней мере, они вынуждены делать вид, что они знают. Они не имеют времени, возможности и денег останавливать процесс и заняться импровизацией или поиском решения сцены. Все эти вещи прорабатываются заранее, тщательно готовятся, и уже на площадке режиссер имеет четкий рабочий план. Он может меняться, он может корректироваться, по крайней мере, есть совершенно определенная структура. Мне кажется, что российские режиссеры, может быть это в силу того, что сама система производства фильмов постсоветская не давила никак, ни финансово, ни другими обязательствами, на режиссеров, позволяла расслабляться. Иногда, мне кажется, это, конечно, плюс, потому что чем больше времени, чем больше режиссер проживает со своим детищем, как привило, лучше результат, но не всегда.

Андрей Шарый: Вы прекрасно известны на немецком рынке - это большая киноиндустрия, одна из крупнейших в Европе. Существует Франция, существует Великобритания. Есть какая-то стратегия вашего движения в кино или вы просто полагаетесь на судьбу?

Иван Шведов: Принципиально у меня нет никакой стратегии, ни, тем более, тактики. Отдаюсь случаю и все происходит так, как оно идет. Я не стремлюсь попасть в Голливуд, хотя, если такое предложение поступит, я не думаю, что я буду долго отказываться. Где работать - мне это, в принципе, все равно, лишь бы были интересные роли. Я с удовольствием работал бы в России, я очень хочу работать в России, но никто меня не спрашивает и, я думаю, уже не спросит. Потому что это существует, так складываются обстоятельства: человек живет в одной стране, если он переезжает в другую страну, то о нем моментально забывают. Я не могу сказать, что я когда-либо был известен в России, но, по крайней мере, шансов, находясь там, получить работу больше.

XS
SM
MD
LG