Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грозовые облака - уже в который раз - сгущаются над Центральным Домом актера имени Яблочкиной


Программу ведет Дмитрий Волчек. Обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева беседовала с министром культуры России Михаилом Швыдким и директором Дома актера Маргаритой Эскиной.

Дмитрий Волчек: Вновь обострился конфликт вокруг здания Центрального дома актера имени Яблочкиной. Государственный комитет Российской Федерации по управлению государственным имуществом, который в начале 90-х подписал с Домом актера многолетний договор об аренде здания на Арбате, теперь недоволен тем, как его руководство распоряжается предоставленной недвижимостью. Слово Марине Тимашевой:

Марина Тимашева: Напомню предысторию. Много лет назад сгорело здание Всероссийского театрального общества и Дома актера на Тверской. В 1991-м году Дом актера переместился в бывшее здание Министерства культуры СССР на Арбате, а Министерство культуры получило в свое распоряжение здание в районе метро Китай-город. В 1993-м году на основании Указа Президента РФ был подписан договор Дома актера с Госкомимуществом об аренде здания на 49 лет с правом субаренды. Однако, не один год Госкоимущество водило Дом актера по судам, пробуя добиться расторжения договора о безвозмездном пользовании. До сих пор Дому актеру удавалось суды выигрывать. В мае Дом актера поджидала очередная неприятность. На Страстном бульваре, между зданием Президиума СТД и его библиотекой, вознесся роскошный дом с магазинами, кафе, бассейном и фитнесс-центром. А сбоку то, что проходит по всем документам, как культурный центр. Накануне его открытия в ряде центральных газет появилась информация о том, что открывается новый Дом актера. Театральная общественность испугалась того, что, ссылаясь на появление в столице нового дома, Госкоимущество может активизировать судебные преследования, а существование доброго милого Дома окажется под угрозой. Вмешалась пресса. Слова "Дом актера" исчезли с рекламного стенда Культурного центра. Все успокоились. Как оказалось, напрасно. Недавно информационные агентства сообщили, что Министерство культуры собирается переселяться в Дом актера и мирно с ним сосуществовать. Представить себе мирное сосуществование настоящего Дома с особой уютной и человечной атмосферой и официального Министерства культуры довольно трудно. Директор Дома актера встретилась с министром культуры Михаилом Швыдким, они разошлись, недовольные друг другом. Вот версия произошедшего Маргариты Эскиной:

Маргарита Эскина: Я собрала какую-то часть общественного совета, и пришел Михаил Ефимович. Разговор был о том, что дом этот все равно отберут, и поэтому лучший вариант - вот сесть Министерству культуры здесь, а Дом актера останется, бюджет, там... А те слышали свое, кто-то со слезами... кто-то... что мы выйдем на улицы. Переполнил уже чашу терпения Вилькин, который сказал: "Что вы пришли нас пугать, нас уже один министр пугал. Кто нас будет держать, на что, нас что, всех отсюда выгнать?"... И так далее. Михаил Ефимович сказал: "Мне не о чем с вами разговаривать, пошли отсюда". После этого совершенно неофициально мне кто-то сказал, что Михаил Ефимович отказался от этого, и что он сюда не сядет, но при этом преподносит те же теоретические выкладки, которые существуют в Госкоимуществе. Мне никто никаких объявлений не предъявляет. Но когда я была у замминистра очередного, который занимается нашим домом, вообще этими делами, Малышева, он спросил меня, сколько метров в нашем доме. Метров действительно много. Там же никто не считает, где коридоры, где лестницы, где самоцветы - неважно. Он глядя мне в глаза очень честно сказал: "Значит, у вас золотые унитазы". Я говорю - нет, не золотые унитазы. И он тогда сказал: "Значит, либо воруют, либо дураки". Сережа Маковецкий, совершенно не менеджер, совершенно не бизнесмен, когда у нас здесь был разговор общий, он сказал, что любая организация, сидящая здесь и платящая аренду, она работает на культуру, что правильно.

Марина Тимашева: Свою позицию излагает министр культуры Михаил Швыдкой:

Михаил Швыдкой: Некоторое время тому назад Минимущества очень серьезно заинтересовалось этим домом, потому что там очень много квартирантов, далеких от искусства и культуры, и это то, что дает возможность Дому актеров как-то существовать. Там много народу, от Ликероводочного завода московского, до юридических контор. Когда мы изучили вопрос, мы поняли, что есть опасность, что этот дом будет просто изъят у нынешних владельцев и передан на торги. Мы вошли в Минимущество с предложением, что давайте так сделаем, что дом будет Министерства культуры, а мы Дом актера, естественно, с какими-то его подпитывающими коммерческими площадями - заключим какой-то разумный тройной договор. Это облегчит существование Дома актера и каким-то образом все-таки Министерству культуры поможет развязаться с проблемами учреждений культурных. Я был в Доме актера, я им сказал, изложил такую концепцию, что я считаю, что у вас очень проблемный дом по арендаторам. Он проблемный потому, как циркулируют финансовые потоки, и я не исключаю того, что этот дом будет у вас отчужден. Поэтому лучше было бы найти какую-то композицию, где Дому актера было бы место, и Министерству культуры, и учреждениям тоже было бы место. Я встретился с решительным отпором президиума совета этого дома. Я решил, что нам эти нервы не нужны. Официально заявляю, что я в этот дом шага не сделаю, даже в ресторан в качестве клиента. Я постараюсь этот дом обходить стороной, и как член Союза театральных деятелей, и как министр культуры.

Марина Тимашева: Итак, Министерство культуры в Дом актера не переедет, но мавр сделал свое дело. Снова заволновалось Госкомимущество. Оно расслышало, что Маргарита Эскина сдает площади в Доме актера не тем организациям и не за ту цену. Дом актера действительно сдает некоторые помещения вообще бесплатно ( например, Фонду Галины Улановой), иные - за небольшие деньги ( от 50 до 250 долларов за квадратный метр в год). В Доме актера размещается 20 организаций культуры и 36 коммерческих организаций, которые платят от 350 до 450 долларов. Обращу внимание на то, что дом актера за 7 лет выпустил 30 спектаклей, проводит международный смотр моноспектаклей, прослушивания конкурса актерской песни имени Андрея Миронова и конкурс Дебютов, здесь проходят и записываются для телевидения творческие вечера, что именно здесь играет свои спектакли Донатас Банионис .

Маргарита Эскина: Я считаю, что этот дом государственный, значит, я не имею на нем права как бы наживаться, не я лично, а все. В принципе, речь идет о том, что по существующим ныне законам, положениям, государственная собственность не может находиться в руках общественной организации. Я правово остаюсь на точке зрения того, что если договор, который был заключен, не отменен никакими нынешними положениями, то он должен существовать до 2045-го года. Мне кажется, что это ужасно, если Дом из государственного превратится в частный. Но я думаю, что если все государство идет в ногу, а я иду немножко не в ногу, то все-таки не права я, а не государство.

Марина Тимашева: Михаил Швыдкой ко всему прочему заявил, что Дом актера может быть выставлен на торги. Видно, это живо напомнило актерам кульминацию чеховской пьесы ( " - Вишневый сад продан. - Кто купил. - Я купил"), - и на имя президента Путина было направлено 10 писем, под ними подписи народных артистов: от Владимира Зельдина, Михаила Ульянова и Донатаса Баниониса до Дмитрия Певцова, Александра Домогарова и Сергея Маковецкого. В них говорятся не юридические слова про уют и тепло Дома актера, которые им дороги. Особенно поразительно начало письма Владимира Этуша. Оно начинается словами: "Уважаемый Владимир Владимирович! Простите за необходимость напомнить мою просьбу о встрече с Вами". Народный артист и профессор извиняется, что напоминает о неудовлетворенной просьбе. Со Стивеном Сигалом и Джиной Лоллобриджидой президент Путин нашел время пообщаться.

XS
SM
MD
LG