Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги Московского Международного кинофестиваля


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют Марина Тимашева и Андрей Плахов.

Петр Вайль: В киноконцертном зале Пушкинский вчера вечером были вручены награды 24-го Московского Международного кинофестиваля. Все, кто пытались прогнозировать решение жюри под председательством Чингиза Айтматова, ошиблись. Рассказывает Марина Тимашева:

Марина Тимашева: Свое вступительное слово Чингиз Айтматов начал с рекламы учрежденной в рамках кинофестиваля премии "Золотой Орел", таким образом устроители, видимо, воспользовались неосведомленностью Айтматова о конфликте "Орла" с "Никой" и свели счеты с конкурентами. Напомню, что на вручении "Ники" этого года в танце на музыку из "Жестокого романса" белую лебедушку пробовал уморить мохнатый шмель - метафора не требует пояснений. Зато своеобразно разрешился тлевший конфликт между ММКФ и Международным фондом имени Станиславского. В прошлом году Никита Михалков , забыв о существовании Фонда и одноименной премии имени Стпаниславского, чуть не учредил свою. Театральные деятели поднялись на защиту изобретения, и Никита Михалков пообещал впредь согласовывать с ними кандидатуру лауреата и вручать награду совместно. В этом году ничего он ни с кем не согласовал, но Харви Кейтель сам пожелал получить награду из рук Олега Табакова ( члена жюри театральной премии). В торжественный момент вручения награды Харви Кейтель казался растроганным по-настоящему и говорил: "Создатели МХАТ передали нам великий дар и разработали систему, которой мы следуем по сей день". Вслед за этим Харви Кейтель назвал не только имя Станиславского, но имена Немировича-Данченко и Вахтангова и произнес: "Политика - бизнес города, театр - его душа". Забавно, что про кино Харви Кейтель ничего не сказал.

Важно заметить, что все пытавшиеся прогнозировать итоги голосования жюри, в той или иной степени ошиблись. Почти все прочили Гран-при "Кукушке" Александра Рогожкина. Но она получила Серебряного Георгия за режиссуру, "Золотой Георгий" ( Гран-при фестиваля) достался Паоло и Витторио Тавиани за экранизацию романа Льва Толстого "Воскресение". Правда, "Воскресение" получило одну награду, а "Кукушка" общим счетом - 5. Премии жюри за режиссуру и за лучшую мужскую роль ( Вилле Хаапсало), а также награду международного жюри критиков ФИПРЕССИ, приз зрительских симпатий ( опросы проводились в зале Пушкинский) и приз Федерации киноклубов России. Две премии получила иранская лента режиссера Вахида Мусаяна "Зов земли" - это спецприз жюри основного конкурса и премия жюри смотра дебютов. Премия гильдии киноведов и кинокритиков России досталась ( в этом все как раз были уверены) "Чеховским мотивам" Киры Муратовой. Вторая награда международного жюри критиков вручена Кшиштофу Занусси за фильм "Дополнение". И, наконец, лучшей актрисой признали Микако Итикаву - главная женская роль в японском фильме "Синева".

Наибольшее недоумение вызывает решение жюри именно в номинациях мужская и женская роли. Совершенно непонятно, как можно сравнивать Клауса Марию Брандауэра ( сложнейшая роль в фильме "Торжество Едермана") с милой, но очень незатейливой работой Вилле Хаапсало. Столь же странной кажется сама попытка равнять Стефанию Рокка с Микако Итикавой. Вдумайтесь просто, какого уровня задачи ставит роль Катюши Масловой, и что стоит милой девушке сыграть милую девушку. Учитывая, что члены жюри были почти сплошь режиссеры, перестанешь удивляться тому, что в современном кино ставка делается не на мастерство актера, а на типаж.

На первой пресс-конференции членов жюри я спрашивала Чингиза Айтматова, как он сможет манипулировать коллегами-режиссерами. Председатель ушел от ответа. Но, похоже, должность Посла Киргизии в Бенилюксе научила выдающегося писателя работе с подчиненными. По крайней мере, его вкус угадывается в решении по Гран-при и спецпризу жюри. "Воскресение" - культурный, уважительный по отношению к автору, красивый постановочный фильм, но он очень упрощает Толстого, фактически лишая его мощного христианского пафоса и в то же время пафоса антиклерикального, сводит к истории несколько странной любви Нехлюдова и Катюши. И все же сценарий написан по роману Льва Толстого, а не какого-нибудь Павла Руминова, что должен был оценить именно Чингиз Айтматов. Наверное, он же настоял на вручении спецприза фильму Вахида Мусаяна "Зов земли". Это действительно красивая, эмоциональная и очень достойная лента, но автору "Первого учителя" и "Белого парохода" она должна была понравиться особо - по родству души.

Вот уже четвертый год подряд распределение основных наград ( Гран-при, режиссура, спецприз) не вызывает резкого недовольства. Понятно, что награды достанутся списку из четырех-пяти фильмов, но какому именно - какой приз не так уж важно. Потому что никаких безусловных лидеров в конкурсных программах нет. А потому как-то естественно, что кроме прошлогоднего Гран-при фильму "Фанатик", все главные награды уходят классикам мирового кинематографа - будь то Кането Синдо, Кшиштоф Занусси или братья Тавиани.

Петр Вайль: Рядом со мной в пражской студии Радио Свобода Андрей Плахов известный московский кинокритик, который вчера еще был на закрытии Московского Международного кинофестиваля, а сегодня только что прилетел и прямо с самолета пришел к нам в редакцию, с тем, чтобы успеть попасть на другой кинофестиваль, на Карловарский, который открывается в четверг. Я, Андрей, воспользуюсь этой состыковкой, чтобы задать вам вопрос, который задают себе уже в течение многих лет и устроители Московского кинофестиваля, и любители кино в России - завоевывает себе Москва, московский фестиваль и вместе с ним российское кино какое-то солидное место, понятно, что не тягаться ни с Каннами, ни с Берлином, ни с Венецией или с Торонто, но вот хотя бы следующий такой достойный ряд, в котором, кстати говоря, как я понимаю, пребывает и Карловарский фестиваль - этот уровень достижим7

Андрей Плахов: Как вы правильно сказали, Петр, сопоставили достижение некоего уровня московским фестивалем и достижение некоего уровня российским кино. В этом году эти два процесса существовали как бы в некоторой связке, потому что Московский фестиваль действительно стремится подняться, российское кино тоже стремится подняться, и они друг другу необходимы. Это было очевидно при составлении программы нынешнего ММКФ, наиболее значительные, интересные, на мой взгляд, фильмы, представленные в конкурсе, были российские фильмы. Прежде всего, это картина "Кукушка" Александра Рогожкина и картина Киры Муратовой "Чеховские мотивы". Очень разные фильмы, можно даже сказать, диаметрально, полярно противоположные и, тем не менее, это два фильма-лидера, на мой взгляд. Я не совсем согласен с Мариной Тимашевой, что в конкурсе не было лидеров. Мне кажется, что как раз российское кино я не будут брать третью российскую картину, а именно эти две, что они явно лидировали в конкурсе и вполне могли претендовать на главные призы при другом складе жюри, но получилось несколько иначе. Ситуация сложилась как бы противоположная той, которая существовала в советские времена на московском фестивале. Тогда мы очень часто говорили о том, что советские тогда еще фильмы получали приз, независимо от того, были они лидерами, или нет. Теперь получается совершенно обратная ситуация, как у нас часто в России, из одной крайности в другую, то есть, как раз в тот, в общем, первый год за много лет, когда российское кино явно ликовало на фестивале, оно почему-то оказалось недооценено решениями жюри.

Петр Вайль: Может, нашли некий компромисс - фильм итальянский, но зато по русскому роману?

Андрей Плахов: Это чисто формальный компромисс, на мой взгляд. Я совершенно формально отношусь к фильму "Воскресение", я видел его еще в прошлом году, в Италии, на фестивале итальянского кино, и знаю, что он не вызвал никакого энтузиазма, это культурная телевизионная работа известных режиссеров братьев Тавиани, они, конечно, сделали то, что смогли, но они находятся не в лучшей форме, на картине лежит отпечаток явной творческой усталости, и рассматривать ее как лидера в контексте такого крупного фестиваля, как Московский, по меньшей мере, странно, тем более, когда действительно были картины, которые могли претендовать на это место. В частности, мне лично очень нравится фильм Муратовой, но я понимаю, что тут я скорее всего останусь, если не в одиночестве, то в меньшинстве, и вряд ли эта картина могла понравиться истеблишменту, ведь она именно этот истеблишмент очень саркастически высмеивает. Но что касается фильма "Кукушка" - мне кажется, эта картина должна была устроить практически всех, и доказательством этого является то, что ее с удовольствием хотели показать на фестивале в Берлине и, по моим сведениям, даже в Канне от нее бы не отказались. Она вполне достойно выглядела бы и в этих конкурсах, но все-таки режиссер и продюсер предпочли отдать ее на Московский фестиваль, и тем большим, наверное, было их разочарование, когда картина не получила заслуженного главного приза.

Петр Вайль: Андрей, так вы это все к тому, что Россия, по крайней мере, к этому году обрела нечто такое, что было достойно и не стыдно показать?

Андрей Плахов: Совершенно верно. И это, конечно, подняло уровень московского фестиваля и интерес к нему в мире, потому что ведь, что греха таить, к нам едут не для того, чтобы посмотреть таиландские или итальянские фильмы, а чтобы посмотреть, в первую очередь, российское кино или кино стран СНГ, и действительно было, что показать, не только в конкурсе, но и в некоторых неконкурсных программах. Но, к сожалению, надо сказать и другое: что уровень зарубежных конкурсных картин был недостаточно высоким. Если в прошлом году московский фестиваль явно сделал шаг вперед, и победившая на нем американская картина "Фанатик" была достаточно интересной и значительной, то в этом году таких фильмов скорее всего не нашлось, или было недостаточно, и я сейчас не оцениваю конкурс, я не видел абсолютно всех фильмов и не имею права это делать, но знаю, что реакция моих коллег-журналистов по большей части была весьма критической.

Петр Вайль: Это же и есть показатель, коль скоро иностранные фильмы оказались, что называется, не на высоте, по вашей оценке, это означает очень простую вещь - их авторы, продюсеры предпочли отдать фильмы на другие фестиваль, значит, Московский фестиваль еще не так престижен?

Андрей Плахов: Совершенно верно. Было бы странно делать вид, что это нет так. Да здесь были имена, были упомянутые Тавиани, Занусси, Боб Рефелсон, но опять-таки мы все прекрасно понимаем, что эти режиссеры уже прошли свой пик творческий, и их работы нынешние уже далеко не соответствуют уровню ожидания, связанного с этими именами. Остальные имена были малоизвестны. Организаторы программы обещали, что среди этих имен будут серьезные открытия. По-моему, таких серьезных открытий не произошло. Конечно, это говорит о том, что Московский фестиваль очень трудно, настойчиво борется, за так сказать, место под солнцем, и еще ему предстоит пройти большой путь. Прошлый год был, может, переломным, потому что впервые московский фестиваль стал ежегодным, и сейчас уже ясно, что это позитивное изменение в его регламенте, но этого, конечно, недостаточно, еще предстоит очень и очень серьезно бороться.

Петр Вайль: А все остальные составляющие? Известно, что уровень фестиваля - не только конкурс, можно об этом сожалеть с эстетской точки зрения, но это и масса всего другого, и какой-то комплекс развлечений, удобств, и приезд "звезд", и так далее...

Андрей Плахов: Мне кажется, опять же я не берусь категорически судить об этом в полном объеме, но то, что мне удалось заметить на этом фестивале - мне показалось, что фестиваль все-таки обретает какую-то формулу. Во-первых, ощущается некоторое оживление среди народа, так сказать, вокруг этого комплекса фестивального, вокруг Пушкинского, вокруг Манежа. Когда-то, много лет назад мы помним, как москвичи штурмовали гостиницу "Россия", куда был даже подход близко запрещен, потом вообще к фестивалю был утрачен интерес. Сейчас этот интерес возрождается. На многих просмотрах были полные залы. Некоторые программы пользовались невероятным успехом - внеконкурсные. Конечно, мы понимаем, что почти все эти фильмы уже куплены нашими прокатчиками, и это не открытие Московского фестиваля, они все уже имели премьеры в Канне, Берлине и прочее. Тем не менее, интерес к кино возрастает и Московский фестиваль как-то находит свое место в этом процессе. Что касается приема гостей, "звезд" и прочего, то мне показалось, что к этому сейчас стали относиться несколько более спокойно. Витали слухи о приезде Шэрон Стоун, она не приехала, но, по-моему, от этого никакой катастрофы не произошло. Приехал Харви Кейтель, замечательный актер, Холли Хантер, Жаклин Биссе и так далее, были "звезды"- режиссеры, и это совершенно нормально. Из разговоров с иностранцами, скажем, был президент фестиваля в Локарно, который впервые за последние 20 лет приехал в Москву и был очень впечатлен, в том числе и организацией фестиваля, сказал, что у него не было никаких проблем, он считает, что даже у этого фестиваля есть чему поучиться. То есть, происходит то, что было должно произойти, что собственно и предсказывалось: как только фестиваль станет ежегодным, даже независимо от качества людей, которые его делают, сама эта ситуация будет постепенно направлять его в русло нормального, цивилизованного фестиваля.

XS
SM
MD
LG