Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Споры вокруг фильма "Молитва о гетмане Мазепе"


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева и украинский актер Богдан Ступка - с ним беседовал корреспондент Радио Свобода в Киеве Владимир Ивахненко.

Андрей Шарый: Резко негативные отклики в российской прессе и среди политиков вызвала новая работа украинских кинематографистов - фильм режиссера Юрия Ильенко "Молитва о гетмане Мазепе". Согласно официальной историографии, гетман стремился к отделению Левобережной Украины от России, а во время Северной Войны перешел на сторону шведов. Взгляд режиссера на личность Мазепы совершенно другой, а Петр Первый в фильме предстает в крайне негативном, можно даже сказать, неприличном свете. Министр культуры России Михаил Швыдкой на минувшей неделе заявил, что его ведомство, возможно, порекомендует прокатчикам не выпускать фильм на российские экраны, рекомендация, впрочем, не означает запрета. Рассказывает обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева:

Марина Тимашева: История, приключившаяся с фильмом "Молитва о гетмане Мазепе", кажется вполне парадоксальной. Это самый дорогой проект в истории украинской кинематографии. На сочинском фестивале "Кинотавр" была оглашена сумма - 4 миллиона долларов. 2,8 миллиона долларов были выделены на съемки из бюджета Украины (это едва ли не годовой бюджет Министерства культуры Украины) Богданом Ступкой. Тогда он был министром культуры и, напомню, поддержал картину "Непокоренный", прославлявшую командира эсэсовского батальона "Нахтигаль" Романа Шухевича. Кстати, в одном из своих интервью режиссер картины Юрий Ильенко сказал: " Мазепой станет тот, кто профинансирует картину". Картину профинансировало Министерство культуры Украины,Мазепой стал, как вы понимаете, Богдан Ступка.

Когда зашла речь о съемках, Министерство культуры России решило проект поддержать финансово. То ли тогда на позицию российского министерства повлияла профессиональная актерская репутация Богдана Ступки, то ли авторитет режиссера Юрия Ильенко, то ли интерес к исторической теме, то ли необходимость крепить дружбу России и Украины - судить сложно. Но тут начался скандал. В атаку на Министерство культуры РФ пошел мэр Москвы Юрий Лужков, он велел Михаилу Швыдкому перечесть Пушкина и денег не давать. Швыдкой уверял, что Пушкина и так помнит, но денег все же не дал. И Слава Богу. Недостающую сумму выделил продюсерский центр "Родовил". Глава его Игорь Дидковский в интервью говорил: "Молитва о гетмане Мазепе" - это не название, а жанр, который должен стать альтернативой анафеме, которой Мазепа был предан 300 лет назад Русской Православной церковью".

Впервые сам фильм увидели в Берлине на фестивале этого года. Цитирую: "В первой сцене Петр Первый имеет солдатика в задний проход на могиле Мазепы, то и дело взвизгивая: "Я тебе покажу незалежность". Потеряв к солдатику интерес, он оскверняет могилу Мазепы и громогласно требует, чтобы тот воскрес, дабы употребить его аналогичным образом. Из могилы поднимается Богдан Ступка и начинает душить российского супостата"( конец цитаты). Все описанное рецензентами, как ни смешно, - правда. Юрий Ильенко сам объясняет: " У меня Петр - император садист, тиран, мужеложец", - то бишь сцена на могиле есть метафора, призванная отобразить нрав Петра Великого.

Вот недавно вышла книга Беспалова "Северная война". Автор тоже не склонен идеализировать Петра, подчеркивая его двуличие и варварскую жестокость. Но из объективной оценки российского императора никак не следует признания особых заслуг гетмана Мазепы, нормального землевладельца и феодала, действовавшего преимущественно в собственных интересах. История, - говорят, - это политика, обращенная в прошлое. Гетман был нужен бандеровцам, а много позже понадобился господам Кравчуку и Ильенко.

Иное дело, что все разговоры о содержании фильма стоит считать полностью лишенными смысла. Ибо понять, что происходит на экране, когда происходит, с кем происходит и ради чего происходит, решительно невозможно. До самого конца зрители и профессионалы на просмотре в Сочи ломали себе голову, пробуя разобрать даже не, кто есть кто, а кто есть хотя бы сам гетман Мазепа, поскольку в фильме их трое - соответственно возрасту гетмана. Не помогало ни знание "Русской истории в жизнеописаниях" Костомарова, ни знание Пушкина, ни привычка разгадывать ребусы. На экране по воле буйной режиссерской фантазии "смешались в кучу кони, люди" и смешались они в эстетике позднего Ильи Глазунова, помноженного на аляповатого Никаса Сафронова. То есть, масштабного и скучного китча. Вряд ли хоть один вменяемый прокатчик эту картину возьмет и без вмешательства Министерства культуры. Как редкая птица долетит до середины Днепра, так редкий зритель досмотрит сей опус хотя бы до первой трети. Нынешняя идея Министерства культуры России не рекомендовать прокатчикам выпускать на российские экраны "Молитву о гетмане Мазепе", тем не менее, логична: не показывают же в Израиле антисемитские фильмы.

Андрей Шарый: С исполнителем главной роли в фильме "Молитва о гетмане Мазепе", известным украинским актером Богданом Ступкой беседовал корреспондент Радио Свобода в Киеве Владимир Ивахненко:

Владимир Ивахненко: Господин Ступка, согласны ли вы с утверждениями некоторых критиков о том, что фильм "Молитва о гетмане Мазепе" унижает национальное достоинство России?

Богдан Ступка: Там нет ничего антирусского, может, там есть антиимперское, это другой вопрос, но антирусского там как раз ничего нет. 300 лет унижали достоинство гетмана Мазепы, и украинский народ в том числе. Вышла статья в "Известиях" после фестиваля Сочи, Кинотавра - "Элита отдыхает". Написал Семен Новопрудский. И он пишет, что "российская пресса после показа этого кино на берлинском кинофестивале в феврале успела понаписать про картину несусветных гадостей. "Провал", "жалкая карикатура на Петра Первого" "русофобская проповедь". Этот фон подогрел мой интерес к произведению Ильенко. - Он пишет. - Феерически красивая мучительно сложная притча о том, что в философии называется вечным возращением. О невозможности справиться с инстинктами, о запретной и от того еще более сладкой любви, об ускользающей и вновь возрождающейся ткани жизни, о неизбежной, неотвратимой, но почему-то никак не наступающей смерти. В этом фильме не было ни грамма политического реализма. Это была тонкая и точная история про океан страстей частного человека"... Об этих событиях писали два человека, и крупные. Это Пушкин, естественно, он был проимперский человек, он был за императора, и написал декабрист Рылеев, поэма называется "Войнаровский", а "Войнаровский" - это была правая рука Мазепы, где он Мазепу называет героем в борьбе против царского самодержавия. Рылеев - декабрист. В чем смысл, что это был за человек, что он хотел в жизни... А вот Семен Новопрудский, дальше могу просто, хотели сделать, я не был в Сочи на пресс-конференции, в зале... "А мы устали, сказали представители интеллектуальной элиты, которая проявила чудовищную глупость в оценке настоящего шедевра, - вот что пишет Новопрудский. - Кино, равного которому на советском пространстве не снимал и не пытался снять никто" - это я цитирую статью: "Элита отдыхает".

Владимир Ивахненко: Вас обвиняют в том, что, занимая пост министра культуры Украины, вы финансировали фильм, в котором собственно и сыграли главную роль?

Богдан Ступка: Я финансировал два фильма, когда я был министром, из государственного бюджета, фильм "Молитва за Мазепу" и фильм "Богдан Хмельницкий". Мне режиссер предлагал играть роль Мазепы, я отказывался, потому что... Я спросил у Ежи Гофмана, был в Варшаве, где я снимался в "Огнем и мечом", и говорю: "Вы мудрый человек, Ежи Гофман, скажите, вот на меня всех собак вешают, что я дал деньги, я сам играю и так дальше". Он говорит: "Будешь ты играть, или не будешь играть, но собак на тебя будут вешать, лучше играть".

Владимир Ивахненко: Автора фильма "Молитва о гетмане Мазепе" упрекают в том, что он остался непонятен зрителю?

Богдан Ступка: Это сложно. Это надо знать про этот период очень много, и так дальше. Я бы сказал - это Сальвадор Дали, это потрясающий художник, художник и по костюмам, это потрясающая живопись, в которой присутствует удивительные какие-то люди, любовь старого человека к молодой, естественные какие-то вещи, для меня эти сцены сняты очень естественно и очень красиво, для меня это Сальвадор Дали.

Андрей Шарый: Такова точка зрения украинского актера Богдана Ступки. Теперь остается ожидать появления фильма "Молитва о гетмане Мазепе" в российском кинопрокате. Если этот фильм в кинопрокате появится, то дискуссия об его политической и творческой составляющей наверняка продолжится, и наверняка окажется очень острой.

XS
SM
MD
LG