Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Убить Билла" на Московском кинофестивале


26-й Московский международный кинофестиваль открывается внеконкурсным показом второй серии фильма Квентина Тарантино «Убить Билла». На предварительном показе фильма для прессы побывала наш корреспондент Елена Фанайлова.

Если сравнить обе серии фильма Убить Билла, то станет ясно, что они похожи на какую-нибудь новеллу Борхеса. А если представить, что слово постмодернизм в России употреблять не стыдно, то можно говорить о последнем фильме Тарантино как о высоком образце постмодерна. Первая серия «Убить Билла» не создала ничего стилеобразующего: а ведь Тарантино претендует именно на роль диктатора стиля в мировом кино. Зато во второй части фильма режиссер подтвердил, что остается одним из лучших в мире. Первая серия казалась красивым до совершенства, но довольно поверхностным набором киноцитат из фильмов про якудзу, гонкогских боевиков и спагетти-вестернов, где веером брызжет клюквенная кровь. Вторая часть превратилось в глубокую и печальную притчу о невозможности изменить судьбу и неосуществленной любви. Поменялся монтажный ритм, саундтрек, (ди-джея RZA cменяют мелодии Эннио Морриконе), в свадебных флэшбэках появилось содержание, полностью меняющее смысл первой части, даже движения героинь – убийц стали более медленными, но остались такими же результативными. Во второй серии Черную Мамбу, то есть Невесту, то есть героиню Умы Турман, снова убьют и она снова воскреснет, мы узнаем ее настоящее имя, увидим ее восточного учителя, поближе познакомимся с повадками змей, а заодно и с самим Биллом. В финале, когда наконец появляется актер Дэвид Кэррэдайн, звезда боевиков семидесятых, которого Тарантино воскрешает из забвения, фильм мог бы превратиться почти в мелодраму, если бы не отвращение режиссера к пафосу, сентиментальности и морализаторству. Известно, что Тарантино смеялся на сцене распятия у Мэла Гибсона и отказался от авторства сценария в Прирожденных убийцах Оливера Стоуна. Последним, кстати, Тарантино посылает привет: в финале откроется, что девушка не наемная убийца, а убийца по своей природе, она рождена, чтобы быть воином, а не чтобы торговать старыми пластинками в маленьком американском городке. В финале вообще станет ясно, что Тарантино отсылает не только к любимым трэшевым лентам юго-западной Азии и героям Серджо Леоне, но еще и к французскому кино: Ума Турман играет одну из версий сюжета о Никите . Если толковать замысел режиссера шире – дилогия «Убить Билла» могла бы называться Девушка и Смерть, или Богиня Кали: о том, что женщина, как ее видят мужские любящие глаза, не только дает жизнь, но и несет смерть, и «крепка как смерть любовь, стрелы ее – стрелы огненные».

В первый день московского кинофестиваля должна состояться пресс-конференция Квентина Тарантино. Как сказал отборщик фестиваля Кириллл Разлогов, поверить в это можно будет только тогда, когда мы увидим режиссера, сходящего с трапа самолета.

XS
SM
MD
LG