Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открылся 26 Международный Московский кинофестиваль


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Елена Фанайлова и Марина Тимашева.

Андрей Шарый: Сегодня в Москве открылся 26 Международный Московский кинофестиваль. Перед торжественным открытием Московского кинофестиваля режиссер Квентин Тарантино и члены его съемочной группы представили фильм-открытие - вторую часть кинокартины "Убить Билла".

Елена Фанайлова: Квентин Тарантино немного пококетничал перед камерами, но потом стал совершенно серьезен. Он сказал, что решил приехать в Россию, поскольку хочет вернуть долг приязни своим российским фанатам, которые через Интернет одобрили обе части фильма "Убить Билла". Фильм "Убить Билла" - это прежде всего дань Тарантино восточному кинематографу.

Квентин Тарантино: Это самое волнующее кино, какое только знаю за последние 20 лет. То, что делалось в Гонконге в 80-90-е, а сейчас в Японии и в Южной Корее - это лучшее жанровое кино. Я восхищаюсь Такеши Миики, тем, как он использует насилие в кино. Все эти восточные режиссеры производят на меня большое впечатление. Я снимаю жанровое кино, а это всегда динамика и насилие. Я люблю действие и я люблю насилие. Когда Томас Эдисон изобрел камеру, первый фильм, который он снял, назывался "Целуя и убивая". Кино показывает истории про любовь и смерть. Я горжусь тем, что продолжаю эту традицию. Когда в кадре появляется оружие - это всегда делает фильм более захватывающим и интересным.

Елена Фанайлова: Оружия холодного в обеих частях фильма достаточно. Есть еще одна эстетическая привязанность Тарантино, которая проявится ближе к финалу второй части "Убить Билла" - это кино французской "новой волны".

Квентин Тарантино: Каждый молодой человек, который начинает работать в кино, должен знать героев французской "новой волны" и их предшественников. Если вы любите кино, невозможно не обращаться к "новой волне" и не использовать их идеи. Кстати, моя телекомпания называется "Отдельная банда", естественно, под воздействием одноименного фильма Годара.

Елена Фанайлова: Тарантино приехал на Московский кинофестиваль почти сразу после Каннского фестиваля, где в качестве председателя жюри вручал Золотую пальмовую ветвь своему соотечественнику Майклу Муру за политизированный антибушевский фильм "Фаренгейт 911".

Квентин Тарантино: Кино гораздо более важная вещь дл меня, чем политика. Политика может быть интересной, но все-таки она менее интересна, чем кино. Иногда есть хорошее политическое кино. Я был председателем жюри в Каннах, уверяю вас, что "Фаренгейт" был действительно хорошим фильмом, и поэтому он победил.

Елена Фанайлова: Квентин Тарантино признался в любви к русскому кино, русскому театру и русской поэзии. Вчера в Музее кино он смотрел экспонаты, посвященные Сергею Эйзенштейну, во МХАТе сидел в гримерной Станиславского, а в ближайшее время намерен посетить могилу Бориса Пастернака.

Квентин Тарантино: Я хорошо знаю русское кино. Вчера мне было ужасно интересно в Музее кино, там хорошая библиотека, редкие книги, старые плакаты - это все о русском и советском кино, о режиссерах и киножанрах. Это такой новый импульс для меня. В моей коллекции много русского кино и сейчас я получил толчок, чтобы пересмотреть это все. Вернусь домой, буду смотреть русское кино. Кино любишь независимо от жанра, главное, чтобы вставляло. Мне вставило. Есть разница смотреть кассету или попасть в музей и комнату, где висят костюмы фильма "Иван Грозный". Я видел камеру Эйзенштейна. И теперь между русским кино и мной будет всегда. Что касается моего интереса к Пастернаку, я не хочу вам польстить, но редко какая страна может похвастаться таким вкладом в мировую литературу, как Россия. Хотя я мало пробыл в Москве, видел немного, но меня поразило огромные памятники двум великим поэтам. Вот памятник Достоевскому. В Америке нет памятников поэтам. Я собираюсь поехать на могилу Пастернака. Как мне сказали, там есть кладбище, где еще кто-то из известных людей похоронен. Я надеюсь встретить там его призрак.

Елена Фанайлова: Среди живых людей, с которыми собирается встретиться Квентин Тарантино, председатель Московского международного кинофестиваля Никита Михалков.

Андрей Шарый: Сейчас в студии моя коллега Марина Тимашева. Марина только что вернулась с церемонии открытия 26 Международного московского кинофестиваля из киноконцертного зала "Пушкинский". Марина, поделитесь, пожалуйста, впечатлениями, как это было интересно.

Марина Тимашева: Интересным - невозможно назвать такими словами, потому что журналистов заставили пройти через один-единственный металлоискатель. Вообразите себе съемочные группы, операторов, сумки, которые обыскивали, собак ротвейлеров, очень несчетно выглядевших, все это под проливным дождем. Надо сказать, что эта часть церемонии была чудовищной. Потом, правда, пробовали компенсировать коктейлем. Затем мы увидели, как водится, проход торжественный "звезд" по синей, характерной для Московского кинофестиваля, дорожке. По-моему, более чем других бурно приветствовали Квентино Тарантино, самое смешное, что прямо за ним брел господин Зюганов. Никита Михалков стоял в это время наверху, и сперва он очень долго, довольно фамильярно похлопывал по плечу Квентина Тарантино, а затем к ним подошел Зюганов и они все обнялись. Стоял Никита Михалков, слева Зюганов, справа от него Тарантино, и таким образом они позировали камерам. Это было довольно забавно. Мне казалось, что лидер КПРФ должен как-то иначе, критичнее относиться к Квентину Тарантино и к его творчеству. Но вот так он делал себе рекламу и, надо сказать, вполне удачно выступил.

Андрей Шарый: Надо сказать, что только ради этого стоило сходить на церемонию открытия фестиваля. Скажите, а какое-то художественное содержание было у этой церемонии, и как "звезды" добирались под дождем по этому синему ковру?

Марина Тимашева: Многих подвозили на машинах, а по дорожке кто-то из них бежал бегом, как, например, актриса Гузеева, а кто-то чинно шествовал под зонтом, а иные и без зонтов торжественно и медленно выступали. Но дело в том, что, несмотря на то, что всегда просят приходить в вечерних платьях и в вечерних костюмах, даже некоторые стараются этому соответствовать. Но когда видишь по телевизору проход "звезд" в Каннах, любой женщине хочется примерить на себя каждое второе платье, а здесь я не увидела ни одного наряда, который мог бы меня как-то искушать.

Андрей Шарый: Отдадим должное многолетней традиции открытия фестивалей в концертном зале "Пушкинский", который многие помнят как кинотеатр "Россия", но, согласитесь, что здание не очень соответствует статусу декольтированных женщин.

Марина Тимашева: Это так, конечно же, и внутри все выглядело очень странно, потому что было много пустых мест в зале, что не очень прилично. Мои коллеги говорят, что это связано с тем, что очень много билетов отдается во всякие бюрократические чиновничьи инстанции, а те или передают эти билеты кому-то, а те люди не приходят или просто не приходят сами. Поэтому картинка довольно неутешительная, я бы сказала. Если не считать присутствия некоторых совершенно замечательных людей, поскольку в жюри в этом году польский актер знаменитейший, его многие знают по работе с Анджеем Вайдой, Ежи Штур. Потом на сцену поднялся Алан Паркер, человек, который делал фильм "Полуночный экспресс". Это, конечно же, разряжало атмосферу и превращало в праздник, а не в утомительное мероприятие.

XS
SM
MD
LG