Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Легкоранимая звезда Филипп Киркоров


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шарый: На этой неделе появился еще один знаковый Интернет-адрес "Киркоров.нет". Всероссийская акция осуждения популярного певца называется так, что в приличном обществе и произнести нельзя. Киркорова такая лексика, как выяснилось, не смущает, и теперь ростовская журналистка Ирина Араян подает на звезду. Видеозапись скандальной пресс-конференции, на которой Киркоров обхамил журналистку, видела вся страна, и вся страна обсуждает, что теперь с Киркоровым делать.

Филипп Киркоров: Я не хочу, чтобы меня фотографировали, вы мне надоели. Меня раздражает ваша розовая кофточка, ваши сиськи и ваш микрофон. Да мне по ... как вы напишете, так же как и вы. А я считаю нормально. Встала и ушла отсюда! Римейки эти, большое количество... На пресс-конференции к звездам надо приходить подготовленными, а не так, как вы, вчера у подворотни, а сегодня здесь, во втором ряду. Все, до свидания. Научитесь говорить сначала по-русски.

Любовь Чижова: Конечно, после этих слов народного любимца Филиппа Киркорова, исполнителя лирических песен про любовь, журналистке ростовской газеты "Дон" Ирине Араян пришлось выйти из зала, в котором проходила пресс-конференция приезжей звезды. В коридоре ее встретили охранники Киркорова, заломив девушке руки, они отобрали у нее цифровой фотоаппарат и пытались извлечь из него пленку. Ничего не вышло. Такую бурную реакцию певца вызвал, казалось бы, довольно безобидный вопрос Ирины: почему в вашем репертуаре так много ремиксов и римейков. Наверное, больше никто и никогда не задаст легкоранимому Киркорову такой вопрос. Ирина Араян хотела, чтобы Филипп Киркоров перед ней извинился, его адвокаты сказали, что это невозможно. Журналистка подает на певца в суд.

Ирина Араян: Просто у человека гипертрофированная звездная болезнь. Вышла, у меня такое впечатление, что меня облили грязью, никто салфеточку не протянул. В ближайшее время, в начале следующей недели я подаю иск в мировой суд на Филиппа Киркорова за оскорбление в публичном месте. Дело в том, что мой адвокат соединялся с киркоровской стороной, предлагал их вариант решения вопроса в досудебном порядке. То есть речь шла о публичном извинении. Адвокаты Киркорова отписались, иначе не назовешь, никакого конкретного предложения не последовало. Сам Киркоров, на мой взгляд, озвучил свою позицию на страницах печати, в "Известиях" от 15 числа. Он сказал, что считает себя абсолютно правым и никакой вины за собой не чувствует. Более того, продолжает бравировать. К нам пришло по Интернету письмо из Америки, где рассказывается о том, что, будучи на концертах в Америке, он выходит и чуть ли не начинает концерт с бравой тирады: "Как вам? Как я опустил эту журналистку?". Ростов стоит на ушах, другого слова нет. Редакция гудит, постоянно звонки, пишут письма, люди приходят. Люди написали открытое письмо мэру города с требованием объявить его персоной нон-грата, заставить извиниться. Я не говорю о том, что на улицах просто останавливают. Вхожу на почту: "Здравствуйте, девушка. Мы видели. Какой ужас!". Знаете, что самое интересное? Вот этот черный пиар, я не согласна с теми, кто говорит, что он дороже белого. Дело в том, что многие люди, которые подходят ко мне на улицах, реплика такова: "Мы его так любили, он нам так нравился, мы теперь не можем на него смотреть". То есть многие поклонники после этого от него отвернулись - это однозначно.

Любовь Чижова: Почему реакция Филиппа Киркорова на вопросы журналистки Араян была столь болезненной? Пытается разобраться врач-мозгоед Андрей Бильжо.

Андрей Бильжо: Мне кажется, здесь надо дифференцировать, если говорить психиатрическим языком, между патологическим поведением у личности с неправильным воспитанием, выросшей в однородной среде. Такая реакция может быть, например, у уголовников. У них свое представление о чести своей, представление о справедливости. Но они совсем отличаются от того, что принято в нормальном обществе. Это продукт однородной среды. Представьте себе: маленького Филю выпустили на сцену, потом женили его на алле Борисовне Пугачевой, и он как бы совершенно выбился из нормальной человеческой жизни, уже не говоря, что книжки ему некогда было читать и смотреть нормальные фильмы. Такая реакция у истерической, психопатической и сильно инфантильной личности. Потому что для меня, мы сейчас не обсуждаем достоинства профессиональные певца Филиппа Киркрова, но то, что он инфантильный и не повзрослевший мальчик, это любой психиатр вам скажет. Видимо, много работающий и однобоко развивающийся реакция на сцене. Ровно похожая реакция, которую наблюдали каждый из родителей или членов нашего общества, идея по улице, когда мальчик закатывает истерику со слезами на глазах, требует, чтобы ему сейчас же купили мороженое. Иногда мама отказывается и ребенок успокаивается, а иногда мальчик падает на пол, катается по асфальту, бьет ножками, иногда может даже описаться на пике этой реакции.

Есть два способа лечения. Один способ - это трудотерапия. Такой нормальный советский способ. На самом деле он немножко страшноватый немножко, но в нем есть определенная доля рационализма. Просто как это себе представить? Можно тапочки шить, лопату в руки и немножко придти в себя чуть-чуть, отдохнуть от сцены, называется. Человек, который называет себя звездой, он, представьте себе, если бы академик Лихачев или академик Сахаров били себя в грудь и говорили, что они самые великие ученые на Земном шаре. Трудно себе представить лауреата Нобелевской премии, который говорит, что он самый умный и везде говорит, что он звезда науки. И второй способ лечения, кроме трудотерапии, это, конечно, попринимать надо транквилизаторы, седативные препараты, фенозепамчика попить немножко, седуксенчика, можно и посильнее. Успокоиться немножко, отдохнуть, подумать. Посмотреть на себя со стороны - вот это невозможно, наверное, этим людям, они не могут увидеть себя со стороны. Если они увидят себя со стороны, они видят себя только на пленке, когда они выскакивают на сцену и начинают петь.

XS
SM
MD
LG