Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги "Кинотавра" и перспективы Московского международного кинофестиваля


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют кинокритик Андрей Плахов и обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.

Андрей Шарый: Завершился кинофестиваль "Кинотавр", и тут же начинается другой киносмотр - Московский международный кинофестиваль. Подводя итоги одного форума, можно оценивать перспективы другого. Кинокритики долгим караваном перебрались из Сочи в Москву. В студии Радио Свобода член жюри кинофестиваля "Кинотавр" Андрей Плахов - известный кинокритик, и обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева. Беседу ведет Иван Толстой.

Иван Толстой: Андрей, у вас большой опыт работы в жюри: в Каннах вы были председателем жюри критики, на "Кинотавре" - членом большого жюри. Поделитесь, пожалуйста, с нами опытом. Как построена организация работы жюри во Франции и в России?

Андрей Плахов: Я бы сказал, что разница не столько между Францией и Россией, в данном случае, а между жюри критиков, каким было жюри в Каннах, и профессиональным жюри на кинофестивалях - официальное жюри, так называемое, которое собирается из представителей разных кинематографических профессий. В этот раз в нашем жюри была актриса, два режиссера, писательница Татьяна Толстая и тоже киновед – представитель Минкульта Сергей Назарук. Это были люди. с разных сторон имеющие прямое отношение к кинопроцессу, но видящие его под разным углом зрения. Поэтому дискуссии в таких случаях всегда получаются более острыми, более предметными и более интересными. Что касается жюри критиков, то, несмотря на то, что в Каннах в жюри входили люди из 11 разных стран, но говорили мы, практически, все на одном языке, потому что все мы – коллеги, представители одной профессии. Естественно, у нас тоже могли быть разные мнения по каким-то частным поводам, но, тем не менее, находить общий язык было легко, потому что все-таки мы смотрим через одну оптику на кинематограф. Вот в этом главная разница.

Иван Толстой: Марина, позвольте обратиться к программе фестиваля, к итогам и достижениям. Главный приз – "Золотую розу" – завоевал фильм "Старухи" Геннадия Сидорова. Этот же фильм завоевал и другие призы. Я прошу вас рассказать и о них тоже. Может быть, стоило бы начать с короткой биографии Геннадия Сидорова?

Марина Тимашева: Геннадий Сидоров закончил сначала ВГИК как артист. По-моему, он занимался у Герасимова и Макаровой в мастерской. А затем – уже как режиссер – он обязан своему мастеру Петру Тодоровскому-старшему. Его кинематографические люди знают достаточно неплохо, постольку, поскольку до сих пор он выступал продюсером своей собственной жены – очень известного режиссера Ларисы Садиловой. Например, ее последний фильм "С любовью, Лиля" был сделан при Геннадии Сидорове-продюсере. Теперь он от нее отделился и стал режиссером самостоятельным.

Иван Толстой: Расскажите, пожалуйста, о призах, завоеванных фильмом "Старухи". И за лучший дебют он получил приз. Что это? Грядет такая смена поколений - новые режиссеры приходят на сцену?

Марина Тимашева: Вопрос очень сложный. По крайней мере, жюри определенно предпочитало людей - условно назовем их людьми нового поколения - потому что нельзя сказать, чтобы Геннадий Сидоров, или Алексей Мурадов, или Бахтияр Худойназаров были как-то невероятно молоды. Во всяком случае, они представляют именно в кино новое поколение. И жюри предпочло фильмы, сделанные режиссерами - не мэтрами, фильмам, сделанным мэтрами-режиссерами.

Что касается фильма "Старухи", то он, действительно, получил очень неожиданно награды – и "Золотую розу", и "Лучший дебют". И невозможно не упомянуть, что этому же фильму отдает предпочтение международное жюри прессы, и - абсолютно солидарно со своими зарубежными коллегами - Российская гильдия киноведов и кинокритиков, которая общим голосованием и подсчетом голосов определяет "Старух" тоже как своего фаворита. И "Старухи" становятся четырежды лауреатами фестиваля "Кинотавр" - открытого российского.

Иван Толстой: Ведь проводился, как это и принято на "Кинотавре", и конкурс европейских фильмов...

Марина Тимашева: Здесь стал таким лауреатом, то есть, "Золотую розу" получил, венгерский фильм. Он называется смешно - "Икота". Режиссер совсем молодой. Это его дебют. Его зовут Дьердь Палфи. Но, несмотря на то, что это дебют, он уже достаточно представительствовал от Венгрии на разных европейских кинофестивалях. Этот фильм замечателен по-своему. Он почти бессловесен. В нем фактически сталкивается живая природа и все то, что ей принадлежит, начиная от какого-то немыслимых размеров и потрясающей раскраски (почему-то у него половина туловища черная, а половина белая) хряка и заканчивая маленькими мошками, муравьями, змейками... Вот эта часть жизни человеческой сталкивается в кадре со всем тем, что придумано самим человеком – со всякими машинами, механизмами. Фактически весь этот фильм – это такой странный и сложный философский, и очень эмоциональный контрапункт. Например, вы слышите, как шуршат сверчки в траве, а в этот момент подкатывает машина – дверца открывается. И вот на фоне этого тихого, нежного, абсолютно гармонического звука природы – вроде эти привычные человеческому слуху звуки воспринимаются почти как взрыв, как какой-то ужас, как какая-то атака, агрессия слуховая. Этот фильм, действительно, умен.

Иван Толстой: А какие имена в таких призовых категориях, как "Лучшая мужская", "Лучшая женская роль"?

Марина Тимашева: Тут нам жюри преподнесло совершенно неожиданный сюрприз, потому что в номинации "Лучшая мужская роль" оказалось сразу трое победителей: Камиль Тукаев, Алексей Шлямин и Леонид Окунев. Они актеры театров в Воронеже, Тюмени. И там еще занята, в этом фильме, актриса из Екатеринбурга. Она, к сожалению, не получила никакой награды. А фильм, в котором они сыграли, называется "Правда о Щелпах". Это фильм Алексея Мурадова. В прошлом году он был лауреатом "Кинотавра" в номинации "Дебют" с фильмом "Змей". А приз за лучшую женскую роль получила актриса Анна Овсянникова – она сыграла одну из главных ролей в фильме "Бабуся" режиссера Лидии Бобровой. Она из Братска. Это совершенно поразительная вещь. Если с женскими ролями не только на кинофестивалях, но и на театральных российских фестивалях, всегда есть проблемы, потому что у нас возник какой-то очень странный провал в возрасте от 30-ти до 50-ти лет (мы практически не имеем великих, выдающихся актрис), то у мужчин борьба чрезвычайно сложная и суровая. Я благодарна режиссерам и очень благодарна жюри за то, что они нашли мужество в себе – а это мужество! – предпочесть очень знаменитым актерам и народным любимцам актеров не таких знаменитых, тем не менее, работавших блистательно. Не говоря о том, что эти трое актеров, собранные на один фильм из разных театров, образуют (о чем часто говорят театральные критики, что почти не наблюдается в кино) то, что называется актерским ансамблем.

Иван Толстой: Андрей, соперничают ли "Кинотавр" и Московский международный фестиваль в чем-нибудь? Не мельчают ли программы оттого, что так близко стоят два конкурса? Нужны ли России два кинофестиваля?

Андрей Плахов: Россия - достаточно большая страна для того, чтобы иметь два или даже больше фестивалей. Хотя, конечно, при условии, что это обеспечивается определенным уровнем кинематографии - количеством качественных фильмов. Слава Богу, у нас сейчас кинопроизводство вроде бы на подъеме, и количественно оно возрастает, и жанрово оно довольно разнообразно – в чем мы убедились на "Кинотавре". Я даже, к своему изумлению, обнаружил такие экзотические жанры, как детская костюмная мелодрама, как мистический триллер, тоже снятый в исторических декорациях, и водевиль Эльдара Рязанова – очень много было фильмов, сделанных в самых различных жанрах и показывающих, что кинематограф как-то развивается и движется, что существует некое его разнообразие и богатство. Но качество кинематографа оставляет желать лучшего. В этом мы тоже убедились на "Кинотавре". Поэтому существование нескольких фестивалей в очень большой временной близости - сочинского и московского – это, конечно, проблема для обоих фестивалей. Существует еще фестиваль в городе Выборге, который проходит в августе – тоже довольно скоро – и тоже стремится иметь премьеры. Московский фестиваль по регламенту вполне мог бы показывать те же фильмы, которые уже представлены в национальном конкурсе в Сочи, тем не менее, предпочитает иметь тоже абсолютные премьеры, практически мировые, именно российских фильмов. Проблема конкуренции фестивалей существует во всем мире - выживает сильнейший. Мы понимаем. Тем не менее, нам ближе в данном случае Россия и понимание того, что иногда эта конкуренция идет и во вред. Но она существует. Это объективный факт.

XS
SM
MD
LG