Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

25-й Международный московский кинофестиваль - предварительные итоги


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвуют обозреватели Радио Свобода Марина Тимашева и Елена Фанайлова.

Владимир Бабурин: Три дня осталось до окончания 25-го Московского международного кинофестиваля. Уже можно подвести предварительные итоги. На кинофестивале работали два наших корреспондента Марина Тимашева и Елена Фанайлова.

В советские времена все было ясно и понятно: кинофестиваль - это было, прежде всего, мероприятие идеологическое и должно было доказывать преимущества советского кино перед кино остального мира. Вы, наверное, хорошо помните, какой был скандал, когда главный приз один раз отдали иностранному режиссеру, причем не кому-нибудь, а Федерико Феллини. И тогдашнего главу жюри Григория Чухрая никакие его великие лавры не спасли от разноса на уровне чуть ли не Политбюро. Этот кинофестиваль был заявлен, как кинофестиваль нового кино. Я смотрю, вы уже недовольно морщитесь, потому что именно вы смотрели это новое кино, из которого состояла конкурсная программа фестиваля:

Марина Тимашева: Если раньше проблемы были с тем, чтобы наградить фильм, не принадлежащий Советскому Союзу, не им произведенный, то теперь эти проблемы, видимо, остаются. Иное дело, что на жюри сейчас почти невозможно давить. В этом году очень сильный его состав. Довольно сказать, что в него входит Аки Каурисмяки. Я хочу посмотреть на человека, который может каким-то образом воздействовать на этого человека и режиссера. С другой стороны, посмотрим на начало кинофестиваля. На открытие после торжественной церемонии впервые на моей памяти выставляется не внеконкурсный какой-то сюрприз, а конкурсный российский фильм, сделанный Алексеем Учителем по сценарию Дуни Смирновой - "Прогулка". Мало этого. Этот же фильм "Прогулка" в каталоге фигурирует за № 1, хотя, как вы понимаете, в каталоге всегда соблюдается алфавитная последовательность, и все остальные фильмы таким образом и выставлены. На самой церемонии открытия Никита Михалков продумывает все таким образом, чтобы посвятить ее атмосфере и духу 60-х годов, и начинает с Геннадия Шпаликова, автора сценария фильма "Я шагаю по Москве", Никита Михалков в этом фильме сыграл главную роль. Теперь Никита Михалков является главой Московского кинофестиваля, а фильм "Прогулка" практически все склонны сравнивать с фильмом "Я шагаю по Москве". Поэтому возникает очень странное впечатление от такого вполне нарочитого продвижения фильма "Прогулка" на Гран-при фестиваля. Хотя жюри в таком составе в этом году представительствует, что почти невозможно на него повлиять.

Что до самого конкурса, в нем представлены 19 картин. Из 19 картин я на сей день посмотрела 13. Из этих 13-ти мне как искусствоведу, возможно, говорить только об одном. Этот фильм называется "Сова" - и дальше вы будете смеяться! – но сделан он человеком, которому 91 год. Это Канэто Синдо. Это классик мирового кино. Это человек, трижды становившийся лауреатом Московского международного кинофестиваля. Довольно напомнить людям, профессионально знающим кино, фильм "Голый остров" 61-го года, чтобы они немедленно поняли уровень той фигуры, о которой идет речь. А просто любителям кино довольно сказать, что этот человек – автор фильма "Сегодня жить – умереть завтра", который был в советском прокате, пользовался огромной любовью. Все остальные фильмы – это в лучшем случае качественный товар. О них вообще невозможно говорить, как о художественных фильмах. А в худшем случае – это товар тухлый. Совершенно поражает работа отборочной комиссии.

Владимир Бабурин: Елене Фанайловой несколько больше повезло – она смотрела внеконкурсную программу. Такую оценку дал фестивалю один из критиков еще перед его открытием, что это будет фестиваль осатанелого корейского авангарда и финского соцреализма, имея в виду две картины - финского режиссера Лампела "Эйла" и корейский фильм "Спасти зеленую планету". Действительно, эти фильмы достойны того, что ими обозначился характер фестиваля еще до его открытия, хотя во внеконкурсной программе был и Ларс фон Триер и Питер Гринуэй?

Елена Фанайлова: Вы, вероятно, цитируете Кирилла Разлогова. Конечно, всерьез эти слова принимать нельзя, потому что внеконкурсная программа на Московском международном кинофестивале очень большая - там 18 тем. И на каждую из тем - от 8 до 10 фильмов. Людям, которые смотрят внеконкурсную программу, везет потому, что на нее попадают фильмы с Каннского фестиваля. И безусловные шедевры - это "Догвилль" фон Триера и "Чемоданы Тульса Люпера" Питера Гринуэя. Это два главных режиссера современности, как мне кажется, мирового кино, европейского кино. По их работам можно судить о том, что происходит с кинематографом.

Я думаю, что модой этого времени, этого года, последних двух лет, становится социализация кино, его политизация и уклон в документальную сторону. Два этих фильма связаны с историей ХХ века. Два самых крупных режиссера обращаются к истории ХХ века. И, так или иначе, все фильмы внеконкурсной программы звучат как фильмы, сделанные после 11 сентября. Такое чувство, что эта дата переломила мировосприятие режиссеров. И фильмы, сделанные красиво, но старомодно, фильмы, которые зацикливают внутренний мир режиссера на себе самом, уже невозможно смотреть. Это привилегия home-video ныне.

Интересно смотреть, мне кажется, вменяемому человеку, не только кинокритику, все, что каким-то образом связано с историей ХХ века и с его социальной нотой. В этом смысле две прелестные ленты: немецкая - молодого кинорежиссера Вольфганга Бекера "Гуд бай, Ленин!" (о том, как рухнула берлинская стена, о том, как мальчик пытается создать для своей матери-коммунистки виртуальный мир) и "Божественное вмешательство" палестинца Ильи Сулеймана - фильм, сделанный в Германии и во Франции (о том, как палестинцы путешествуют из Назарета в Иерусалим через израильский блок-пост). Когда я посмотрела этот фильм, у меня было такое впечатление, что это фильм антиизраильский, Но, конечно же, нет. Это просто антивоенный фильм. При этом два названных мной фильма - это комедии, это истории о том, как человечество, смеясь, расстается со своей историей.

Безусловно, очень значимые фильмы "11 сентября" и "Боулинг для Колумбайна" Майкла Мура - документальная лента, за которую этот американский режиссер получил Оскара 2003-го года. Эти фильмы, как ни странно, вовсе не проамериканские. Фильм, посвященный 11 сентября, помещает Америку и трагедию 11 сентября в некий глобальный контекст и пытается говорить об ответственности американского народа и Америки за всю историю второй половины ХХ века.

Владимир Бабурин: Марина, в последние годы очень много говорили о необходимости возрождения российского кино, о том, что оно умерло, о том, что возродить его будет страшно тяжело или практически невозможно. А теперь оно вроде как-то само собой и возродилось. Хотя, если посчитать, я думаю, что в том же Голливуде только гениальных актеров больше, чем в России просто актеров. Директор фестиваля Кирилл Разлогов, когда говорил о молодых именах, обронил такую фразу, что ему хотелось внедрить на этот фестиваль еще более радикальные работы, но его вовремя остановили. Правда, вовремя?

Марина Тимашева: Если речь идет о конкурсном просмотре, то я совершенно не понимаю Кирилла Разлогова, поскольку у меня совершенно другие сведения. Речь шла о том, что был объявлен почему-то тендер на проведение вообще Московского международного кинофестиваля. Только в феврале было принято решение о том, что та же самая команда проводит этот фестиваль. Люди не успевали вообще ничего, и, естественно, не успевали договориться с теми странами, которые могли предоставить те или другие фильмы, и ряд хороших фильмов, который, как говорят, существовал или существует в природе, ушел на какие-то другие фестивали.

Что более радикального... Любой фильм, который выиграл на "Кинотавре" премию на Российском фестивале - я говорю сейчас о "Старухах", о "Магнитных бурях" и о фильме "Шик" Бахтияра Худойназарова. Любой из этих трех фильмов выглядел бы на фоне нынешнего конкурса совершенно экстремистским кино. Я, конечно, шучу! Когда Лена говорила о документальном кино и о его внедрении в ткань художественного фильма, здесь нужно еще отметить фильм "Коктебель" молодых совсем ребят, дебютантов Бориса Хлебникова и Алексея Попогребского, которые как раз в этой эстетике, в этой стилистике снимают свой фильм. Дело в том, что все остальные фильмы можно поставить в антрепризе - в театральной, на двух стульях, без декораций - и желательно ни в коем случае не показывать это в Москве. Как часто и делают халтурные антрепризы - для того, чтобы не срамиться! Поэтому любое, сколько-нибудь качественное художественное высказывание покажется абсолютно экстремальным.

Владимир Бабурин: Если сравнивать фестивали последних лет, можно ли говорить о снижении уровня? Например, три года назад победил фильм Кшиштофа Занусси. А были ли после победители такого уровня?

Марина Тимашева: Я не могу совершенно сравнивать Александра Рогожкина с Кшиштофом Занусси, потому что существует такое понятие, как вклад в мировое кино. И в этом смысле это, конечно, фигуры несравнимые. С другой стороны, выигравшая в прошлом году российская лента "Кукушка" выиграла конкурс совершенно справедливо. Это, действительно, был умный, точный и образный фильм, Это было кино, а не пересказ сюжета силами актеров. Кстати, совершенно не согласна: в России выдающихся артистов не только не меньше, но даже больше, чем в Соединенных Штатах. К слову сказать, Олег Табаков ездит в США учить артистов. И, не более, не менее, как Дастин Хоффман и Аль Пачино, до сих пор советуются с нашими мастерами о системе Станиславского, которую они любят, которой следуют и которую исповедуют.

Елена Фанайлова: Я хочу добавить, что Макс фон Зюдов, который впервые оказался в России... По его просьбе, ему была устроена экскурсия в дом-музей Станиславского. Это первое, о чем попросил великий шведский актер, звезда фильмов Бергмана и человек, который неоднократно работал в Голливуде.

XS
SM
MD
LG