Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Впечатления от фестиваля "Кинотавр"


Марина Тимашева, Сочи: Страшное разочарование постигло присутствующих на фестивале "Кинотавр". Александр Сокуров не показал обещанный фильм "Русский ковчег". Неприятие "Русского ковчега" на фестиваль объясняют тем, что копия фильма застряла на петербургской таможне. Объяснение странное, и в голову лезут мысли: русские ковчеги всякий раз охотно плавают во французских водах и весьма редко в водах того отечества, во славу которого вроде бы снимает Александр Сокуров. Все же Юпитеру позволено то, что не разрешено быку. В последнюю минуту выяснилось, что фильм Егора Кончаловского "Антикиллер" тоже не появится на "Кинотавре". Причина - проблемы с авторским правом на использование музыки, но в тот же самый день ленту предъявляют на Кинорынке в Дагомысе. Закон - что дышло, куда повернул, туда и вышло.

Иногда, впрочем, больше жалеешь о том, что довелось посмотреть, чем о том, чего не увидел. Например, о манерном претенциозном и ложно-многозначительном "Коллекционере" Юрия Грымова. Это своего рода натюрморт в прямом значении слова, мертвая природа. Фильм показан в основном конкурсе, самым вероятным лидером которого пока является "Война" Алексея Балабанова.

В этом году, в отличие от всех предыдущих, самыми интересными представляются дебютные ленты. Два самых серьезных впечатления фестиваля - "Ботинки из Америки" и "Змей". "Змей" - дебют режиссера Алексея Мурадова. Он - лауреат телевизионной премии Тэфи и выпускник мастерской Алексея Германа. "Змей" сделан под очевидным влиянием учителя, и эстетически, и мировоззренчески. История, в нем рассказанная совершенно безысходна - серая жизнь, серый двор, замусоренные квартиры, пьянство взрослых, одичание детей. Герой - его превосходно играет Виктор Соловьев - исполнитель смертных приговоров - палач, он же бесконечно любящий отец, мальчик которого прикован к инвалидной коляске. Расстреливая одних, он пробует спасти жизнь своему сыну, заработав ему на операцию. Дело, конечно, не в сюжете, но в том, что это первая на фестивале картина, в которой рассказана настоящая драматическая история. В ней действуют обыкновенные люди, в ней поставлены сложные вопросы, не требующие однозначных ответов. И она, наконец, по-настоящему христианская - не судите, да не судимы будете. Эта мысль адресована не только палачу, но и сидящим в зале зрителям.

XS
SM
MD
LG