Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тенденции современного российского кино


Программу ведет Петр Вайль. С обозревателем Радио Свобода Мариной Тимашевой беседовал Сергей Данилочкин.

Петр Вайль: На днях в Сочи завершился 13-й фестиваль российских фильмов "Кинотавр". Там работала корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева, с которой побеседовал мой коллега Сергей Данилочкин:

Сергей Данилочкин: Традиционный первый вопрос: каковы результаты завершившегося на прошлой неделе в Сочи фестиваля "Кинотавр"?

Марина Тимашева: Я начну с самого парадоксального эпизода, а именно с того, что жюри основного конкурса российского решило не присуждать премии за лучшую женскую роль. Зато очень много замечательных совершенно мужских работ. Фильм "Любовник" отмечен, во-первых, премией Олегу Янковскому, Олег Янковский президент, кроме всего прочего, фестиваля "Кинотавр", и уже второй год подряд он получает премию за лучшую мужскую роль, но мало того, фильм "Любовник" получил и еще одну премию, вторую по значению, она называется Гран-При. С моей точки зрения, это, в общем, фильм, который демонстрирует такую тенденцию. Он вторичен по отношению к какому-то ранее изведанному сюжету. Достаточно вспомнить один единственный эпизод из фильма Бертолуччи "Последнее танго в Париже", когда после смерти жены герой Марлона Брандо поднимается на несколько этажей вверх, входит в квартиру человека, который был любовником его жены, и находит там этого самого любовника в том же халате, в тех же тапочках, с теми же полотенцами, которые у него самого тоже есть. Вот таким примерно образом развивается картина, это очень серьезная проблема, проблема вторичности всего кинематографа российского.

И что касается основной награды фестиваля - фильм "Война" Алексея Балабанова. Этот фильм вызвал очень резкий раскол. Западные коллеги говорили, что этот фильм не стоит даже обсуждать, называя его фашистским, расистским, и полагая, что интеллигентный человек с каким-то нравственным принципом и вообще в принципе не может втягиваться в дискуссию об этом фильме. Честно говоря, после фильма "Брат-2" того же самого Балабанова я придерживалась совершенно той же точки зрения и ждала, в общем, катастрофы на материале современном, материале войны в Чечне. Однако Балабанов, не сказать, чтобы совершенно отошел от своих взглядов. Все чеченцы в этом фильме, все до одного - это люди низкие, подлые, коварные, интриганы. С другой стороны, здесь нет однозначно положительной реакции на все то, что, условно говоря, называется русскими. В фильме Балабанова есть, точно так же, как и во всех остальных, очень большие эстетические просчеты, огрехи. Он заявляет себя как авторское кино, развивается, как образное кино, а дальше весь фильм перестраивается в русло такого американского боевика.

Таким же американским боевиком, по сути дела, является фильм "Звезда" Николая Лебедева. Его полагали основным конкурентом фильма Балабанова "Война". Это фактически второй фильм после "В августе 1944-го", который эксплуатирует старую и очень хорошую литературу, но при этом предъявляет миру аналог американского фильма. Причем если "В августе 1944-го" были превосходные актерские работы, то здесь их практически нет и получается, что актеры в кадре очень хорошо бегают, стреляют и ползают, но совершенно не хорошо играют. Это очень странный фильм по отношению именно к Казакевичу, потому что основная тема его "Звезды", в 1944-м, кстати, году написанной, состоит в очень простой мысли, что вообще война - это очень плохо. И люди, там рефрен такой постоянный в этой повести, что они хотят домой, они хотят, чтобы снова сделался мир. И никакой героики, никакой патетики в повести у Казакевича нет. Там эти разведчики тихо уходят, тихо выполняют свой долг и тихо не возвращаются. Совершают подвиг, но в этом подвиге нет никакого пафоса, никакого сентимента, всего того, что мы называем клюквой, и всего того, что просто в обилии существует в фильме Николая Лебедева.

Самой интересной, с моей точки зрения, частью всего этого смотра был конкурс дебютов. Но именно здесь были представлены настоящие авторские, тяготеющие к жанру притчи работы. В частности был фильм "Ботинки из Америки" Аркадия Яхниса, дебют, в главной роли Роман Чхиквадзе, то, что жюри не отметило никаким образом работу великого, грандиозного грузинского артиста для меня остается абсолютно непонятным. И это фильм "Змей" Алексея Мурадова, который был в конкурсе дебютов, слава Богу, и поэтому был награжден, и премией жюри конкурса дебютов, и актер-исполнитель главной роли в этом фильме тоже получил приз за лучшую мужскую роль... А в этом фильме рассказана история исполнителя смертных приговоров. Человека, в чьи обязанности входит стрелять в затылки людей, которые осуждены. За все три фестиваля последних - сочинских, открытых, российских - это был единственный фильм, который я готова признать произведением искусства и говорить о том, что он производит впечатление, потрясение.

Сергей Данилочкин: Не кажется ли вам, что здесь есть тенденция голливудизации российского кино?

Марина Тимашева: Безусловно. Вот эти большие военные фильмы, так или иначе, связаны с тем, что мы себе представляем под очень средним голливудским кино. В фильме Балабанова, впрочем, есть одна цитата-отсылка к хорошему американскому фильму, я имею в виду фильм Фрэнсиса Форда Копполы "Apocalypses Now". В одной из сцен, когда самолеты должны прилететь на помощь "своим", то в чистом небе у режиссера Балабанова появляются такие, видимо, это на самом деле самолеты, но больше они похожи на "кукурузники", то есть, это какие-то зеленые, поношенные консервные банки на честном слове и на одном крыле, и вообще непонятно, что, как и кого они могут спасти, эти несчастные полуразваленные машины. Но, тем не менее, спасают. Но это фактически прямая пародийная цитата из фильма "Apocalypses Now". Там это чистое небо застилали черные, блестящие, немыслимо самоуверенные, очень красивые, сильные корпуса американских истребителей или бомбардировщиков, я не сильна в военной терминологии, а вот у Балабанова, значит, сделано таким образом, кстати говоря, это самая сильная сцена в этом фильме. Но есть еще вторая часть проблемы. Она состоит вот в чем. Вот, например, фильм "Звезда" - это, по-моему, единственный фильм в конкурсе, который целиком был снят на государственные деньги. То есть, этот фильм является государственным заказом. Фильм "Война" был отчасти профинансирован Министерством культуры Российской Федерации, но внутренне он тоже является государственным заказом. Мы из появления этих фильмов уже можем сделать вывод о том, что вот в этом самом государственном заказе важной его составной частью являются фильмы патриотические. То есть, мы теперь делаем "голливудские" фильмы, но заказ при этом - прославлять мощь, героизм советских или российских воинов.

Сергей Данилочкин: У меня вопрос, связанный с качеством кино. Становятся ли фильмы лучше, становятся ли фильмы хуже, вообще, в каком направлении развивается российское кино?

Марина Тимашева: На первом фестивале "Кинотавр", на который я поехала, это было три года назад, в основном были представлены фильмы, что называется, боевики, но на самом деле очень тупые "стрелялки". В этом году стало очень много фильмов разных других жанров. Уже есть пробы комедии или психологические мелодрамы, как этот фильм "Любовник", или фильмы-притчи, которые я называла, "Ботинки из Америки", например, тот же "Змей". С другой стороны, конечно же, вот серьезно говорить о произведениях искусства, не об индустрии, (и об индустрии-то смешно говорить, потому что проката нет никакого российских фильмов), но и о том, чтобы там были представлены какие-то серьезные произведения искусства, увы, не приходится говорить. Причем катастрофа, на самом деле, это состояние того, что называется сценарием. Единственный фильм на этом фестивале, который выделялся в этом смысле из общего списка - это был фильм "Кино про кино" Валерия Рубинчика, но так и не удивительно, сценарий был написан классиком советского, российского кинематографа Анатолием Гребневым.

Кстати говоря, очень любопытно: вот этот фильм, он тоже по идее не очень новый - рассказ о том, как люди снимают кино. Но он новый, потому что там показано, как люди снимают кино в современных условиях. В фильме "Кино про кино" Валерия Рубинчика главным человеком на съемочной площадке оказывается продюсер, продюсер, который ничего решительно не понимает ни в каком кино, по каким-то абсолютно непонятным мотивациям решается, тем не менее, дать деньги на съемку кино, но при этом каждые три дня он меняет свою точку зрения. Сегодня он приходит и говорит: "Значит так, снимаем боевик". Люди начинают снимать боевик, пишут сценарий, разбивают уже несколько машин в кадре. Приходит продюсер говорит: "Что ты, я передумал, мне кажется, время прошло для боевиков, давайте снимем мелодраму". Сценарий переписывается под мелодраму, дальше начинают снимать мелодраму, тонны, вагоны слез проливаются в кадре, дальше он приходит и говорит: "Эта актриса мне очень нравится, значит, теперь она будет главная героиня, а снимать мы будем музыкальную комедию". И вот это фильм Валерия Рубинчика на сценарий Гребнева, на самом деле, отлично отвечает на все те вопросы, которые возникают у человека, который смотрит фильмы российские современные. Действительно, смотришь: так, началось как боевик, странное дело, дальше начинается мелодрама, проходит еще 5 минут - батюшки, мы имеем музыкальную комедию, что такое? А вот что такое. Теперь вся съемочная группа валяется в ногах у продюсера и выполняет любые требования зачастую чрезвычайно невежественного человека, который дал просто деньги на съемку.

XS
SM
MD
LG