Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Презентация книги Гарри Каролинского "Русский ключ" в Санкт-Петербурге


Татьяна Вольтская, Санкт-Петербург: 22 июня - День памяти и скорби, годовщина начала Великой Отечественной Войны. Накануне в петербургском Институте развития прессы состоялась презентация новой книги американского писателя Гарри Каролинского "Русский ключ". Гарри Каролинский - в прошлом радиожурналист, уехал из СССР в 1973-м году. Первая его книга, вышедшая на русском языке - "Последние хозяева Кремля" - посвящена истории советской власти. Теперь писателя волнует, что правда о войне до сих пор не сказана. Он считает, что сказать правду ему помогла Америка:

Гарри Каролинский: Свобода Америки дала мне возможность свободно написать правду об этом в романе. 30 лет моей жизни в Америке - все-таки удалось избавиться от такой дряни, которая долго сидит внутри - это самоцензура.

Татьяна Вольтская: Книга Гарри Каролинского "Русский ключ" - это не историческое исследование, это роман с огромным временным охватом событий, в котором действуют около 150 героев, как исторических лиц, так и вымышленных персонажей. Герои романа - Рузвельт, Черчилль, Гитлер и его окружение, Сталин и его окружение. Действие происходит и в тылу и на фронте, и в лагерях, где сидят пленные немцы, и в лагерях, где стараниями бдительных органов сидят советские граждане. Во многом Гарри Каролинский согласен со знаменитым ниспровергателем исторических мифов Виктором Суворовым. Есть даже прямые совпадения. У обоих писателей упоминается, что перед войной на западные границы СССР были доставлены огромные партии хромовых сапог, только в таких, а не в кирзовых, можно было пройти победным шагом по Европе.

Гарри Каролинский: Советские не считались с человеческими жертвами. Сталин вычислял примерно так: он потеряет еще нескольких миллионов человек, но у него есть возможность захватить всю Западную Европу. Это был план, и это исторический факт. Даже Ибаррури, которая была лидером коммунистической партии Испании, и то вызывалась к Сталину на дачу с расчетом, а что будет, если мы перейдем за Пиренеи. Поэтому возможность захвата Западной Европы была настолько притягательной, что можно было погубить еще 2-3 миллиона людей, но захватить Западную Европу.

Татьяна Вольтская: За то, чтобы этого не произошло, и борются главные герои книги. Это основная пружина повествования. В отличие от Виктора Суворова, Гарри Каролинский пользовался не прессой военных лет, не архивными материалами, а обширным корпусом исторической литературы на разных языках. Писатель не ставит себе задачу создания документальной истории, он признает за собой право своего субъективного отбора фактов, что, по его мнению, не исключает возможности сказать правду о войне.

XS
SM
MD
LG