Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставка "27 из 52"


Программу ведет Кирилл Кобрин. С петербургским коллекционером Николаем Благодатовым беседует Виктор Резунков, участвует корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Кирилл Кобрин: 30 лет назад, в декабре 1974 года в Ленинграде в Доме культуры имени Газа открылась первая выставка ленинградского художественного андерграунда. Тогда 52 художника выставили более 200 работ. И вот, на днях в петербургской галерее "Квадрат" открылась ретроспективная выставка "27 из 52". На ней представлены работы из коллекции супругов Благодатовых, эта акция посвящена той, уже легендарной, выставке в ДК имени Газа. В петербургском бюро РС мой коллега Виктор Резунков беседует с известным коллекционером, свидетелем событий 30-летней давности Николаем Благодатовым.

Виктор Резунков: Прежде, чем мы начнем беседу с известным петербургским коллекционером Николаем Благодатовым, давайте послушаем репортаж корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольтской.

Татьяна Вольтская: "27 из 52" называется выставка в галерее "Квадрат", это значит, что на экспозиции представлены работы 27-ми из 52-х участников первой выставки неофициального ленинградского искусства во дворце культуры имени Газа, открывшейся 22 декабря 1974-го года. После нее состоялась еще одна выставка во дворце культуры "Невский", и Ленинградский андерграунд получил новое имя "Газо-Невской культуры". Но выставка в ДК имени Газа была первой. Власти дали откат вскоре после московской "бульдозерной" выставки, когда художников и зрителей разогнали с помощью бульдозеров и брандспойтов. Неудивительно, что после таких репрессий раньше ютившаяся только по чердакам и кухням выставка казалась чудом и произвела на участников и зрителей незабываемое впечатление. На ней было представлено более 200 работ таких художников, как Александр Арефьев, Юрий Дышленко, Геннадий Лакин, Анатолий Белкин, Евгений Рухин, Геннадий Устюгов, Владимир Шагин. Она продержалась всего 4 дня, и все это время вдоль проспекта Обуховской обороны стояли толпы людей, жаждущих причаститься неподцензурному искусству. Выставку успели посмотреть около 15 тысяч человек. Этому событию, началу нового этапа существования советского андерграунда, в этом году исполняется 30 лет. Самое время отдать дань тем художникам, чья кисть, даже не производя особой крамолы, все равно отказывалась двигаться в такт времени, изображая бесконечные вереницы мертворожденных сталеваров, доярок и участников партсъездов.

Виктор Резунков: У нас в студии известный петербургский коллекционер Николай Благодатов, сохранивший картины художников - участников той легендарной выставки в доме культуры Газа в декабре 1974-го года. Николай, что значит для вас эта выставка, на которой были представлены картины, можно сказать, цвета андерграунда Петербурга, да и не только?

Николай Благодатов: Я хочу поправить, именно Петербурга-Ленинграда, там было какое-то ограничение, участвовали именно петербургские. Поэтому, например, Лакин выставился московский, но это было сделано потихоньку. Ограничений там было, конечно, масса, тем не менее, выставка прозвучала, как взорвавшаяся бомба. Ощущение, что это был колоссальный взрыв внутренней духовной энергии. Но мое личное ощущение, когда я попал на эту выставку - это ощущение свободы, которая была ощутима в каждой работе, в каждом человеке. Это люди, которые говорили что хотели и как хотели, причем, совершенно не огладываясь ни на какие ограничения. Мало того, они даже не пытались как-то фрондировать. Это было действительно искусство. Тогда это, может, воспринималось как фрондерство, как политические моменты, но это скорее публика воспринимала. Художники от этого были свободны. Это были действительно служители чистого искусства. Они и сейчас ими остаются в громадной массе. Потому что большинство художников, которые там выставились, и это подтверждение того, что выставка действительно эстетическое событие, они плодотворно работают и заявили о себе, как о больших интересных мастерах, не побоюсь сказать, мирового класса. Для меня эта выставка значила настолько много, что вот я здесь присутствую именно благодаря ей. То есть, она перевернула всю мою душу и показала, как прекрасна духовная свобода, свобода выражения, и как это сильно влияет на все, что вокруг находится.

Виктор Резунков: Выставка в Доме культуры Газа вообще была в какой-то степени последствием "бульдозерных" выставок, которые прошли за несколько месяцев до этого в Москве?

Николай Благодатов: Да, конечно. "Бульдозерная" была одна, в Москве, ее разогнали при помощи бульдозеров, такой прием был властей, чтобы сорвать выставку свободных художников. Они решили устроить какие-то строительные работы в воскресенье на этом пустыре и послали бульдозеры, там были столкновения, работы какие-то погибли, дружины, милиция, скандал международный был. И власти, пойдя на попятную, в сентябре позволили сделать выставку в Измайловском парке свободную, на несколько часов, куда и наши ленинградские художники съездили, и, приехав оттуда, они, конечно, заразились этой возможностью и вышли с требованием высказаться публично со своим искусством и здесь, в Ленинграде. И, памятуя скандал, который был после бульдозерной выставки, власти скрепя сердце как-то согласились, и 22 декабря в ДК Газа на 4 дня открылось это совершенно потрясающее событие, которое, по-моему, перевернуло души многих, и даже можно сказать, что действительно это было, может, начало перестройки, если хотите. Впервые за все советские годы люди силой добились права публично высказать свои взгляды.

Виктор Резунков: Николай, на выставке в галерее "Квадрат" представлены работы 27 из 52 художников, которые принимали участие в той легендарной выставке в доме культуры Газа. Скажите, в целом как сложилась судьба этих 52 художников сейчас?

Николай Благодатов: Арефьев эмигрировал во Францию и там прожил год и умер. Анатолий Басин эмигрировал в Израиль, Толик Белкин занимается помимо искусства еще редактированием и, по-моему, процветает, и дай ему Бог. Володя Ридерман немножечко сейчас стал более замкнутый, делает очень интересные абстракции. Владлен Гаврильчик очень сейчас продолжает интересно работать. Андрей Геннадьев живет в Хельсинки. Евгений Горянов - это трагическая фигура: эмигрировал во Францию, потом в Америку, жил там, был очень недоволен, вернулся сюда и покончил с собой. Юра Галецкий тоже жил в Америке и тоже вернулся. Сейчас работает довольно плодотворно. Юра Дышленко эмигрировал в Америку и там недавно умер. Евгений Рисауленко эмигрировал во Францию и там тоже умер. Геннадий Зурков - представитель самой, может, известной школы, ленинградской, петербургской школы Стерлигова Владимира Васильевича. Игорь Иванов тоже приятель и сотрудник Басина, живет постоянно в деревне под Мгой. Виталий Кубасов плодотворно работает. Лакин в Москве. Юрий Люкшин - один из самых знаменитых наших графиков, книги какие-то потрясающие делает. Володя Михайлов, к сожалению, умер. Саша Манусов тоже умер. Анатолий Полушкин продолжает работать, но, к сожалению, не слишком часто выставляется и появляется на людях. Виктор Пермяков - такой сугубый профессионал, очень в графике известен и очень интенсивно работает. Женя Рухин - всем известна его трагическая судьба, он в мастерской своей во время пожара погиб. Алик Рапопорт тоже из школы Акимова. Игорь Росс живет, по-моему, в Германии, в Мюнхене. Валентина Соловьева - одна из самых замечательных художниц группы Стерлигова. Коля Сажин, только что его выставка в Русском Музее прошла. Гена Устюгов - один из самых любимых сейчас авторов. И, наконец, Владимир Шагин несколько лет назад умер.

XS
SM
MD
LG