Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в программе Каннского фестиваля нет фильмов из России?


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.

Андрей Шарый: В последние дни перед открытием 57-го международного Каннского кинофестиваля французскому правительству и профсоюзу работников культуры удалось урегулировать конфликт, связанный с требованиями кинематографистов отменить репрессивные изменения в трудовом законодательстве. Это означает, что у членов жюри и зрителей, по всей вероятности, появилась возможность беспрепятственно посмотреть 56 отобранных для фестиваля художественных фильмов, среди них 46 премьер и 18 фильмов конкурсной программы. За "Золотую пальму", например, в этом году соревнуются браться Коэны с картиной "Убийца женщин", Эмир Кустурица с фильмом "Жизнь - это чудо". Журналисты уже посмотрели включенный во внеконкурсную программу новый фильм Педро Альмадовара "Плохое воспитание". О фестивале и его проблемах я расспрашивал работающего в Каннах кинокритика Андрей Плахова.

Андрей Плахов: Конфликт все эти последние дни накалялся, даже дошло дело до того, что представители профсоюза работников культуры, которые имеют претензии к правительству по поводу нового закона, ограничивающего их права, выставили следующий лозунг: "Мы не хомо экономикус, а хомо сапиенс". И речь шла о том, что может быть даже сорвано открытие Каннского фестиваля. Аналогичные протесты сорвали в прошлом году фестиваль в Вийоне, в этом году вручение театральной премии Гойя и серьезно нарушили ход церемонии "Сезара", кинематографических призов.

Андрей Шарый: Скажите пожалуйста, Андрей, чего добиваются работники профсоюзов?

Андрей Плахов: Речь идет о работниках культуры, кинематографа и театра второго звена, то есть об актерах и о технических работниках, которые не работают в штате на постоянной основе. Если раньше они получали по старому закону в случае простоя что-то порядка среднего жалования, то сейчас они получают фактически пособие по безработице, то есть гораздо меньше. Это серьезно ущемило их права.

Андрей Шарый: А как они собирались сорвать открытие фестиваля? Если их не будет, почему нельзя фестиваль открыть?

Андрей Плахов: Например, на вручении премии Гойя они просто отключили звук, микрофоны. Не было звука, церемония фактически был сорвана. Фестиваль в Вийоне был сорван благодаря постоянным протестам. Я не знаю, что они придумали на этот раз, и предполагаю, что ничего подобного не произойдет. Потому что все-таки Каннский фестиваль слишком крупное событие. И его руководству с помощью правительства удалось договориться с президентом профсоюза. Фестиваль не должен быть сорван.

Андрей Шарый: Теперь давайте поговорим о делах более приятных - о программе фестиваля. Я думаю, что вы смотрели фильм Педро Альмадовара "Плохое воспитание", которого с нетерпением ждут кинозрители во многих странах.

Андрей Плахов: Довольно сильное впечатление от этого фильма. Хотя не столь сложное, и не столь сильное, как от предыдущих картин Педро Альмадовара "Все о моей матери" и "Поговори с ней". Альмадовар сделал на сей раз очень личную картину. Речь идет о его детстве, проведенном в религиозной школе. Эта картина в достаточной степени антиклерикальна, хотя Альмадовар это отрицает. Речь идет о сексуальных злоупотреблениях священников по отношению к своим ученикам. В месте с тем, хотя этот фильм очень личный, он почему-то получился слабее предыдущих картин. И у меня даже есть гипотеза, почему. Потому что в предыдущих фильмах всегда какую-то особую краску, особую атмосферу фильмам придавали женские характеры, характеры женщин, замечательных актрис, которые в них сыграли, целая галерея великолепных актрис, которых мы так и называем "актрисы Альмадовара". В этом фильм нет этих актрис замечательных. Вообще на пресс-конференции сидели исключительно мужчины. Правда, многие из этих мужчин выступают в женском платье, они играют транссексуалов, трансвеститов - это тоже любимая тема Альмадовара. Но, тем не менее, они все-таки мужчины. Все-таки картина получилась, на мой взгляд, по уровню несколько ниже предыдущих. Немножко, мне кажется, Альмадовар запутался в сюжете, чересчур усложнил его. Нет в этом фильме такого искрометного, искрящегося юмора, с которым Альмадовар прежде умел рассматривать очень глубокие и серьезные проблемы.

Андрей Шарый: Жюри фестиваля руководит в этом году Квентин Тарантино. Что говорят о предпочтениях собранного им коллектива высокого жюри - Кустурица, Кар-Вай? В конкурсной программе кто имеет больше шансов на победу?

Андрей Плахов: Можно только предполагать. Тарантино - известно, что он увлекается восточным кинематографом, это видно в его последнем фильме "Kill Bill", японским кинематографом, китайским. И в этом смысле шансы Вонга Кар-Вая, может быть, предпочтительнее, поскольку это один из кумиров Тарантино. Но это, конечно, не исключает того, что могут появиться другие фильмы, о которых мы даже не знаем. Хочу еще сказать о том, что параллельное жюри, оценивающее короткометражные фильмы молодых режиссеров, на которых сейчас делается большая ставка в Каннах, возглавляет Никита Михалков.

Андрей Шарый: Скажите, Андрей, почему нет в этом году в конкурсе российских картин?

Андрей Плахов: Действительно, так случается, и в прежние годы бывало, что нет русского фильма. Искали каннские отборщики достаточно серьезно русскую картину, пересмотрели очень много, но достойного не нашли. На данном этапе нет готовых картин, которые бы устроили каннских отборщиков. Но будет картина в "Особом взгляде", она называется "Шиза", снятая режиссером Омаровой. Это картина казахско-российско-французская, даже немецкая копродукция. Но фактически фильм снят на русском языке. Его продюсером является Сергей Сельянов. Это картина российская, которая будет участвовать, помимо того, что она будет показана в "Особом взгляде", будет участвовать в борьбе за "Золотую камеру" - приз, который присуждается лучшему дебюту, ибо речь идет именно о режиссерском дебюте. Кроме того, в программе "Неделя критики" будет показан фильм "Коктебель" Бориса Хлебникова и Алексея Попогребского, хорошо известный кинозрителям, но который попал в Канны благодаря тому, что международные критики выбрали его в качестве события года.

Андрей Шарый: Чем 57-й кинофестиваль, на ваш взгляд, может отличаться от предыдущих 56-и, если не считать угрозу отключения звука и восточные пристрастия председателя жюри?

Андрей Плахов: В каком-то смысле этот фестиваль задумывался организаторами как некий римейк фестиваля 10-летней давности. Тогда стал победителем фестиваля, как известно, Тарантино. Михалков, как мы помним, занял второе место. И вот сейчас Тарантино председатель жюри, Михалков председатель параллельного жюри, в этом тоже есть какая-то символика. Прошло 10 лет, кинематограф изменился, но что-то повторяется на новом витке. Наверное, что-то будет по-другому. Это "что-то", мне кажется, в большей степени политизация, это связано не только с протестами профсоюзов, но и со всей ситуацией в мире. Известно, что Альмадовар высказал свое мнение по поводу взрывов в Испании, совпадающее с мнением большинства в этой стране. В общем, идет очень серьезная политическая дискуссия. Будет показан фильм Майкла Мура "Фаренгейт 9.11" о событиях 11 сентября. И это будет, вероятно, очень острый фильм, так же, как его предыдущая картина "Боулинг для Колумбины". В общем, политика и события в мире вторгаются в атмосферу фестиваля. Несмотря на светский шик и на привычные ритуалы, многое будет, наверное, в этом году восприниматься иначе.

XS
SM
MD
LG