Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Претенденты на "Золотую пальмовую ветвь" Каннского кинофестиваля


Андрей Плахов, Канн: В прошлом году в Канне царил дух негативизма и недовольства, причем недовольны были всем – программой, мрачным тоном фильмов, решениями жюри. В этом году недовольство выплеснулось на улицы - в политические и социальные манифестации. Что касается собственно кинематографа, в нем каждый нашел свою нишу, и вопрос только в том, какую из них выберет жюри во главе с Квентином Тарантино.

Сильных кандидатов на "Золотую пальмовую ветвь", по крайне мере, три. Первый - "Фаренгейт 9/11" Майкла Мура, о котором мы уже подробно говорили. Второй – "Дневники мотоциклистов", лирический "Road Movie" бразильца Вальтера Саллиса, о юности Эрнесто Че Гевары, который, будучи студентом-медиком, в 1952-м году отправился с другом на мотоцикле на путешествие по Южной Америке. Революционные устремления будущего харизматичного Че еще очень невинны и разбавлены любовными похождениями. Обаятельный Гаэль Гарсиа Берналь, только что блеснувший у Альмодовара в роли трансвестита и пассивного гомосексуалиста, играет активиста герильи с присущим ему искусством перевоплощения. Успеху картины способствовало и появление на каннской сцене реального спутника молодости Гевары, 81-летнего гражданина Кубы Альберто Гранады.

Третий, а может быть - первый кандидат на главную каннскую награду - долгожданный фильм "2046" культового китайца Вонг Кар-Вая. Копия едва успела прибыть к самому концу фестиваля, пришлось даже менять расписание просмотров, что в истории Канна невероятное ЧП. Картина, вопреки ожиданиям, оказалась не столько футурологической, сколько интимно-философской, продолжающей основной мотив предыдущей ленты режиссера "Любовное настроение". Тот же актер Тони Люн, загримированный немного под Кларка Гейбла, играет сердцееда, который так и не решается отдать свое сердце одной женщине, но нескольких из своей богатой коллекции не хочет отпускать из воспоминаний. Поэтому он на особом поезде времени возвращается из 2046-го года, когда Гонконг должен окончательно стать частью Китая, в 1966-68-69-й. Воспоминания декорированы ностальгическим дизайном и столь же ностальгической музыкой, от классики до поп-шлягеров. Отношения героев проигрываются в разных временных вариациях фантазий и реальности, которая тоже есть фантазия.

Фильм Кар-Вая - восточная версия "В поисках утраченного времени" Марселя Пруста и "В прошлом году в Мариенбаде" Алэна Рене. Картина, которую можно было бы назвать "В прошлом веке в Гонконге "- или в Сингапуре, быть может, грешит некоторой манерностью. Но все же удивительно хороша. Квентин Тарантино поклонник Вонг Кар-Вая, но в его призовом списке могут оказаться и другие фильмы: корейский "action" "Старый мальчик", аргентинская черная комедия "Святая девушка" и даже мистический таиландский опыт "Тропическая лихорадка". Не говоря о Кустурице, о японском аниме "Невинность" и французской бытовой драме "Посмотри на меня", лидирующей в критическом рейтинге.

Конкурсная программа – главная часть фестиваля, но далеко его не исчерпывает. И хотя российское кино в конкурсе не участвует, в пятницу в официальной программе показывают фильм Георгия Параджанова "Я умер в детстве", а в "Особом взгляде" - премьера русско-казахской постановки "Шиза", показанная вчера для международной прессы. Эта история подростка, втянутого в будни уголовного мира, получила хорошие отклики.

XS
SM
MD
LG