Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исполнилось 90 лет композитору Никите Богословскому


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Елена Фанайлова и американский музыковед Соломон Волков.

Елена Фанайлова: Мальчиком классик советской песни Никита Богословский брал уроки у классика русской музыки Глазунова. В 8 лет Богословский сочинил вальс, посвященный дочери Утесова. Богословского, автора оперетты "Ночь перед Рождеством", не пустили на премьеру, ему было всего 15 лет, и билетерша сказала: "Мальчик, приходи завтра с мамой на утренник". С той поры композитор шутит всю жизнь: "В моей биографии есть один постыдный факт – я не сидел". Так пишет Никита Богословский. За этой шуткой вся советская история и совесть интеллигента, который в брежневские годы получал государственные награды и не скрывал знакомства с Галичем, Высоцким и русскими эмигрантами. Слова Богословского – это и скрытая насмешка над новейшей постсоветской мифологией, у которой появились свои герои, также тонко он шутил и над советской действительностью. Говорит друг Никиты Богословского, еще один живой классик песни Тихон Хренников.

Тихон Хренников: Он любил разыгрывать людей, его любили разыгрывать. Это было время такое, когда забавлялись такими розыгрышами. Он в этих розыгрышах был большой мастер. Юмор – это тоже одно из его талантливых качеств.

Елена Фанайлова: Первая пластинка с самой, может быть, популярной песней Никиты Богословского "Темная ночь" была забракована - заводские контролеры услышали посторонние шумы. Оказалось, что девушка, которая готовила диск, плакала, и эти слезы повредили записи. Под шипение и потрескивание пластинок с "Темной ночью", "Любимым городом" и "Солдатским вальсом", под голоса Леонида Утесова и Марка Бернеса грустили во всех советских семьях и улыбались, слушая "Извозчика" и "Шаланды". Богословский написал 8 симфоний, 17 оперетт, музыку к 52 драматическим спектаклям, 48 кинофильмам, в том числе к "Двум бойцам", "Острову сокровищ" и "Таинственному острову", "Самогонщикам", "Всаднику без головы", к 50 мультфильмам "Кот в сапогах", "Дюймовочка", "Кошкин дом". Но для людей он прежде всего автор любимых песен.

Тихон Хренников: Всякая хорошая песня, если она доходит до сердца народного, это большая удача и большое счастье для создателя этой песни. Богословский может быть счастлив, что у него целый ряд есть песен, которые вошли в нашу душу народную, в сердце. Всегда их помнит все поколения и передают друг другу от отца и матери к детям, от детей к внукам и так далее. Ведь написать песню не каждый может, это надо большой талант мелодический надо иметь, который есть у Никиты Богословского. И мы должны с этим его поздравить.

Елена Фанайлова: Никита Богословский – композитор народный и заслуженный, орденоносец и член нескольких творческих союзов. Его судьба – тот нечастый случай, когда официальное признание совпадает с народной любовью.

Андрей Шарый: Никита Богословский один из самых заметных и, пожалуй, самый популярный композитор-песенник сталинской эпохи. Однако Сталин не любил Богословского. На вопрос почему – отвечает американский музыковед Соломон Волков.

Соломон Волков: У Никиты Богословского странная судьба. Он принадлежит к славной плеяде лучших песенников сталинской эпохи, а между тем Богословский так никогда и не получил Сталинскую премию. И это, невзирая на то, что песни его распевала вся страна, причем не на парадах или при других торжественных оказиях, а дома, на вечеринках, в задушевной обстановке. Кто же, выпив рюмку или две, не заводил "Темную ночь", "Спят курганы темные" или "Любимый город может спать спокойно"? Все эти произведения Богословского были в свое время написаны для кинофильмов, но, к примеру, вторая серия режиссера Лукала "Большая жизнь", где звучала музыка Богословского, разгневала самого Сталина. В результате появилось постановление ЦК ВКП(б), где о "Большой жизни" говорилось, в частности, следующее: "Для связи отдельных эпизодов в фильме служат многократные выпивки, пошлые романсы, любовные похождения и ночные разглагольствования в постели. Введенные в фильм песни композитора Богословского проникнуты кабацкой меланхолией и чужды советским людям". Поскольку я давно интересуюсь сталинской культурой и специально занимался этим вопросом, мог заверить, что приведенная оценка несомненно принадлежит самому Сталину. Как говорила в подобных случаях Лидия Чуковская: "Августейшие усы торчат из каждого слова". Немудрено, что после такой критики с самого верха песни Богословского на Сталинскую премию не проходили, и к ним надолго приклеились эпитеты типа "пошлые, кабацкие и чуждые". Прав ли был Сталин? Конечно, нет, хотя понять его можно. Вождю хотелось сузить до предела личную, интимную сферу жизни подвластных ему людей, подчинить их государству до конца, а песни, вроде тех, что сочинял Богословский, Сталину в этом мешали, за что Богословскому огромное спасибо.

XS
SM
MD
LG