Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги российского национального театрального конкурса "Золотая маска"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Андрей Шарый беседует с театральным обозревателем Радио Свобода Мариной Тимашевой.

Кирилл Кобрин: Подведены итоги российского национального театрального конкурса "Золотая маска". Лучший спектакль, по мнению жюри, "Ревизор" Александринского театра. За лучшую режиссуру отмечен Лев Додин с "Дядей Ваней". Спектакль Эймунтаса Някрошюса "Вишневый сад" удостоен премии театральных критиков и журналистов. Мой коллега Андрей Шарый обратил внимание на обилие спектаклей классического репертуара в списке лауреатов, и поэтому беседу с театральным обозревателем Радио Свобода Мариной Тимашевой, которая внимательнейшим образом следила за ходом конкурса, начал с вопроса о том, каковы причины приверженности современного российского театра своим историческим традициям.

Марина Тимашева: Тут нет тенденции возвращения. Никогда не отступал русский театр от верности своей классической литературе. Попытки как-то ее ревизовать предпринимают в последнее время и очень многие люди, считающиеся молодыми организаторами или молодыми драматургами, на самом деле им от 40 до 50 лет, призывают к тому, чтобы прекратить ставить Чехова. Но все их призывы не имеют никакого успеха. Как и при советской власти лидером всего российского репертуара был Островский, его замечательные пьесы, с огромным отрывом дальше шел Шекспир, Чехов и так далее, а современная драматургия всегда топталась на самых последних позициях. Хорошо это или плохо - второй вопрос. Тут можно долго и нудно рассуждать о том, что фактически российский театр, так же как и советский театр, эмигрирует в классику. Но это просто так.

Андрей Шарый: Еще вернусь к спектаклю Эймунтаса Някрошюса "Вишневый сад" - это приз театральных критиков и журналистов, тех, которые аккредитованы на фестиваль. Вы тоже отдали ему свой голос?

Марина Тимашева: Да, я тоже отдала ему свой голос. Надо сказать, что мы все были абсолютно уверены в том, что главный приз за спектакль на большой сцене уйдет тому же самому "Вишневому саду". Это проект фонда Станиславского и литовского театра. Но непонятно совершенно, что произошло, и оказалось, что "Вишневый сад" лишен просто всех вообще премий. Даже Евгений Миронов, исполнитель роли Лопахина, общий любимец, общий фаворит, и тот не удостоился никакой премии за своего Лопахина. Театральные критики не знали о таком решении жюри, они принимали решение накануне, и слава богу, что они его приняли, иначе бы ситуация вышла крайне подозрительная и даже позорная, что один из крупнейших режиссеров мира и первый его спектакль с русскими артистами, с артистами выдающимися, вышло бы, что его грубо "прокатили".

Андрей Шарый: Сейчас "Золотую маску" вручают в Большом театре, и премия, кажется, со стороны, по крайней мере, приобретает какие-то элементы державности. Это ошибочная точка зрения, или все-таки 10 лет породили инерцию какой-то солидной, немножко застывающей внутри самой себя церемонии?

Марина Тимашева: Я бы не говорила о державности. Много лет "Золотая маска" присутствует на сцене Большого театра, и раньше открытия и закрытия проходили там. В этом году открытие проходило в цирке на Цветном бульваре. Естественно, что премии, которая себя называет российской национальной театральной премией, хочется быть там, где, собственно говоря, ей подобает по статусу, то есть на сцене императорского Большого театра. Другое дело, как у нас всегда выглядят эти церемонии. В России их не очень умело выполняют. Невероятное количество накладок, и все это так жалко, что иногда хочется сказать всем устроителям и организаторам подобных церемоний, что, видимо, для того, чтобы научиться это делать, нужно звать американских специалистов и устраивать здесь мастер-классы, платить им на это большие деньги.

Спектакли российских театров, действительно, превосходные, по крайней мере, те, которые входили в конкурсную афишу "Золотой маски". А церемонию, элементарную вещь, те же самые театральные режиссеры сделать никак не могут.

Андрей Шарый: Марина, по вашим наблюдениям, за минувший год театральная карта России какие-то изменения претерпела, какие-то новые сильные провинциальные театры появились, может быть, кто-то сдал или все более-менее на тех же позициях остается?

Марина Тимашева: Все более или менее остается на тех же позициях. Хотя, например, в этом году город Минусинск. Я думаю, что люди на улице затруднятся с ответом, где именно находится этот город, который никогда в жизни не присутствовал на театральной российский карте как театральный, что мы называем, город с традицией. Он представил спектакль "Наваждение Катерины" по "Леди Макбет Мценского уезда" Лескова, режиссера Писегова Алексея. И это просто блистательная работа, это такая мощная постановочная режиссура, это такой силы эмоция, которая от этого спектакля исходит, что дай Бог столице иметь хотя бы парочку таких спектаклей. В этом году Уфа, музыкальный театр получил премию за народно-музыкальную драму, дирижер получил Алексей Людмилин. Но, тем не менее, уфимский театр только второй раз в конкурсе "Золотая маска" участвует. Новосибирск в этом году взял пять премий и в драматической номинации "Двойное непостоянство" театр "Глобус", и новосибирский оперный и балетный театр за оперу Альфреда Шнитке "Жизнь с идиотом". Новосибирск был всегда театральным городом, прославленный действительно центр театральный. Но, похоже, и там происходит расцвет. Очевидно, это связано отчасти с тем, кто у власти находится в том или ином городе или регионе. Если этот человек любит театр и его поддерживает, какие-то денежки присылает в театр, в тех городах, в которых это случается, они счастливчики большие. И у них даже при том, что они были знаменитые, хорошие, славные, замечательные, но у них делается какой-то небывалый расцвет. Поэтому, кстати говоря, "Золотая маска" очень хитроумно награждает премией за помощь в развитии театрального искусства губернаторов и мэров разных городов.

Андрей Шарый: Марина, не были вручены премии в номинации оперетта и мюзикл. Жюри не нашло достойных среди номинантов, как указывается в статьях, которые я прочитал. Это возвращает меня к теме о соотношении классического театра и легких музыкальных жанров. Действительно ли так уж плохо все, что было в жанре оперетты и мюзикла, и есть ли тут какая-то тенденция, на ваш взгляд?

Марина Тимашева: То, что в этом году было плохо, это действительно так. Прежде был "Норд-Ост", но мы с вами знаем, как закончилась эта история. В этом году, действительно, нечего было показать принципиально нового театрам оперетты и мюзиклам. Дело в том, что это как с церемониями. Как только речь идет о чем-то серьезном, о серьезном искусстве, тут российский театр, можно сказать, впереди планеты всей. Как только речь заходит о чем-то развлекательном, увеселительном, о каком-то произведении, которое бы давало людям просто возможность расслабиться, вот тут мы не мастера, это просто не наше. Такое впечатление, как будто привезли какое-то тропическое растение и пробуют его воткнуть в сугроб, естественно, что оно не прививается, не приживается.

XS
SM
MD
LG