Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смена руководства в журнале "Плэйбой"


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Морозов и Александр Генис.

Андрей Шарый: В журнале "Плэйбой" смена руководства. Его основатель 77-летний Хью Хефнер пригласил нового редактора, который годится ему в сыновья. Джеймсу Камински 41 год. Читатели и конкуренты ждут перемен. С подробностями корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов: Две недели назад Хью Хефнер праздновал свой день рождения в обществе семи приятельниц, каждая из которых была моложе его не менее, чем на полвека. Как видим, старый Плейбой поддерживает самый тесный контакт с молодежью. Но борьба с соперниками дается ему все труднее. Я имею в виду борьбу за сердца, но не женщин, а просто читателей.

У меня нет этого журнала, - говорит продавец киоска на углу Бродвея и улицы Муррей, - раньше я заказывал 10 копий, но они не расходятся и я от него отказался. Сам-то я люблю "Плэйбой". Но у меня тут не самый людный перекресток".

От "Плэйбоя" отказался не один этот киоск. Сегодня тираж журнала 3 миллиона 200 тысяч. Это вдвое меньше, чем было 30 лет назад. Такие молодые конкуренты, как " Mаксим ", "Стафф", "FHM" и другие мужские журналы все увереннее теснят дедушку американской эротики. Хотя дедушка все еще с большим отрывом опережает молодежь по тиражу. Чтобы не дать этому отрыву сократиться, на должность редактора "Плэйбоя" и приглашен бывший редактор журнала "Mаксим" Джеймс Камински. В недавнем интервью он рассказал, что вырос на "Плэйбое" и не собирается там что-либо кардинально менять. Речь идет лишь о некоторых коррективах, которые расширят аудиторию. Например, изменится способ подачи фотографий, с учетом того, как воспринимает информацию нынешнее визуально ориентированное поколение. Я разворачиваю последний номер журнала перед своим молодым соседом. Питер, что вы думаете об этом журнале?

Питер: Очень хорошее издание, высший класс. И не только фотографии красоток, но и статьи. Вы почитайте интервью с Билли Торнтоном. Ведь он не только блестяще сыграл в недавнем фильме "Бал монстров", еще раньше получил "Оскара" за сценарий к ленте "Отточенное лезвие". И в журнале не только про его разводы, но про жизнь вообще, про искусство. Это глубокое психологическое интервью. Отличный стиль.

Владимир Морозов: Несмотря на это восхищенное мнение редактору "Плейбоя" предстоит нелегкая работа. Новое поколение его потенциальных читателей выросло в век Интернета, когда за вид тех же роскошных тел не надо платить 6 долларов - цена журнала, а достаточно просто кликнуть пару раз мышкой. Нравится нам или нет, а нагота перестала удивлять. Никто и бровью не повел, когда Кристина Агульера недавно появилась на обложке журнала "Роллинг Стоун" в чем мать родила, слегка прикрываясь гитарой. Бедный "Плэйбой"! Рядом с ним в большом книжном магазине, при белом свете, не стыдясь, красуются "Пентхауз", "Хастлер", "Соседняя девчонка", "Отличный загар", "Мир красивых ножек" и куча подобных изданий. Да, они чуть откровеннее и вульгарнее, но дешевле. Новый редактор намерен пойти другим путем. При нем журнал станет реже печатать на обложке нагих красоток, что позволит привлечь к сотрудничеству больше знаменитых женщин, которые, в отличие от Кристины Агульеры, отличаются щепетильностью. Скажите Боб, спросил я другого знакомого постарше, вы читаете "Плэйбой"?

Боб: Нет, не читаю. Почему? Потому что я не хочу, чтобы люди видели, как я его покупаю. Конечно, там отличные фотографии. Но у меня ревнивая жена и я не хочу, чтобы она нашла у меня этот чертов журнал.

Владимир Морозов: Да, "Плэйбой" - журнал на любителя. Как-то я брал интервью у двух заключенных в бруклинской тюрьме. Охрана при этом не присутствовала, и я спросил: мужики, какие у вас жалобы. Зеки обиженно рассказали, что им не дают подписываться на порно-журналы. "Так вот же, у вас "Плэйбой", - наивно сказал я. Они переглянулись с горькой усмешкой и терпеливо разъяснили мне, что "Плэйбой" - вовсе не порно, а просто эротика. Любопытно, а что думают об этой эротике женщины.

Женщина: Это очень возбуждающее издание. Чтобы я стала делать, если бы нашла у мужа этот журнал? Я бы закатила ему сцену. Я красивая женщина! Зачем ему журнал. Я бы стала ревновать!

Владимир Морозов: Она отсмеялась, попросила меня выключить магнитофон и сказала, что ни за какие деньги не стала бы фотографироваться нагишом.

Андрей Шарый: "Плэйбой" - мужской журнал, и в жизни многих мужчин он сыграл свою роль. У микрофона мой коллега в Нью-Йорке Александр Генис:

Александр Генис: Дожив, как я, до пятидесяти, "Плэйбой" потерял дерзкий статус нарушителя приличий. Это не могло не отразиться на тираже: в 70-е он составлял шесть с половиной миллионов, теперь - чуть больше трех. Хотя "Плэйбой" по-прежнему - самый распространенный в мире журнал для мужчин, он стремительно теряет читателей, не говоря уже о зрителях. Мелькающие на его страницах обнаженные тела, которые шокировали и возбуждали предыдущее поколение, стали тем, чем они, в сущности, всегда были – банальностью. Столкнувшись с инфляцией плоти, новое руководство "Плэйбоя" изменило стратегию, столько лет приносившую успех. Теперь, скажем, журнал будет публиковать снимки не только раздетых, но и одетых звезд. Достигнув солидного возраста, "Плэйбой", как Есенин, решил, что ему уже не стоит "задрав штаны бежать за комсомолом". В эпоху Интернета, когда голые без спросу лезут на экран монитора, нагота фатально утратила свою остроту. Между тем, именно она придавала журналу тот блеск, который отнюдь не исчерпывался глянцевыми разворотами. Славу "Плэйбою" приносило то, что печаталось по соседству – искренние интервью (например, с президентом Картером) и первоклассная проза – Набокова, Апдайка, Воннегута. Рядом с нагими красавицами даже несвязанное с ними слово приобретало дополнительный смысл. Попав в атмосферу запрета, литература будоражит читателей, но только до тех пор, пока канат натянут под куполом цирка, а не лежит на земле. Свобода, лучше всех это знают отечественные авторы, лишает словесность многих привилегий, пусть и не ею заработанных...

XS
SM
MD
LG