Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Германии вышла книга о частной жизни Политбюро СЕПГ

  • Евгений Бовкун

Евгений Бовкун, Германия: В Германии широко обсуждается книга восточногерманского автора Томаса Гримма "Частная жизнь Политбюро", герои которой из числа номенклатурной прислуги в ГДР рассказывают о капризах и прихотях верхушки СЕПГ в привилегированном поселке под Берлином. Некоторые репортажи стали сюжетами двухсерийного документального фильма, показанного по одному из телеканалов ФРГ.

Избираемые представители власти в авторитарных государствах любят называть себя "слугами народа" и при этом щедро обзаводятся прислугой. Повара, садовники, портнихи и шофера бывших членов Политбюро СЕПГ, ставшие гражданами ФРГ, ведут благополучную жизнь рядовых бюргеров. Раньше им было запрещено разглашать свои наблюдения, теперь они кто с удовольствием, кто с брезгливостью, а кто с некоторой долей ностальгии рассказали о своих прежних хозяевах в небольшом телевизионном сериале программы "МДР". Автор репортажей Томас Гримм издал их отдельной книгой. Весь жизненный уклад прислуги определялся секретными указами шефа "Штази" Эриха Мильке, последний из которых, наиболее строгий, персонал негласно называл приказом "Полюби меня". Инструкция обязывала слуг не приставать к номенклатурным работникам со своими личными просьбами. Они были обречены только на то, чтобы молча подчиняться прихотям начальников, наблюдая, как те предаются различным порокам. Одни страдали фетишизмом, коллекционируя дорогие вещи, другие пьянствовали, третьи придумывали новые капризы.

Шестьсот избранных, обитавших в лесном поселке Вандлиц под Берлином, вели образ жизни изнеженных буржуа, получая одежду, продукты питания и бытовую электронику с Запада. Номенклатурное "гетто" существовало до самого краха ГДР. Наиболее капризным и чванливым, по словам бывшей уборщицы Вальтрауд Экник, был "первый министр" Вилли Штоф, любивший муштровать персонал, но больше всего причуд слуги терпели от номенклатурных детей. Заведующий канцелярией поселка Герд Шмидт вспоминает, как дети членов Политбюро, особенно дети Хорста Зингермана, спекулировали вещами и беззастенчиво пользовались в личных целях казенными автомобилями. Дочь Хонеккера Соня, получив новую квартиру в Берлине, устроила поистине королевский переезд. Правда, она была "истинной коммунисткой" и не желала пользоваться западными товарами. Например, ни за что не хотела сидеть на унитазе западного производства, но зато на выполнение ее пожеланий работали лучшие предприятия отечественной промышленности. Гюнтер Миттаг был безнадежным "вещистом": его апартаменты напоминали беспорядочный склад западных вещей, часть которых нередко перепадала обслуживающему персоналу. Милостиво дарили свои обноски слугам и другие номенклатурщики.

По свидетельству бывшего садовника Вольфганга Рехова, обитатели поселка любили неожиданные застолья. Они возникали по любым поводам и, как правило, принимали характер шумных попоек. Однажды Рехова пригласил к себе член Политбюро Герман Матерн и сказал: "Товарищ садовник, мы еще мало знаем друг друга, давайте выпьем по рюмочке". Он отказался, сославшись на то, что ему не положено пить на работе, и сразу нажил в лице Матерна злейшего врага. Когда руководители коллективно отправлялись отдыхать, к их услугам был специальный поезд, где каждому полагалось по отдельному вагону. Из-за климатических установок и прочих приспособлений поезд был настолько тяжелым, что тянул его только очень мощный локомотив. Спереди и сзади на некотором расстоянии следовали еще два коротких состава с работниками безопасности, выполнявшие роль миноискателей. Члены Политбюро редко заказывали женам цветы, но делали дорогие подарки любовницам. В меню не терпели иностранных названий, делая исключения для русских блюд типа солянки. За столом они любили рассказывать анекдоты, на досуге увлекались охотой. Словом, вели вполне обыкновенную жизнь истинных "слуг народа".

XS
SM
MD
LG