Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве пройдет Неделя Сергея Параджанова


Программу ведет Кирилл Кобрин. Над темой работала театральный обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.

Кирилл Кобрин: C 23 по 28 марта в здании Екатерининского Дворца, а ныне - культурного центра Вооруженных сил - пройдет Неделя Сергея Параджанова. Ее приурочили к 80-летию кинорежиссера. Рассказывает театральный обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева:

Марина Тимашева: Московский театр "Параджановское фойе" решил представить Параджанова всесторонне, как художника, режиссера, литератора и человека. Для этого организовали выставку, ретроспективу его фильмов, концерты с участием трех любимых актрис Параджанова - Татьяны Бестаевой, Ларисы Кадочниковой и Аллы Демидовой, поставили спектакль "Параджанов", основанный на поэзии Саят-Новы, покажут новый фильм Левона Григоряна "Орфей спускается в ад". Как водится, отмечать юбилей Параджанова начали не в Грузии, не в Армении, не в России, а в Сингапуре. Рассказывает искусствовед Кора Церетели:

Кора Церетели: Влюбленный в творчество Параджанова директор фестиваля Сингапура пригласил нас провести семинар, показать кое-какие работы Сережи и сделать ретроспективу его фильмов. Это было в самый разгар этой страшной болезни, которая всех пугала, тем не менее, ретроспекция прошла при переполненных залах, с каждым показом количество народа возрастало. И вот уже последний показ, он второй раз шел, фильм "Цвет Граната", и китайцы стояли на ногах, и все смотрели фильм Параджанова. Это было совершенно потрясающее зрелище. Вот, как ни странно, Сингапур. Потом совсем недавно мы приехали из Женевы, и в Женеве то же самое. В Центре Гютри была такая выставка, показ фильмов, и та же самая ситуация, некоторая настороженность такая, потому что не все его знают. Мы-то думаем, что все его знают. Но его все знают после того, как мы его показываем, и начинается вот эта параджановская магия какого-то необыкновенного поклонения. С первого дня мы показали нашу выставку, стали показывать фильмы, два зала были переполнены. Все время был народ. Так что вот случилось так, что юбилей Параджанова начался очень далеко на востоке, потом перебросился в Женеву, и, наверное, еще дальше пойдет на запад, потому что есть интересные предложения и желание увидеть побольше, и посмотреть, но это особенность Параджанова. Более многогранного таланта я вообще не представляю себе.

Марина Тимашева: Много лет творчество Сергея Параджанова считалось элитарным, недоступным пониманию обыкновенного зрителя. Автор документального фильма "Этюды на тему Параджанова" Георгий Давиташвили полагает, что времена изменились:

Георгий Давиташвили: Сегодняшний юбилей, наверное, 80-летие Параджанова, это, скорее всего, тень его совершеннолетия в культурно-историческом масштабе, потому что тот киноязык, который был создан, я не хочу даже говорить слово "изобретен", он был открыт ему, наверное, какими-то высшими силами, он только сейчас приобретает свою подлинную актуальность и значимость для мировой культуры в целом. Если до сих пор это было элитарным искусством для узкого круга каких-то снобов, как пытаются преподнести апологеты массовой культуры, то самое удивительное - вот этот киноязык, им изобретенный, может быть, в дальнейшем именно с развитием технологий трехмерного кинематографа, интернет-телевидения, и так далее, обретет совершенно иной смысл, потому что Параджанов первым понял, что кинематограф начинается там, где заканчиваются литература и театр. Он первым понял магию кинематографической драматургии - она совершенно иная. Она вообще ничего не имеет общего с драматургией в классическом смысле слова, когда, как телескопическая антенна, из одной части сюжета вынимается другая, и так далее. Как раз возможности новейших технологий XXI столетия позволят понять Параджанова до конца. Потому что его фильмы можно смотреть из середины в конец, с начала, и так далее. Вот эта мозаичность, этот способ разбросать, вот этот букет совершенно потрясающих аудиовизуальных впечатлений, которыми он одаривает зрителя, вне зависимости от той фабулы, сюжета истории, как бы вне этого действовал этот художник. Новый способ созерцания мира выражен в экранных и визуальных способах его передачи. Отдельно от этого существует, конечно, его литературное творчество, настолько безграничен его талант, что во всех областях он был абсолютно самостоятелен. Я бы не сказал, что его литература не является литературой в чистом виде, потому что эти сценарии читаются как белые стихи. Ничего подобного и в сценарном творчестве не встретишь в мировой практике.

Марина Тимашева: Параджанов-литератор стал известен благодаря Коре Церетели. Ее первая книга вышла в издательстве "Азбука". Говорит руководитель театра "Параджановское фойе" Владимир Габбе:

Владимир Габбе: Эта книга - благодаря Коре Церетели мы впервые так широко получили и открыли для себя Сергея Параджанова-литератора. Те сценарии, которые здесь опубликованы впервые для широкого читателя, являются просто литературным достоянием, как нерожденные шедевры, не говоря уже о тех письмах из зоны, которые открывают нам совершенно с другой стороны одну из главных особенностей - философскую грань мастера.

Марина Тимашева: Теперь Кора Церетели готовит вторую книгу:

Кора Церетели: Первую я составила по его сценариям, письмам, новеллам, которые собирала много лет, начала собирать при нем. Масса людей, которые прекрасно знали Параджанова, были потрясены тем, какова глубина его таланта и его поэтического дара, и в литературе, кинолитературе, потому что это все зрительно, он же все видел, он писал только то, что видел. И третья ипостась, которую я сейчас попытаюсь воссоздать, в Новгороде выходит эта книга "Коллаж на фоне автопортрета", в которой опять-таки видна уникальность личности. Более свободного человека, я утверждаю, не было на свете. Потому что мы знаем Сальвадора Дали, но все равно это было какое-то усилие, чтобы что-то сыграть. Вот, предположим, усилие, чтобы кому-то что-то показать. Этот человек - он рождался, он открывал глаза, и он играл с начала до конца, весь день, с утра до ночи. Причем это продолжалось до самой его смерти. И это была игра воображений. И вообще, его отношение к действительности, как толчок для развития фантазии и для творчества, очень интересно он пишет об этом, и пишет и Тонино Гуэрра, его друг, они пишут почти одними словами: "Действительности нет. Она существует только для того, чтобы стимулировать в нас творчество и фантазию". И вот сейчас выйдет книга рассказов о нем и его рассказов о людях, и там уже 80 рассказов о нем и 60 его рассказов, таких живых, ярких и интересных, демонстрирующих абсолютную нетрадиционность его мышления, умение замечать детали, мимо которых мы проходим, необычайно точные характеристики людей, необычайно яркие, сказанные двумя-тремя словами. Рождаются такие люди действительно, может, и раз в сто лет. И личностью своей он был совершенно ни на кого не похож, и открывал для нас совершенно другой мир.

Марина Тимашева: Личности Сергея Параджанова посвящен и фильм Левона Григоряна "Орфей спускается в ад". Название заимствовано у Теннеси Уильямса.

Левон Григорян: Дело в том, что Параджанов, какие бы разные фильмы ни снимал, при этом оставался абсолютно верен своей тематике, все его фильмы - это фильмы о любви. Поэтому когда я называю своего героя "Орфеем", я называю его так не случайно. И Орфей спустился в ад, а спустился он в ад 15 декабря 1973-го года. Он работал над фильмом "Чудо в Оденсе", он пребывал в мире самого доброго человека - Ганса Христиана Андерсена. Он должен был вылететь 15 декабря в Ереван, чтобы приступать к съемкам, заболел сын в Киеве, он сдал билет и поехал в Киев. 17 декабря он был арестован, и из этого доброго сказочного мира Андерсена вдруг он попадает в инфернальный мир Лукьяновской тюрьмы, в мир ада. Поэтому Орфей спускается в ад.

Кора Церетели: Это была чистая провокация. Это был арест на уничтожение, невиданный, неслыханный случай, когда человека, осужденного по этой статье, из лагеря в лагерь перебрасывали четыре раза. Это значит, что как только там к нему привыкали, а он сразу вызывал какую-то симпатию, его перебрасывали, ему подбрасывали провокаторов. В общем, совершенно открытым текстом был приказ - уничтожить.

Марина Тимашева: Орфей спустился в ад и из ада выбрался живым. Фильм Левона Григоряна связан с именами еще двух режиссеров - Пазолини и Тарковского:

Левон Григорян: Кто был Вергилием Параджанова? Это были Тарковский и Пазолини. Единственные два режиссера, которых он признавал, почитал и преклонялся перед ними. Именно творчество Тарковского и Пазолини помогло ему пройти через этот ад. И второй удивительный факт: когда он узнал о смерти Пазолини, он начал создавать Евангелие, и так и назвал его: "Евангелие от Пазолини". Поэтому в фильме кроме рисунков Параджанова идут фрагменты из "Евангелия от Пазолини".

Марина Тимашева: Рассказывая о нежной дружбе Параджанова с Тарковским, Левон Григорян описывает коллаж Параджанова:

Левон Григорян: Себя он рисует - такое мускулистое тело, языческое тело, в общем, а Тарковский - птица, севшая ему на голову. В этом самом его коллаже эта разница между ними гениально подмечена. Параджанов, наоборот, абсолютно такой языческий образ, языческая кинематография, если сравнивать с напитками - это глинтвейн, там корица, гвоздика, мята, сухое вино. Если то надо пить холодным, это надо пить горячим.

XS
SM
MD
LG