Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино - Алексей Герман о работе над фильмом "Трудно быть богом"; кинофестиваль "Дух огня"


Автор и ведущий программы – Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Алексей Герман стоит особняком на российском кино-пейзаже. Каждая картина - эта целая эпоха в жизни самого мастера, в культурной жизни страны - это явление. Достаточно назвать такие кино-шедевры, как "Двадцать дней без войны", "Мой друг Иван Лапшин" и "Хрусталев, машину!". Критики замирают от восторга, просвещенные зрители садятся перед телевизорами, чтобы посмотреть другое кино, альтернативное.

Нет надобности говорить Алексею Герману комплименты, проще дать ему слово, а точнее, возможность рассказать о своем последнем фильме "Трудно быть богом" по повести писателей-фантастов братьев Стругацких.

Тем более, что после долгого перерыва мастер вновь вернулся на съемочную площадку, чтобы продолжить работу над картиной. Алексей Герман, как и многие мастера, ревностно относится к своему материалу, увидеть на экране монтажного стола отрывки фильма не удалось, мастер позволил лишь почувствовать дыхание картины через шумы и звуки, записанные во время съемок.

Каждый, кто знаком с повестью братьев Стругацких, по-своему представляет средневековое Арканарское государство, где и развиваются главные события книги. Тираны, реформаторы, философы и злодеи, герои и антигерои и благородный дон Румата. Алексей Герман на основе прозы придумал свою планету.

Алексей Герман: Не знаю, была такая планета, было такое время, не было такого времени. Я ее сочинил, и я абсолютно верю, что вот такая она была. Я долго смотрел на Босха, долго смотрел на Брейгеля, потом возникло что-то такое среднее. Придумали жизнь, придумали людей, придумали религию. Мы знаем, где они писают, мы знаем, как они спят, мы знаем их извращения, их сны, мы придумали, и мы в этот мир поверили. У нас же это как – иная планета, которая повторяет историю Земли, очень похожа в чем-то, в чем-то непохожа. И туда прилетают историки с Земли, которые должны быть графами, маркизами, министрами, и наблюдать, делать выводы, делать какие-то рекомендации, но ничего другого, потому что прекрасно понятно, что изменить ход истории нельзя, может чуть-чуть ускорить, но почти незаметно, иначе кончится большой кровью. И не выдерживает мой герой, потому что в какой-то страшный момент, кровавый пик истории этой страны, он берет меч и начинает всю эту погань рубить... Но мы настолько придумали эту эпоху, что мы не знаем, это Земля или нет. Это Земля, но какая-то другая. Мы не можем ее перевернуть только потому, что мы придумали религию, похожую на христианскую, но не христианскую.

Мумин Шакиров: Выбор артиста Леонида Ярмольника на главную роль в картине "Трудно быть богом" удивил многих. Шоумен, весельчак, популярный телеведущий, в далеком прошлом актер Таганки попал в поле зрения Алексея Германа совершенно неожиданно:

Алексей Герман: Я вообще не знал, что он киноартист. А на телевидении он вел какую-то довольно глупую кино-игру, где кто-то в результате получал какие-то деньги, подарки, и так далее. Я посмотрел - достаточно крепкий, достаточно носатый, не артист. Он мне понравился внешне. Но я так обратил на него внимание и забыл. Есть такой артист Лыков. Он играл в "Ментах", такой носатый, достойный артист, не прыгающий никуда. Я артистов вообще не люблю. Дело в том, что у нас вообще в стране очень плохо с киноартистами. С киноартистками получше. Американские артисты - даже в этих ужасных фильмах каким-то образом, как-то их умеют накачивать, они играют глазами все-таки. Они играют разными частями тела, но в сумму этих частей тела они вставляют глаза. У них есть напряженность глаз. У наших артистов, даже у самых знаменитых, у них коровьи глаза, выключенные глаза. Они глазами не занимаются. И я взял Лыкова, сказал, что мы будем снимать Лыкова, я буду с ним работать и буду добиваться глаз, но Лыков подписал, скрыв от меня, договор с каким-то длинным телевизионным сериалом, что мне показалось невозможным, потому что был нужен артист, который точно в это дело вопьется, тогда я попробовал вот этого человека с телевидения, не зная, что он артист, и он хорошо сыграл маленький кусочек. Я его утвердил, мы шили на него костюмы... Приехав в Чехию, в экспедицию, от чешского копродюсера я выяснил, что Ярмольник снялся в 65-ти фильмах. Я упал в обморок.

Мумин Шакиров: И все же хочется понять, о чем будет картина такого большого мастера, как Алексей Герман. В каких ракурсах предстанет в финале его Арканарское государство?

Алексей Герман: Это картина про нас, про наши перспективы, не самые лучшие. Мне интересно, вы говорите, почему - мне кажется, это самая современная картина из тех, которые я снимаю. Это будет наш земной сюжет, как мы пытались построить демократию в стране, которая этому не поддается. А там мир этому не поддается. Нужны десятки и сотни лет. Я их не вижу. В России было несколько лет отсутствия рабства. И когда вдруг с людей сняли колодки, они взялись одни воровать, а другие бедовать.

Мумин Шакиров: О работе над своим последним фильмом "Трудно быть богом" рассказывал кинорежиссер Алексей Герман.

С каждым годом в России увеличивается количество кинофестивалей. География киносмотров обширна. Если на южных просторах страны актеры и режиссеры - привычные гости и туристы, то на северных широтах кинофорумы пока еще в диковинку, хотя и проводятся уже не первый раз.

Из вечной мерзлоты - корреспондент Радио Свобода Татьяна Ткачук:

Татьяна Ткачук: На открытии Второго международного фестиваля кинематографических дебютов "Дух огня" на сцену Дворца искусств для одаренных детей поднялся чешский режиссер Петр Зеленка, получивший год назад главный приз фестиваля за фильм "Год дьявола". Принимая из рук президента фестиваля Сергея Соловьева свой приз, Петр немного растерянно сказал: "До сегодняшнего дня я был уверен, что города с таким названием - Ханты-Мансийск - в природе не существует, что фестиваль и моя победа, и даже мой денежный приз, - а я добавлю, что Зеленка получил 150 тысяч долларов, - были неким розыгрышем". За прошедший год название сибирского нефтяного городка с населением в 60 тысяч человек, городка, в котором нет двух одинаковых по архитектуре жилых домов, а аэропорт и гостиница выше среднеевропейского уровня комфорта, выучили многие кинематографисты. Отчасти потому, что "Дух огня" - единственный в мире кинофестиваль, проходящий не просто зимой, а еще и в российской Сибири. И только представьте: минус 20, ярко-синее небо, ослепительное солнце и снег такой белизны, которую нигде больше не увидишь. На площадке перед чумом ждут запряженные в упряжь лайки. Небо ночного Ханты-Мансийска озаряет фейерверк в честь фестиваля, а по холлам и зимним садам пятизвездочного отеля вперемешку бродят кинозвезды мирового уровня и совсем молодые ребята в джинсах и кроссовках, привезшие на фестиваль свое кино.

Собственно, ради того, чтобы устроить подобный коктейль и дать возможность начинающим не увидеть со сцены, а подсесть с чашкой кофе в баре к Ежи Гофману или Алексею Балабанову и задумал Соловьев свой фестиваль. Журналисты собрались в зале для очередного просмотра фильма, а Сергей Соловьев собрал авторов фильмов на так называемый закрытый режиссерский ужин. Объединить стол из 25 таких разных мужчин Сергею Александровичу удалось с первой минуты:

Сергей Соловьев: У меня был замечательный учитель, Михаил Ильич Ромм. Он всегда говорил: "Ребята, кино - это не профессия. Это странный способ жизни для странных людей". Господа, одна из целей нашего сегодняшнего застолья – чтобы мы познакомились. Пусть каждый просто расскажет о себе, чтобы мы просто узнали друг друга.

Татьяна Ткачук: Странные парни, справившись с трепетом перед великими, потихоньку разошлись и стали рассказывать о себе и своих работах. Итальянец Фердинандо Вичентини привез на фестиваль свой первый полнометражный фильм "Илария Альпи - самый жестокий день года".

Фердинандо Вичентини: Я думаю, что вы абсолютно правы, когда вы сказали, что наша профессия несерьезная. И вы знаете, я был очень раз приехать сюда, потому, что по окончании школы кино мне предложили снимать эротический фильм... Но я был в Москве, для меня это была великолепная школа. Поэтому у меня такие очень хорошие чувства к России и россиянам. Поэтому очень приятно вернуться.

Татьяна Ткачук: Картину шведского режиссера Джимми Карлсона "Пролом в стене" Соловьев увидел на одном из фестивалей и настоял, чтобы на "Духе огня" эта работа была в конкурсном показе.

Джимми Карлсон: Я живу в Стокгольме, в Швеции. Родом я из небольшого городка, когда я был мальчиком еще, меня всегда интересовало кино. Но я когда был очень маленьким, я еще не все осознавал должным образом, думал, мне надо стать актером. Потому что я тогда еще не понимал, что за камерой кто-то стоит. Наступил день, когда я оказался на сцене, и когда я увидел публику, я просто замер на месте. И я понял, актера из меня не выйдет. И тогда я отправился в Стокгольм, с тем чтобы стать режиссером. Но с кем я бы ни встречался, все хотели бы стать режиссерами. И я понял, что конкуренция будет жестокая.

Татьяна Ткачук: Конкурентами иностранных режиссеров на фестивале стали молодые российские кинематографисты. За столом с ними сидел Андрей Звягинцев, чей фильм "Возвращение", режиссерский дебют прошлого года, стал победителем фестиваля в Венеции. Соловьев отечески поддерживал каждого дебютанта.

Слава Падалка: Меня зовут Слава Падалка, я живу в Москве, я представляю здесь свою первую картину "Сон слепого человека". Это философская кино-притча, черно-белый фильм по мотивам суфийских притч.

Борис Хлебников: Меня зовут Борис Хлебников, я режиссер фильма "Коктебель".

Сергей Соловьев: Из Москвы?

Борис Хлебников: Из Москвы.

Сергей Соловьев: Первая картина?

Борис Хлебников: Да.

Сергей Соловьев: Что заканчивал?

Борис Хлебников: Киноведческий факультет ВГИКа у Марата Павловича Власова.

Сергей Соловьев: А как удалось с киноведческого факультета перекинуться?

Борис Хлебников: Не знаю, это чудо какое-то...

Татьяна Ткачук: Знаменитый поляк Ежи Гофман появился на фестивале потому, что привез свой фильм: "Древняя легенда: когда Солнце было богом". Эта лента - последняя операторская работа Павла Лебешева, приз памяти которого учрежден на фестивале "Дух огня". Пан Гофман на ужине был в замечательном настроении.

Ежи Гофман: Чего вам желаю - кроме успехов, призов, желаю вам, чтобы всегда вы работали, имели рядом с собой творческих, прекрасных людей, потому что кино - это работа не одного человека.

Татьяна Ткачук: А президент фестиваля напоследок еще раз процитировал Михаила Ромма. Какое качество характера является определяющим в режиссерской профессии?

Сергей Соловьев: Он говорил одно: физическое здоровье.

Татьяна Ткачук: Неделя, проведенная режиссерами, актерами, кинокритиками и гостями фестиваля на чистом и морозном воздухе Ханты-Мансийска физического здоровья прибавила всем точно. А российскому режиссеру Петру Буслову - еще и главный приз фестиваля за картину "Бумер".

Мумин Шакиров: На волнах Радио Свобода вы слышали репортаж из Ханты-Мансийска Татьяны Ткачук. В нашем эфире исполнялась музыка композитора Сергея Баневича.

XS
SM
MD
LG