Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как страстный интерес власти и могущества отражается в фотографиях Хельмута Ньютона


Программу ведет Андрей Шароградский: Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Андрей Шароградский: В московском Доме фотографии открылась ретроспектива одного из самых знаменитых фотографов второй половины 20-го века Хельмута Ньютона. По собственному признанию фотохудожника, его всегда интересовали власть и могущество – политическое, финансовое, сексуальное.

Елена Фанайлова: Хельмут Ньютон – немецкий еврей, начинал учиться фотографии в Берлине 30-х годов, эмигрировал в Австралию во времена нацистов, занимался репортажной фотографией, водил грузовик, 25 лет работал для французского, американского, итальянского и немецкого изданий журнала "Вог". Превратил съемки для глянцевых журналов в настоящую провокацию и определил стиль модной фотографии на полвека вперед. Его знаменитая фотография "Они идут" – марширующие на зрителя обнаженные манекенщицы, скорее солдаты, чем служанки моды, и скорее угроза для зрителя, чем удовольствие.

Хельмут Ньютон: Тип моделей, которые я выбираю для своих фотографий, будь то одетые или обнаженные женщины, это сильные и властные натуры. Я не люблю никакой сентиментальности, должна быть холодность и дистанция между моделью и наблюдателем, который является фотографом. Мне говорили, что мои серии ню вызывают что-то близкое к ужасу, а это как раз тот эффект, который мне нравится.

Елена Фанайлова: 83-летний Хельмут Ньютон в Москве, привез свою ретроспективу, подаренную им Ассоциации берлинских музеев.

Хельмут Ньютон: Задолго до женских тел, когда я был мальчиком, я интересовался корпусами и линиями автомобилей. Если учесть мой возраст, понятно, что тела автомобилей опять интересуют меня больше женских, но я отдаю себе отчет, что люди связывают мое творчество с обнаженным женским телом. Однако я хотел бы заметить, что большинство моих работ принадлежит миру моды, то есть подразумевает все-таки одетых девушек. Вторая часть моего творчества – портреты, зачастую портреты немолодых мужчин, актеров и политиков.

Елена Фанайлова: Хельмут Ньютон не раз говорил, что его интересует только власть в трех ее проявлениях – политическая, финансовая и сексуальная.

Хельмут Ньютон: Есть могущественные политики, портреты которых я хотел бы сделать, в том числе и военные. Это могут быть русские, англичане, американцы, неважно, все они любопытны. Я люблю снимать тех, кто мне нравится, особенных людей, но также людей с отрицательной славой. Например, есть политики, которых я терпеть не могу, но во время съемок я крайне любезен с ними. Портретная фотография - занятие особого рода. Фотограф как бы совращает свой объект, манипулирует им, во всяком случае я так делаю. Есть честные фотографы, как, например, моя жена Джун, они обходятся без этого, а я - нечестный.

Елена Фанайлова: Хельмут Ньютон снимал Сальвадора Дали и Дэвида Боуи, Ника Джаггера и Софи Лорен. Ньютон рассказывает об одной из своих любимых съемок.

Хельмут Ньютон: Я всегда хотел снять Маргарет Тэтчер. В определенной степени я был ее поклонником, всегда смотрел ее по телевизору. Каждый раз, когда Мэги появлялась на экране в теленовостях, Джун кричала: "Хельмут, иди скорее, твою девушку с обложки показывают". Я посылал официальные запросы на съемки Тэтчер, мне ни разу не дали согласия, и только когда она ушла с поста премьер-министра, я смог общаться с ней в Калифорнии, где она читала лекции. Это было ужасно волнительно, я чувствовал себя как школьник. Ну, это историю я описал в автобиографии.

Елена Фанайлова: Хельмут Ньютон снимал Лени Рифеншталь, автора фильма "Триумф воли", одну из создательниц фашистской эстетики.

Хельмут Ньютон: Я хорошо знаком с Лени Рифеншталь, часто снимал ее. Она, разумеется, знает, что я еврей, а я знаю, что она была членом фашистской партии, хотя никогда в этом не признается. Последний раз я снимал ее два года назад. Приехал к ней домой, она посадила меня, взяла крепко за руку, вытащила газету, где было написано: "Хельмут Ньютон сказал, что Рифеншталь старая нацистка", и сказала: "Поклянись, что ты никогда так не поступишь, тогда я разрешу тебе меня фотографировать". Ну, в этот момент я мог ей обещать, что угодно, даже жениться ради съемок. Вот такой я "достойный" и "честный" человек.

Елена Фанайлова: Ньютон утверждает, что смеется над конвейером желаний в массовой культуре. С насмешкой реагирует он и на сравнение его деятельности в мире моды с идеологизированной эстетикой Рифеншталь.

Хельмут Ньютон: Я настоящий дитя капитализма, человек, который прожил всю жизнь в потребительском обществе. Мои успехи случились не благодаря музейным или правительственным грантам, мои заработки – это коммерция. Я продавал работы "Фольксвагену", "Ив-Сен Лоран", да всей модной индустрии. Да вот хоть это фото, которое вы видите, это делалось для фармакологической компании, средство от мигрени. Наверное, есть разница между работой для этих людей и работой для Гитлера.

Елена Фанайлова: Ретроспектива великого Хельмута Ньютона до середины мая в московском Доме фотографии.

XS
SM
MD
LG