Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открытие юбилейного 10-го фестиваля "Золотая маска"


Программу ведет Андрей Шарый. Над темой работала театральный обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.

Андрей Шарый: Новым балетом Театра Бориса Эйфмана на сцене Большого театра в Москве открылся 10-й юбилейный фестиваль "Золотая маска". Конкурсная программа фестиваля начнется, по обыкновению, 27 марта. До того столица увидит лучшие российские постановки прошлых лет. За тремя спектаклями Бориса Эйфмана ( "Кто есть кто", "Красная Жизель" и "Русский Гамлет") последует шекспировская трилогия Эймунтаса Некрошюса, то есть "Гамлет", "Макбет" и "Отелло". И это программа только на февраль. Рассказывает театральный обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева:

Марина Тимашева: "Золотую Маску" поздравлял с юбилеем и ею же хвастал председатель Союза театральных деятелей, народный артист России Александр Калягин:

Александр Калягин: 10 лет "Маске" - для меня это очень дорогой юбилей. "Маска" - для меня это детище, как ребенок, который тяжело дается и счастлив, что этот ребенок уже ходит, говорит, и даже видно, что он очень и очень талантлив.

Марина Тимашева: О Борисе Эйфмане, создателе и лидере Петербургского Государственного академического театра балета, лучшем, по оценке ведущих балетных обозревателей США, хореографе современности, Калягин говорил в самых превосходных эпитетах: обожаемый, любимый и так далее. Новый спектакль Эйфмана называется "Кто есть кто", он поставлен на музыку американских композиторов и Сергея Рахманинова. Передаю слово самому балетмейстеру:

Борис Эйфман: Это спектакль поставили в прошлом году, и премьера была в Америке, и этот спектакль задумывался совсем другим, как такой трагический спектакль, но после 11 сентября как-то хотелось все как-то резко поменять. Поэтому после 11 сентября мне бы хотелось привезти в Америку спектакль, который внес бы в зал какую-то позитивную энергию, светлое мироощущение, и, с другой стороны спектакль, который бы связал танцевальные культуры России и Америки. Поэтому я сделал спектакль, это мой оригинальный сюжет о судьбе двух артистов из Мариинского театра, история о двух эмигрантах, артистах Мариинского театра, которые приезжают в 20-е годы в Америку в поисках счастья, реализации своих возможностей, но в это время кризис, и начинаются проблемы адаптации в новых условиях. Мне очень помог фильм " В джазе только девушки". Вот на стыке двух сюжетов родился этот спектакль. Кроме истории двух наших танцовщиков - история самого танца ХХ века. Здесь в этом спектакле вот две судьбы, знаете, в Америке очень обострено чувство удачника и неудачника, это прямо ярлык. Я это не люблю, но это так. Все неудачники - они прямо с ярлыком. Все удачники - у них прямо на лице этот ярлык тоже. Поэтому там очень обострено все это. У нас как раз сейчас тоже начинается, но не об этом спектакль. Это спектакль вот о чем: когда я ставил "Красную Жизель", я думал о том, что Россия потеряла из-за эмиграции – Россия потеряла интеллект, талант, красоту, она потеряла то, что она должна была сохранить, конечно. Но в этом спектакле я думаю о другом – о том, что мир приобрел с русской эмиграцией. А мир действительно, говоря в данном случае об Америке, приобрел интеллект, талант, культуру, красоту, и так далее. Поэтому сегодня можно говорить о том, что да, мы потеряли, но мы дали миру так много. И, думаю, мир знает это и благодарен нам за это.

Марина Тимашева: По жанру новый балет Эйфмана это эстрадное ревю. Оно напоминает не только фильм "В джазе только девушки" ( здесь два танцора внедряются в женское шоу), но еще фильм "Тутси", мюзиклы "Чикаго" и "Кордебалет", а также телеспектакль "Галатея" и балет Игоря Моисеева "Ночь на Лысой горе". При этом, сама история рассказана внятно. Борис Эйфман защищает так называемый драмбалет от нападок критиков:

Борис Эйфман: Сейчас, в XXI веке, зачем об этом говорить? Почему не удивляется никто тому, что в опере есть какая-то литература, первоисточник, есть сюжет, есть герои? Почему должны всегда должны удивляться тому, что в балетном театре есть история, сюжет, философия, какая-то сверхидея, которая волнует художника, и он ее реализует. Тот же Баланчин, поставил несколько больших спектаклей, как "Дон Кихот", как "Сомнамбула" как "Щелкунчик", как Блудный сын. Это не так мало для художника, который проповедовал чистый танец. Меня волновал принцип драматизации танца. Мне было интересно именно сочинять хореографию на какую-то идею, которая меня волновала. Если бы я был композитором - меня сами ноты не волнуют. Меня волнует и сочетание, и то, что они несут в себе ту эмоцию, которую они несут в себе.

Марина Тимашева: В марте Борис Эйфман будет ставить в "Нью-Йорк Сити бэлли" спектакль "Музагет". Именно так, через букву "з" от слова Муза. Спектакль посвящен Джорджу Баланчину.

Борис Эйфман: То, что мы делаем, так называемый драматический театр, если можно сказать психологический театр балета, зиждется на тех же принципах, какие существуют в балете Баланчина. Не случайно меня пригласили поставить в этом году спектакль в "Нью-Йорк Сити бэлли". Это вызвало недоумение. Это даже вызвало какой-то интерес и недоумение у меня самого. Почему меня? Потому что есть масса сегодня прямых наследников, есть масса людей, которые подражают ему, развивают его принципы, но, поразмыслив, я понял, что нас больше связывает, чем разъединяет. Принципы хореографии те же, есть музыка, которая дает импульс для сочинения хореографии. Импульс, идущий от музыки, и импульс, идущий от эмоций, соединяются, и возникает хореография.

Марина Тимашева: Приглашение на постановку в труппу Баланчина очень почетно, но еще основательнее планы Бориса Эйфмана в его родном городе:

Борис Эйфман: Хочу построить в уникальном месте Петербурга, вы знаете прекрасно панораму, Петропавловская крепость, Эрмитаж, Астральные колонны, и вот сейчас там находится институт прикладной химии, ужасная архитектура, отравленная территория, буквально зона просто, колючей проволокой огражденная. И вот есть решение на этом месте очистить территорию от химии и построить красивые современные здания, как жилые, так и гостиницы, и доминантой этого места должен стать Дворец танца. Я вправе надеяться, что город во главе с Валентиной Ивановной Матвиенко поддержит эту идею. Это инвестиционный проект, не государственный, не бюджетные деньги, поэтому я надеюсь, что все-таки это реализуется гораздо быстрее, чем все остальное, что делают в нашем городе. План грандиозный. Должен быть учебно-театральный комплекс. Я хотел бы, чтобы в этом театре функционировали три балетные труппы, как бы представляющие три века русского балета. Первая труппа - Мариуса Петипа, которая должна танцевать только романтический балет XIX века. Вторая труппа - это труппа как бы моя, которая должна развивать созданное уже в ХХ веке, и третья труппа - это такая лаборатория современного полета, экспериментальная труппа, нацеленная только на эксперимент, на новое, это труппа ХХI века. На базе этой труппы будет создана студия молодых хореографов, которые будут работать с этими артистами, экспериментировать, сочинять и, в общем-то, практически приобретать ту профессию, которая называется хореограф.

Марина Тимашева: На вопрос, знает ли он уже, кто станет лидером "Труппы Мариуса Петипа", хореограф ответил:

Борис Эйфман: Нет. Я нашел тех кто даст деньги на закладку первого камня.

Марина Тимашева: Спонсоры - вот краеугольный камень искусства вообще и танца в частности.

XS
SM
MD
LG