Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О паломничестве


Корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Олег Вахрушев беседует с доктором философских наук, профессором кафедры культурологии Уральского государственного университета Александром Медведевым.

Олег Вахрушев: Паломничество - оно существует во всех религиях. Но существуют ли принципиальные различия между паломничеством в этих религиях?

Александр Медведев: Вы правильно заметили, что паломничество - важный элемент всех религий, это необходимая составная часть религиозной жизни. Корни паломничества уходят в глубокую древность. Если отвечать более конкретно на ваш вопрос, то я должен заметить с самого начала следующее: все великие религии, религии, которые имеют вес и большое количество сторонников, все религии говорят об одном и том же, по-разному говорят, разные имена употребляют. В этом плане паломничество, конечно же, имеет разные конкретные формы в той или иной религии. Иногда цели, которые преследуют, если можно так говорить в паломничестве, тоже несколько меняются. Например, если мы будем обращать внимание на паломников, которые движутся по территории Японии, то здесь цель паломничества - получить поддержку божества в достижении каких-то земных целей. Человек идет, чтобы в непосредственном личном общении с Богом выпросить у него помощи для решения своих житейских проблем.

Если мы обратим свои взоры в Индию, то здесь мы увидим стремление пройти всю Индию пешком, чтобы увидеть Бога и быть увиденным Богом, себя показать, людей посмотреть, скажем так, и люди движутся в определенном направлении в святое, сакральное место. Нужно иметь в виду, что для религиозного сознания, для людей верующих есть особые места, святые, сакральные, это места, исполненные Божией благодатью. Это места, где человек может отрешиться от житейской суеты и приобщиться к какой-то высшей абсолютной истине, красоте. И это является главной сутью паломничества.

Если брать христианство и русское православие, то здесь паломничество - это как личное стремление души двинуться навстречу сакральным местам, святым, к важным центрам. На Руси, например, целью многих паломничеств были монастыри, или места, связанные с местным святым.

В исламе выделяют так называемые пять столпов, это некие принципиальные положения, которые исповедуют верующие. И вот одним из этих столпов является хадж - паломничество в Мекку. Это означает, что хадж – обязанность, не мое личное стремление, а обязанность каждого истинно верующего мусульманина. Хадж означает, что каждый мусульманин, если позволяют финансовые возможности и здоровье, должен стремиться совершить хадж. Человек, его совершивший, получает особое звание - хаджи, что определяет его духовный авторитет.

В христианстве вообще и русском православии, в частности, от вас этого не требуется, это движение вашей души, а хадж - это обязанность. И сама форма, ритуал паломничества, они, конечно, отличаются, в зависимости от национальных традиций, характера религии, тех конкретных целей и задач, которые человек ставит перед собой.

Олег Вахрушев: А если говорить о современной истории - согласитесь, на протяжении 70 лет религия искоренялась в сознании советского человека. Но вот сменился государственный строй, и религия, в том числе и паломничество, вновь стали входить в лексикон уже российского человека. И почему-то достаточно активно мы стали говорить о паломничестве?

Александр Медведев: Одно слово меня зацепило – "искоренялась". Сказать, что за время существования Советского Союза, и, стало быть, господства советской идеологии, что религия искоренялась - это неверно. Это миф. Миф, созданный самой советской пропагандой. Во-первых, это касается не всех 70 лет. Второе: посмотрим, была ли сама страна СССР страной массового атеизма. Это вряд ли. Другое дело, что очень многие люди не заявляли о своей вере открыто, не осуществляли религиозные праздники, ритуалы, в церковь не ходили принародно, свечи не ставили, это держалось в тайне, и очень глубоко в душе, поэтому реально советский период не может быть периодом именно массового атеизма в таком конкретном виде. Да, вера была загнана глубоко в душу, но как только внешние оковы пали, тогда это стремление, исходная религиозность, которая, наверное, есть в душе каждого человека, получила право на свободное выражение, и в связи с этим люди очень быстро стряхнули этот массовый атеизм.

Олег Вахрушев: По большому счету, зачем обычному человеку, не греховоднику, нужно паломничество? Ведь Белинский когда-то написал, что молиться везде все равно, и в Иерусалиме ищут Христа только люди, или никогда не носившие его в сердце своем, или потерявшие его.

Александр Медведев: С точки зрения христианского вероучения, человек все равно слаб. Он изначально греховен и поэтому не может сказать: "Я такой чистый". Он живет с осознанием своего несовершенства. И тогда главная задача, которую должен он решать в своей жизни - это взращивание своей души, и в этом плане он должен двигаться к тем местам, где это есть. Это одна сторона дела. Другая сторона, если говорить о русском паломничестве – мне представляется, здесь есть историко-культурные основания. Россия большая, и здесь ощущение безграничности - оно само вызывает некое стремление к движению. Вот это движение в пространстве географическом и в духовном пространстве составляет неотъемлемую сторону русского духа. Обратите внимание, у нас же все в движении. Знаменитый памятник Петру Фальконе - это конь, который куда-то мчится. Главная метафора Гоголя "Русь-Тройка". Поэтому это некое стремление души как таковой, и паломничество отвечает этому. Поэтому я даже думаю, что есть не только религиозное, у нас в России есть светское паломничество. Речь идет о том что, на самом деле, сама, видимо, история наша способствовала тому, что у нас появились особые, святые, священные для уже светской культуры места, связанные с деятелями искусства, поэзии, Дома усадьбы и мы, конечно же, туда тоже двигаемся. В некотором смысле движение на Красную площадь, к Мавзолею - это некоторое соединение светского и религиозного. Если бы этого не было в глубине русской души, самого стремления к такого рода деяниям, то, видимо, никакого шествия бы к Мавзолею не случилось. То есть, здесь есть такие традиционные культурные основания самого факта хождения в музей. Что же касается паломнического туризма, то, конечно же, всякий туризм есть туризм, здесь вы правы, это как бы обычный туризм. С другой стороны, паломнический туризм преследует несколько иные цели. Здесь все-таки нельзя не учитывать уже духовные, сакральные цели. Поэтому человек, который берется за организацию такого туристического маршрута, он внимательно изучает самые священные, сакральные места, должен понимать значимость и ценность, найти какие-то аргументы, чтобы привлечь внимание. Все-таки здесь стоят цели просветительства, духовные. И, думаю, что для уральского региона развивать паломнический туризм тоже надо, потому что у нас есть свои местные святые.

XS
SM
MD
LG