Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. Карен Шахназаров снимает фильм по роману Бориса Савинкова


Из фильма: Выйдешь отсюда – убью!

В последний раз говорю, молчать!

Стреляйте...

Мумин Шакиров: Россия начала ХХ века. Сообщество "Боевая организация" совершает ряд террористических актов в разных городах России. Жертвы кровавых акций - царские сановники, губернаторы, жандармы, крайние реакционеры и высокопоставленные военные. Главная цель террористов – убийство Великого князя Сергея Александровича. Покушение готовят члены "Боевой организации" во главе с руководителем по имени Жорж.

Картину о русском терроризме в эпоху революционных потрясений в России снимает кинорежиссер Карен Шахназаров. В основу сценария, написанного Александром Бородянским, лег роман знаменитого эсера Бориса Савинкова "Конь бледный".

Борис Савинков - малоизученная фигура русской истории начала ХХ века, чем и интересен был этот персонаж для автора фильма "Всадник по имени смерть" Карена Шахназарова.

Карен Шахназаров: Достаточно сказать, что у Керенского он был правой рукой, я сам об этом не знал. Он был во временном правительстве чуть ли не главным человеком, он собственно поход Корнилова организовывал на Петербург. Он был с Муссолини... - в какой-то степени можно считать, он был одним из вдохновителей национал-социализма, вообще-то говоря, Муссолини очень высоко его ценил, встречался с ним, был под сильным влиянием его людей. Ну, я, во всяком случае, многое для себя открыл.

Мумин Шакиров: О великом и ужасном Борисе Савинкове историки писали немало. Оценки диаметрально противоположные: шпион, революционер, контрреволюционер, литератор, дипломат, террорист, политик. Уинстон Черчилль в своих воспоминаниях поместил его в сборник "Великие современники", Анатолий Луначарский назвал Савинкова "артистом авантюры". Правда, Карен Шахназаров снимает свой политический детектив не о Борисе Савинкове, а о герое его книги "Конь бледный", чья судьба во многом схожа с биографией автора.

Карен Шахназаров: Мне показался вообще сам тип, сам герой, который вытекает, видимо, из его какого-то характера, он очень интересный. Это такой продукт эпохи Ницше. Тип человека-индивидуалиста, у которого нет уже ни Бога, ни черта, как говорится, который, как мне кажется, потом, в ХХ веке, и стал основной движущей силой истории.

Мумин Шакиров: Параллелей и сравнений с современным терроризмом не избежать. И Карен Шахназаров готов дискутировать на эту тему.

Карен Шахназаров: В целом я думаю, что очень много общего. Я думаю, конечно, интеллектуальный уровень был выше террористов той эпохи. В них еще был, конечно, очень сильный элемент романтизма. Плюс к этому какого-то и благородства, если можно так говорить, в том смысле, что все-таки они свои теракты ориентировали на людей, которых они считали ответственными. Конечно, гибли и мирные, ни в чем не повинные люди, но все-таки они не ориентировались на взрывы больниц... Более того, у них были приговоры. Строго говоря, убивали какого-нибудь там губернатора за подавление крестьянских волнений, то есть, нынешний терроризм - он гораздо более беспринципен и жесток.

Хотя, можно меня опровергнуть другим образом - что в то время практически не существовало служб охраны, была совсем другая технология. Столыпина убили - ну, просто, зашел в ложу, и застрелил. То есть, системы охраны, на самом деле, в то время не было, даже не очень понимали. То есть, были шпики, полиция, но не было ни раций, ни техники этой, ни компьютерной, никакой. Сегодня, с другой стороны, конечно, и террорист оснащен совсем по-другому, и плюс общество гораздо более уязвимо для террора, общество все более глобализируется технологически. Ну, в то время нельзя было угнать самолет и угробить три тысячи человек, врезавшись в небоскреб, потому что в то время не было ни самолетов, ни небоскребов, а сейчас это возможно. Глобальным становится и террор.

Нам свойственно вообще думать, что вроде террор - это только сейчас. Но, понимаете, когда Брут убил Цезаря, это тоже террор. Строго говоря, война - это тоже террор. Сегодня действительно он приобрел особую как бы актуальность, потому что это стало таким повсеместным, мощным движением, и самое главное - я-то убежден, что, к сожалению, это будет все сильнее и сильнее. И XXI век будет веком террора. Потому что собственно никакой другой альтернативы, получается, сегодня нет этому. Войны вести невозможно. Слишком мощные задействованы уже силы, чтобы вести войну. А вот террор – он начинает заменять собственно войну. Мы сталкиваемся с тем, что нам и нашим детям придется, наверное, к сожалению серьезно столкнуться с этой проблемой, и, наверное, вот комплексы эти вот меня подвинули в эту сторону.

Почему я делаю эту картину - когда мне задают такие вопросы, я, честно говоря, теряюсь. Объяснять слишком сложно, а вообще, чтобы работать, мне очень важно внутренне чувствовать, что я не могу жить, если я этого не сделаю.

Мумин Шакиров: В картине "Всадник по имени смерть" снимается много малоизвестных артистов, за исключением ныне популярного Андрея Панина из знаменитого сериала "Бригада", который играет главного героя, террориста Жоржа и пожалуй, еще одно лицо хорошо знакомо российским зрителям - это актер МХАТа имени Чехова Станислав Любшин. Директор киноконцерна "Мосфильм" и кинорежиссер Карен Шахназаров задействовал в своем проекте всю мощь самой крупной студии страны, на ее территории возведена декорация старой Москвы, в легендарном Первом павильоне воссоздан знаменитый сад Тиволи, в фильме задействованы артисты Большого театра и профессиональные музыканты, массовка из трехсот человек.

На фильм Карена Шахназарова затрачены миллионы долларов, картина снимается с небывалым для российского кино размахом, предполагается, что в ней будет место и зрелищу и искусству.

Кино всегда привлекало неординарных личностей. Съемочная площадка - это творческий коллектив, где люди разных профессий делают одно общее дело - реализуют на кинопленке замыслы режиссера. Не секрет, что до сих пор российское кино держится в основном на энтузиазме. Больших денег фильмы не приносят ни продюсерам, ни авторам фильма, не говоря о рядовых декораторах, бутафорах, и рабочих, которые сидят на скромной зарплате. Успех картины во многом зависит от людей, фанатично преданных своему делу. О том, какие интересные персонажи появляются на съемочной площадке рассказывает питерский кинорежиссер Сергей Овчаров:

Сергей Овчаров: Появился какой-то рабочий у нас на площадке, по имени Иван, высоченный, красивый парень, такой мускулистый, настоящий самец, все женщины просто так поглядывали на него, трепетали рядом с ним. Неизвестно, откуда он взялся. Он был простым рабочим, и вдруг стал активно расти у нас на фильме, дорос до администратора, потому что он бегал, все делал, не отлынивал, как многие рабочие это делают, а он просто бросался на амбразуру. Придумывал какие-то технологические ходы, упрощал, экономил деньги, возвращал все до копейки. Иногда ему давали деньги на что-то, говорил, "сделаю это без денег, договорюсь". Он договаривался бесплатно. Например, мы снимали ночью возле Морского Николы, там горели какие-то лампочки. Когда я попросил их выключить, мне администрация сказала, что надо писать в Ленэнерго, еще куда-то, бороться. Он взял камень и хотел разбить их. Я говорю - "что ты делаешь?! Нельзя". Тогда он привел двух миллионеров, и милиционеры камнями разбили эти лампочки. Он сказал: Вот так вас устраивает"... То есть, человек был фантастически одаренный, хотя простой человек...

Он сказал, что он с Украины, и так далее. Потом он вдруг увидел, что у нас были такие баллончики с искусственным снегом, и они кончались. Он жутко по этому поводу переживал, что на парики, на одежду, на стекла нельзя было брызгать, сказал: "Я вам достану". Уехал в Киев и пропал. Причем денег он не взял. Сказал: "Я и так вам, без денег, достану". Мы с ним ругались, что нельзя так, надо все официально... Вдруг приходит следователь и говорит: "А знаете ли вы, что это рецидивист, убежавший с зоны, и так далее, очень опасный преступник". Мы были в шоке, потому что этот человек так увлекся кино, что мы все души в нем просто не чаяли, он, наконец-то, нашел какую-то почву под ногами в своей жизни, и он обо всем забыл, о своем прошлом этом криминальном, и так далее. Мы, оказывается, находились рядом с очень опасным человеком, но никому это в голову не приходило, потому что он новую жизнь обрел у нас на глазах. Все в нем души не чаяли, очень любили... Оказывается, он приехал в Киев в этот же день, договорился за какие-то бутылки водки, что ему с завода вынесли с черного хода эти баллончики, несколько ящиков, и он, чтобы быстрее приехать на съемку, нам сделать лучше, поехал не в поезде, а в самолете. Просветили рентгеном, увидели эти баллончики, стали выяснять, выяснилось, что у него поддельный паспорт, и так далее... Он попался на своем увлечении кино. Естественно, на всю жизнь уже сел за старые прегрешения, и за то, что убежал...

Я видел, как человек стал другим, и он мог уже быть другим, потому что его просто кино так захватило, у человека другая судьба началась. Сколько мы ни писали писем, не объясняли... Конечно, никто нас слушать не хотел, хотя следователь все понимал, и говорил, что, "да, было бы хорошо, если бы он с вами остался, но я ничего не могу поделать, он сам попался".

Мумин Шакиров: Великие иллюзии. Невероятные и правдивые истории из жизни кинематографистов. Уроки актерского мастерства предлагает популярный артист Евгений Весник:

Евгений Весник: С "Мосфильмом"самое дорогое для меня - когда я снимался в "Отелло" у Юткевича. Значит, Бондарчук - Отелло, Попов Андрей – Яго, а я играл Родриго, я был молоденьким. Итак, вот на съемочной площадке меня по сценарию и по пьесе Шекспира прокалывает шпагой Яго, и у Шекспира текст: "Проклятый пес, Яго... Умирает". Я, ничего не говоря Юткевичу, уже я сообразил, я только Попову сказал, а он говорит – "Мне то что, я тебя проткну, а дальше делай, что хочешь"... И я делаю так: он меня проткнул шпагой в грудь, я там лежу в картине и говорю: "Проклятый пес". - Не запятая, а точка. Потом тянусь, тянусь вперед и вижу, что это сделал Яго, и говорю: "Яго!" И Юткевич крикнул: "Бутылку шампанского, срочно". А он был такой дядечка прижимистый, и мне подарил Юткевич бутылку шампанского. Это было целое дело на "Мосфильме": "Да не может быть, чтобы Юткевич подарил"... Это умнейший человек, образованнейший. Это я считаю свой гордостью, между прочим, изменить знак препинания у Шекспира.

Мумин Шакиров: На волнах Радио Свобода прозвучали правдивые истории артиста Евгения Весника. В нашем эфире исполнялась музыка композитора Сергея Баневича.

XS
SM
MD
LG