Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги Берлинского кинофестиваля


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие кинокритик Андрей Плахов и журналист Остап Кармоди.

Дмитрий Волчек: В субботу закончилось "Берлинале". Итоги Берлинского кинофестиваля подводит наш специальный корреспондент, кинокритик Андрей Плахов.

Андрей Плахов: Когда жюри под председательством американской актрисы Френсис Макдорманд объявляло свое решение, в зале стояла напряженная, несколько оппозиционная тишина. Только сообщение о главном призе вызвало восторг: впервые за многие годы на "Берлинале" победил немецкий фильм. Даже прошлогодний "Гуд бай, Ленин", собравший в прокате более 60 миллионов долларов, не был удостоен "Золотого медведя", зато его обладателем стал в этом году Фатих Акин, турок по крови, уроженец Гамбурга, за фильм "Лбом об стену". Эта полная страсти трагикомедия из жизни турецких эмигрантов победила другие фильмы на аналогичные темы, хотя Акин - сравнительно новое имя в мировом кино, а его конкурентами были такие монстры социальной режиссуры, как знаменитый британец Кен Лоуч. Но его картину "Горячий поцелуй" о трудной любви шотландки и пакистанца официальное жюри вообще проигнорировало, и Лоучу пришлось утешаться религиозным экуменическим призом. А другую "священную корову" европейского кино - грека Тео Ангелопулоса с его эпическим полотном трилогия "Плачущий лук" - вообще оставили без призов.

Конечно, это не совсем справедливо. Однако жюри, видимо, исходило из того, что новое поколение зрителей уже не воспринимает пафосные формы классической режиссуры и предпочитает более динамичные, парадоксальные, диковатые истории, при этом вполне жизненные. Даже среди американских фильмов оказались награждены не мастерски разыгранный вестерн и не блестяще стилизованный футуристический триллер, а жутковато-реальный монстр. Причем приз за лучшую женскую роль с Шарлиз Терон разделила Каталина Сандино Морено, юная актриса из колумбийского фильма "Грациозная Мария". Двойной успех снискала аргентинская лента "Потерянные объятия". Актер Даниэль Хендлер признан лучшим исполнителем среди мужчин, а сам фильм награжден вторым по значению гран-при жюри "Серебряный медведь".

По сути, все картины-призеры посвящены жизни так называемых маленьких людей, которые пытаются выкарабкаться из-под жесткого пресса реальности и бегут либо в криминальный мир, либо в пристанище мечты и фантазии. Среди награжденных особняком стоят две картины: "Самаритянка" и "Первая любовь". "Самаритянка" - не лучший фильм корейского радикала Ким Кидука - впервые принес ему фестивальное признание, до сих пор все жюри упорно игнорировали выдающегося режиссера. А "Первая любовь" итальянца Маттео Гаронне оказалась отмечена за музыку Бандо Осириса, замечательную, как и все остальные художественные компоненты этой эстетской картины. Странно, что среди призеров не оказалось Ричарда Линклейтера, чей фильм "Перед закатом" был фаворитом публики и директора фестиваля Дитера Кослика, который сказал, что готов смотреть его каждый вечер.

Вообще, на фестивале царил большой разброд в мнениях и оценках. Многие сочли программу разочаровывающей, а, по словам одного из экспертов, было много фильмов, которые нельзя признать ни плохими, ни хорошими. Общий итог "Берлинале", в той версии, как ее сформулировало жюри, заключается в том, что магия старых имен - Ангелопулос, Лоуч, уже не работает в современной ситуации, даже если они делают достойные фильмы. На смену классикам приходят молодые люди с другим сознанием и другим пониманием природы кино, более прагматичным и в то же время менее эгоцентричным.

Дмитрий Волчек: Я попросил рассказать о самых интересных фильмах Берлинского кинофестиваля журналиста Остапа Кармоди, и начали мы разговор с конкурсной программы, которую Остап считает весьма невзрачной.

Остап Кармоди: Единственный фильм, который заслуживает пристального внимания - это "Перед закатом". Наверное, лучшая романтическая история, лучшая романтическая мелодрама за последние десять лет. Ее нельзя назвать традиционной в полном смысле этого слова, потому что это диалог в реальном времени, полтора часа герои разговаривают, и камера ни на минуту их не оставляет. Но при этом тоже каким-то прорывом, очевидно, назвать нельзя.

Дмитрий Волчек: Как очень часто бывает на кинофестивалях, фильмы конкурсной программы уступают картинам, показанным в разделах "Панорама" и "Форум"?

Остап Кармоди: Картина "Yes Man" - про группу людей, которая выдавала себя за бизнесменов. Они зарегистрировали сайт в "Гарт.орг", их начали приглашать на всякие международные бизнес-конференции. Они туда ездили, устраивали всякие шоу, наподобие "Монти-Пайтона". При этом бизнесмены, присутствовавшие на этих пресс-конференциях, воспринимали этих людей на полном серьезе, что бы они ни говорили. Получается, что если у тебя есть статус некоторый, то ты можешь нести любую чушь, тебя примут, тебе будут хлопать, тебя будут внимательно слушать и даже конспектировать.

"Контрол Рум" ("Пульт управления") - американский фильм про телекомпанию "Аль-Джазира", про освещение масс-медиа войны в Ираке. Вырисовывается совсем другая картина войны, чем та, которую показывают "BBC" и "CNN". Получается, что ни та, ни другая картина не является объективной, а просто две стороны одной медали, две стороны правды, в зависимости от того, западный человек или араб о них рассказывает. Действительно, очень сильное впечатление.

Дмитрий Волчек: О своем фильме "Пульт управления" рассказывает режиссер Джехане Нуджаим.

Джехане Нуджаим: Я думаю, что какой репортаж ты ни делаешь, твоя личность всегда оказывает на него влияние. В "Аль-Джазире" работают люди, которые очень эмоционально воспринимают происходящие. Например, переводчик был из Ирака, и вот он в прямом эфире переводит, как Буш говорит, что освобождает иракцев, а через 10 минут после этого ему приходится звонить домой, чтобы убедиться, что с семьей ничего не случилось. Мне кажется, что журналисты "Аль-Джазиры" стараются подавать новости объективно, хотя они сами понимают, что не могут воспринимать войну неэмоционально. Они пытаются показывать все точки зрения. Они показывают американских официальных лиц, они первый арабский канал, который дает слово израильтянам. У них есть корпункты по всему миру, кроме арабских стран, в которых "Аль-Джазира" запрещена - Судана, Саудовской Аравии, Сирии, Алжира. В Египте и Иордании телекомпанию сначала запретили, потом разрешили снова. Но и в тех странах, где "Аль-Джазира" запрещена, люди ее смотрят. Многие бедные семьи складываются и сообща покупают спутниковую антенну специально, чтобы принимать "Аль-Джазиру". Они получили возможность смотреть новости так, как это делают люди на Западе. Они видят разные точки зрения, они обсуждают темы, которые раньше были табу. Когда люди видят, что эти вещи обсуждают по телевизору, это первый шаг к тому, чтобы самому начать задумываться над увиденным. Так что я не думаю, что журналисты "Аль-Джазиры" или любой иной телекомпании подают новости объективно, но если в новостях показываются разные точки зрения - это первый шаг к свободе слова и демократии.

Дмитрий Волчек: В Берлине состоялась мировая премьера картины "12 стульев". Немецкий режиссер-авангардист Ульрике Оттингер снимала экранизацию романа Ильфа и Петрова в Одессе.

Остап Кармоди: Фильм удивил. Потому что привычно, что Оттингер снимает очень необычные фильмы по части декораций, по части грима и по части костюмов, и сюжеты обычно авангардистские, сюрреалистические. "12 стульев" - это фильм, который буквально следует книге. Чуть-чуть переписаны, возможно, диалоги, но любой из русских фильмов по "12 стульям" гораздо сильнее отклоняется от оригинала.

Дмитрий Волчек: Вот что говорит о своей картине режиссер Ульрике Оттингер.

Ульрике Оттингер: Три года назад, потому что меня очень интересовало то, что происходит в Восточной и Юго-Восточной Европе, я сделала документальный фильм об этом регионе. Я решила путешествовать по нему не на самолете, а на автомобиле, чтобы увидеть все эти старые улицы и дороги, которые соединяли старую Европу перед Второй Мировой, объехать старые европейские города и своими глазами увидеть, что в них сейчас происходит. Если ты едешь на автомобиле, едешь медленно и говоришь по дороге с людьми, то начинаешь немного узнавать страну.

Итак, я делала этот документальный фильм, и я обычно очень тщательно работаю над своими фильмами, в том числе читаю очень много литературы из тех регионов, о которых снимаю. Когда я вернулась, начала монтировать картину, я обнаружила у себя на столе книгу "12 стульев". И я была так поражена этой книгой и ее актуальностью. У этой книги есть своя драматургия - драматургия станций, герои все время перемещаются. Я очень люблю такую драматургию, но дело не только в этом. Некоторые места этой книги, да и вся она в целом многое рассказывает и о наших ежедневных проблемах, и о проблемах человеческого существования в целом. Там много есть о взаимоотношениях прошлого и настоящего, об изменениях, происходящих в жизни. С одной стороны, в книге есть Воробьянинов из дореволюционных времен, с другой, Остап, использующий в своих интересах возможности нового времени. Я нахожу эту пару идеальными протагонистами для путешествия через мир прошлого и настоящего.

Дмитрий Волчек: Среди российских фильмов, представленных на Берлинале Остап Кармоди выделяет картину Дмитрия Троицкого "Я люблю тебя".

Остап Кармоди: "Я люблю тебя" - это совершенно запредельный и чудовищный, замечательный "трэш". В этом фильме абсолютно все чудовищно. Чудовищны диалоги, чудовищно играют актеры, которым как будто бы стыдно произносить эти диалоги, они постоянно смотрят куда-то в пол и говорят голосом, как будто сами хотят сами себе рот заткнуть. Не то, что очень плохо, а как-то плоско и картонно снято все, то есть какие-то яркие пятна, абсолютно двухмерный фон. Чудовищный сюжет: встречаются парень с девушкой, они гуляют. Парень менеджер, девушка диктор. Они держатся за руки, они занимаются любовью, у них очень красивая мебель, очень красивое белье, они прекрасно живут. Но тут метеором в жизнь их врывается калмыцкий мальчик, который работает в зоопарке. Мальчик абсолютно дикий, он не видел цивилизации, он не видел Москвы, не видел никогда банкоматов, он пытается оттуда деньги достать. И этой своей дикостью он покоряет героя. Герой забывает про девушку, и забывает о том, что он гетеросексуален и бросается в объятия этого калмыка. После чего начинает выясняться, что гомосексуалистами являются все: является большой толстый негр, который шеф этого героя в рекламной фирме, является милиционер, который его штрафует, в конце концов, являются депутаты, которые тоже присутствуют в фильме.

XS
SM
MD
LG