Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возрождение традиции рождественских театров-вертепов


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвует театральный обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.

Владимир Бабурин: Вечер 13 января - это тот вечер, когда россияне, пожалуй, в последний раз садятся у новогодней елки и встречают Старый Новый год. А время от Рождества западного до Старого Нового года - это время беспрерывного праздника. Причем совершенно страшная смесь и раннехристианских традиций, и православных, и византийских, и откровенно языческих. Традиционно в эти дни проходят фестивали театров-вертепов. Рядом со мной в студии Марина Тимашева. Марина, насколько я понимаю, этот фестиваль следует все-таки традиции христианской, без всякого язычества?

Марина Тимашева: Это следование традиции христианской. Появляются эти самые вертепы у нас из католических стран, движутся к нам через Польшу, Западную Украину и Белоруссию, далее в Россию приходят, судя по тому, что знают ученые, в конце XVIII –начале XIX века. Хотя, конечно, там в этих вертепных театриках есть еще иногда вторая часть, которая связана не с темой рождения Младенца Христа, а это просто народное, площадное по сути зрелище, совершенно никак не привязанное к первой, условно говоря, канонической части, в общем, конечно, можно говорить о том, что кукла сама по себе, кукла - главный участник, главное действующее лицо вертепа, она, конечно, возникает задолго до всякого христианства, начиная с тотемического культа...

Владимир Бабурин: А теперь послушаем записи, которые Марина Тимашева сделала на фестивале театров-вертепов:

Из спектакля:

Какой восторг... Надежда наша совершилась. Спас рода человеческого родился. Пришел на Землю вожделенный свет. Христос, Спаситель родился, в вертепе на свет появился, а над вертепом звезда сияет, "Христос родился", - всем возвещает.


Марина Тимашева: Это начало спектакля московского театра "Три лика", участника фестиваля. Как правило, театры-вертепы состоят из одного-двух актеров. Они разыгрывают традиционное действо, то есть историю рождения Христа и избиения младенцев царем Иродом:

Из спектакля:



Ну, что нового слышно о моей державе?

Ничего не слышно, Ваше Величество.

Как это ничего?

Новый царь народился, и я, опасающийся, чтобы он не завладел моим царством, повелеваю всех новорожденных младенцев мужеского полу избить. Иди в Вифлеем и избей всех младенцев от двух лет и ниже.

Слушаюсь, пойду и изобью.

Ирод славу добывает, всех младенцев убивает...



Марина Тимашева: Вертеп - это то место, где родился Христос. Рассказывает профессор, доктор наук Анна Некрылова:

Анна Некрылова: Вертеп, по-древнерусски, по-старославянски - это пещера, то есть место, где родился Иисус Христос. Белорусский театр называется "батлейка", это Вифлеем, переделанный Бетлеем, по-польски - "шопка", от немецкого "Schuppen" - "хлев", то есть, это уже традиция. Для большей части России вертеп, в общем, не традиционен. Он пришел к нам достаточно поздно. И сегодняшний такой бум вертепный – хорошее дело, но это не совсем исконно. У нас в XIX веке и, видимо, в конце XVIII хорошо знали вертеп в прилегающих к Белоруссии и Украине западных губерниях - Смоленской, Новгородской, Псковской. Он пришел из католической Польши, попал на Украину и в Белоруссию, там приобрел собственные формы, и уже оттуда попал к нам. Очень любопытно, что вертеп был известен, скажем, в Петербурге уже в начале XIX века. Некий Иван Колосов на протяжении едва ли не 20 лет печатал в "Санкт-Петербургских ведомостях" объявления о том, что он у Синего моста показывает вертепные представления с рождественской драмой, приглашает господ с детьми это посетить.

Еще любопытно, что вертеп в России был известен, тоже с конца XVIII века, в Сибири - это Иркутск, Тюмень, Тобольск, Ялуторовск, эти места. Попал он туда с Украины, поскольку одного из митрополитов Киево-Могилянской академии туда в почетную ссылку отправили. И там он пустил такие корни и приобрел размеры совершенно сибирские. Уже если делать, так делать, чтобы все было по-настоящему. Говорят, что вертепы были огромные, и их возили на санях и на телегах. Воспоминания сибирские одни из самых ярких. Вот у Авдеевой Екатерины, у Плевова, у Щукина есть воспоминания о тех сибирских вертепах, это потрясающе совершенно, как зимой они посещали дома, и дети ожидали их с огромным удовольствием, в замороженном стекле протаивали дырочку, чтобы посмотреть идут или не идут, будут или не будут. Когда начинался еще спор пустить или не пустить, и за какую цену, и сколько там кукол, начиналась торговля, и дети совершенно замирали...

Марина Тимашева: С Украины пришла не только традиция вертепов как таковых, но и сам фестиваль. Там в 1991-м году началась история, затеянная заведующей отделом детских театров СТД РФ Ольгой Глазуновой:

Ольга Глазунова: В 1991-м году я оказалась на Западной Украине в городе Луцке. Это маленький, очень уютный городок, где рядом соседствуют и католические храмы, и православные, в основном, католические и православные. И в этом городе есть театр кукол. Там украинцы, которые принадлежат к православному христианству. С легкой руки Хенрика Юрковского, это очень известный теоретик театра кукол, из его содружества с этим театром вдруг родилась такая идея: проводить в городе Луцке во время православного Рождества фестиваль рождественских мистерий. Мне посчастливилось попасть на этот фестиваль. Атмосфера была совершенно удивительная. Это специально не придумаешь. Это рождественская сказка была: невероятно снежный день, все деревья стоят в снегу, ходят, колядуют, то, чего у нас никогда не бывает, мы не видим, а там - мы приехали в гостиницу, и нас встретили колядками, мы ехали в поезде, а это уже был тот момент, когда только что распался СССР, тем не менее Ельцин был у всех еще на слуху, и проводницы ходили колядовали тоже, и ходили в масках Ельцина.

Марина Тимашева: Кукольный театр-вертеп выглядит необычно. Это большая деревянная коробка, как правило, разделенная на две или три части.

Анна Некрылова: Такое развитие средневековой мистериальной сцены, где есть наш мир посередке, есть мир "горний" - верхний - ангелов, небеса, и есть мир подземный. Вертеп напоминал избу, и вообще просто церковный иконостас. Неслучайно навершие вертепа напоминало храм. Навершия были гладкие, их было три, иногда даже пять, или одно во всяком случае, и одновременно это просто строение человечества, не случайно по-русски слово мироздание - это вот то же самое здание.

Марина Тимашева: Чтобы было понятнее, сцены с ангелами происходят на верхнем ярусе, бытовые сценки - на среднем, внизу пляшут черти, там ад. История всегда заканчивается тем, что за Иродом приходит смерть, и черти утаскивают добычу в преисподнюю. Своего рода хэппи-энд.

Из спектакля: Ходила, бродила малость не змерзла. Я здесь, монархиня всего света, господыня, на всяком месте пребываю, всех к себе призываю, цари и князи - все под властью моей, всех я вырежу косой своей! Полно Ирод, полно Ирод тебе царствовать в свете, пора тебе давно сидеть в адской клети...

Марина Тимашева: Зачастую первая, религиозная часть действия, дополняется второй - светской, а вернее, народной. Она не имеет ни малейшей связи с тем, что происходило вначале, если не считать тех же самых артистов. К концу представления актер может, естественно, через куклу, начать клянчить деньги у публики, или какие-то конфетки, или пряники. Спектакли театров-вертепов очень коротенькие, добрые, уютные. И сегодня, как считает Анна Некрылова, они могут не только развивать эстетический вкус, не только сохранять традиции, но еще и хранить семью:

Анна Некрылова: За вертеп берутся ведь не только профессионалы. И по большей части даже это как бы уходит в семью, в дружеские компании, где это делают, потому что испокон веку вертеп - это ведь действо сугубо индивидуальное семейное, и что особенно дорого – при нынешней жизни, когда дети с родителями очень в разных живут пространствах, в разных культурных сферах, вообще элементарно редко встречаются друг с другом, а уж тем более не говорят, не беседуют, это дает гениальную возможность сегодня с детьми вместе нечто делать, общаться, говорить с ними на одном языке. Это очень сближает. Это делает важнейшее дело, без всяких нравоучений, слов, дидактики, педагогики и прочих вещей.

XS
SM
MD
LG