Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парадоксы кинопремии "Золотой Орел"


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвует театральный обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.

Владимир Бабурин: В четверг были объявлены номинанты российской кинопремии "Золотой Орел". На церемонии побывала наш театральный обозреватель Марина Тимашева, она сейчас со мной в студии. Марина, прежде чем вы будете рассказывать о том, как эта церемония происходила, я прошу ответить на такой вопрос: в прошлом году устроители двух главных российских кинопремий - "Ника" и "Золотой Орел" - долго мерили, у кого крылья длиннее, у кого крылья шире. Оказалось, что самые большие крылья все-таки у "Кукушки" – фильма, который забрал в прошлом году и большинство "Ник", и большинство "Орлов". Прошел год. Премия "Золотой Орел" это, по-прежнему, во-первых кинопремия, или что-то другое?

Марина Тимашева: Формально это аж целая Киноакадемия, которая должна что-то еще делать, помимо вручения наград, но на сегодняшний день мы никаких результатов кроме вручения наград не имеем, поэтому будем считать, что это именно кинопремия, к тому же она дублирует все остальные. И я начинаю рассказывать о том, что же сегодня происходило и какова логика отбора фильмов для премии "Золотой Орел". В конкурсе могут участвовать российские фильмы, получившие прокатные удостоверения в период с 15 августа 2002-го года по 1 октября 2003-го года. Сначала составляется список таких фильмов. Потом некий экспертный совет на неизвестном основании его просеивает . Уже на этом этапе начинаются большие сомнения, начиная с того, что имена экспертов неизвестны, и только сегодня выяснилось, что в этом году у совета вообще не было председателя. Говорит редактор газеты "Экран и сцена" Елена Уварова:

Елена Уварова: Существует список фильмов, выпущенных за отчетный период, предположим. Эти все фильмы на равных должны участвовать в обсуждении. Что такое экспертный совет, почему не все члены Союза кинематографистов на первом этапе получают анкеты? Наверное, не потому, что почта плохо работает. Я вообще не понимаю, почему происходит отбор фильмов. Они сняты, каждая снятая картина имеет право быть рассмотрена и оценена.

Марина Тимашева: Далее членам Союза кинематографистов рассылают списки фильмов, из которых они должны выбрать 7 названий в основной номинации и 10 во второстепенных. Доподлинно известно, что вовсе не все члены СК получили списки для голосования, а еще важнее то, что ни один здравомыслящий человек не поверит, что все члены союза видели все списочные фильмы. То есть выберут они из тех, что видели. Очень многим людям такая процедура не представляется разумной, однако слышны и другие голоса. Говорит президент Гильдии киноведов и кинокритиков России Виктор Матизен:

Виктор Матизен: Ну, как бы сам принцип голосования я, в общем, скорее склонен поддержать. Должна же премия "Золотой Орел", коль она существует, чем-то отличаться от премии "Ника". Несмотря на то, что проконтролировать, кто что смотрит, невозможно. Большие вопросы вызывают номинации "Анимация" и "Документальное кино". Потому что крайне трудно быть уверенным в том, что члены Академии имели возможность смотреть и смотрели что-либо из этого.

Марина Тимашева: Дальше члены президиума Академии добавляют в полученные списки те названия, которые лично им больше нравятся. На четвертом этапе голосуют уже академики. На пятом этапе они собираются вновь, тогда-то и становится ясно, кто будет награжден 31 января. Понять во всей этой процедуре ничего невозможно, а президент Академии Владимир Наумов внятно ничего объяснить не может. Ну, например, никто не может сказать, на каком этапе исчез из списков фильм "Бумер", а также объяснить, почему исчез. Попытку предпринимает член президиума Кирилл Разлогов:

Кирилл Разлогов: Если бы я начал спрашивать, сколько парадоксов, на мой взгляд, содержится в такого рода списках, что не совпадает с моей точкой зрения как критика... Дело в том, что новизна записана в правилах. Мы должны понимать, каков средний возраст членов Союза кинематографистов. Мы должны себе отдавать четкий отчет, какой средний возраст членов Академии. И как бы мы ни хотели, чтобы эта новизна поощрялась и продвигалась, та новизна, которая поощряется и продвигается нами, не всегда та, которая поощряется и продвигается лицами 16-ти лет. Как бы мы ни пытались подделаться под мнение 16-летних, у нас это, естественно, не получается. То, что людям кажется перспективным, за то они и голосуют.

Марина Тимашева: Если поверить логике Разлогова, то уже совсем непонятно будет, как проник в список в номинации "Игровой телевизионный сериал" "Бригада" - ровно то же самое, что и "Бумер", если говорить о содержании картин. Наверное, логику следует поискать в стороне - ведь Первый и Второй телеканалы являются соучредителями премии, надо их уважить, вот и все. Хотя и это не объясняет, почему одни фильмы идут по разряду "телефильм", а другие - " телесериал". Из списков пропал фильм Алексея Германа-младшего, и Владимир Наумов говорит, что съемочная группа сама не захотела принять участие в конкурсе этого года. А новый фильм Сергея Соловьева будто бы еще не готов. Зато в двух номинациях участвует фильм "Кино про кино", который все кинокритики видели аж в июне 2002-го года на "Кинотавре", то есть, он был сделан раньше и не должен фигурировать в списке этого года. Прелестно и то, что даже в рубрике "Операторская работа" не представлен фильм Александра Сокурова "Отец и сын". Невероятно, но факт.

Ну, ладно, перейдем к самим номинантам. Лидирует фильм "Бедный, бедный Павел" - 8 упоминаний, включая основные. За ним - в 7 номинациях - "Магнитные бури", по 5 номинаций - у "Возвращения" и телевизионного фильма "Идиот", 4 - у картины "Прогулка". Всего в списки вошло 20 фильмов. Никаких неожиданностей, как заметил Кирилл Разлогов, ни одного нового фильма с июньского Международного московского кинофестиваля:

Кирилл Разлогов: Я обнаружил, что ни одного повода для удивления нет. Все, как должно было быть, так и оказалось. Никаких сюрпризов, внезапных раскладов. Я надеюсь, что они будут при голосовании за главный приз. Здесь же представлены равномерно все те заметные картины, которые у нас были в течение года.

Марина Тимашева: Самое комичное состоит в том, что Академия задумывалась как солидная научно-исследовательская структура. Но помещения у Академии нет, денег на работу нет, а, стало быть, и работы нет. То есть отдельные ученые или практики самостоятельно пишут книги, а когда у Академии появятся деньги, то выйдет, что издание книг и есть результат ее бурной деятельности.

Еще понятно, что в кино снимают дубли, но зачем нужна структура, дублирующая и "Кинотавр", и "Нику", и "ТЭФИ" - уму непостижимо. Разве что "Золотой Орел" зачем-то нужен Никите Михалкову: то ли для того, чтобы получить под него помещение, то ли для выделения отдельной строки в бюджете государства, то ли для того, чтобы через студию "Три-Т" Министерство культуры проводило деньги на организацию торжественной церемонии, то ли просто потому, что хочется насолить Юлию Гусману с его "Никой", по крайней мере, так эту ситуацию воспринимают многие.

XS
SM
MD
LG